Украинцы массово едут в Белоруссию платно прививаться «Спутником V»

В Белоруссию массово едут граждане Украины прививаться от коронавируса.

Они объясняют это тем, что кампания по вакцинации от COVID-19 на Украине оказалась провальной.



По данным белорусского телеканала ОНТ, за две недели в РБ с целью вакцинного туризма побывали более полутысячи иностранных граждан. Около 200 из них получили первый укол.

В Белоруссии прививают, причем платно, российской вакциной «Спутник V». Услугой уже воспользовались жители не только Украины, но также Литвы, Латвии, Эстонии и России.

Возможность вакцинироваться на территории страны гражданам 73 стран появилась в середине июля благодаря указу Александра Лукашенко. Президент определил порядок въезда для вакцинных туристов на срок до пяти суток.

Интервал между первой и второй прививкой у иностранцев может составлять от 21 до 90 дней. После окончания иммунизации белорусские медики выдают сертификат.

«Прививочный» безвиз будет действовать до конца следующего года.

Что касается самих белорусов, то помимо «Спутника V» они могут вакцинироваться препаратом «Синофарм», закупленным Минском у Китая. Первую дозу получили уже более миллиона граждан соседней страны. Из них более 920 тысяч прошли полный курс вакцинации.

https://t.me/rusvesnasu/10464


Источник: https://rusvesna.su/news/1627819406

Симонов: мифы о российском газе и нефти, американский блеф и украинское энергетическое ноу-хау

Россия - страна бензоколонка? Чья экономика больше зависима от газа и нефти: США или Россия? На какие хитрости и сумасбродные ноу-хау идёт Киев, чтобы выжить без российского газа?

На эти и ряд других вопросов ответил эксперт в сфере энергетики, генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов.

Других украинцев у меня для вас нет!

«Ответ» заместителя главного редактора украинского издания «Страна.ua» Светланы Крюковой на программную статью Владимира Путина вызвал беспрецедентно бурную реакцию среди пророссийской украинской общественности и активно вовлеченных в украинскую тематику россиян.



«Все грехи» вспомнили не только ей, но и её шефу Игорю Гужве, несмотря на его попытки отмежеваться от позиции своего зама, дескать, это её личное мнение, а у них в издании в этом свобода. Потоком шли призывы больше не читать «Страну», поставить её «в игнор» и, естественно, подозрения в заангажированности, заказном характере материала и т. п.

Появились и версии, что статьей Крюковой дан старт новому аффилированному с Банковой политическому проекту, призванному оттянуть часть антимайданного, антинационалистического электората. В общем, глубочайшее разочарование!

Сразу скажу, для меня личные мотивы Светланы Крюковой ― дело десятое. Куда логичней другой вопрос к её ярым критикам, призывающим ныне к полному остракизму «Страны»: а чего вы ждали? Что издание и его сотрудники в едином порыве поддержат тезисы лидера «страны-агрессора»? И сколько бы оно после этого просуществовало?

Между тем я считал и считаю «Страну.ua» наиболее сильным и объективным на сегодня украинским изданием, стоящим строго на антимайданных позициях и в силу этого вынужденному с немалыми усилиями бороться за свое существование. И это, да, включает и осторожность, и в определенных случаях компромиссы с властью, а также уловки и маневры, призванные отвести регулярные обвинения.

Для самых бескомпромиссных хочу напомнить, что и газета «Правда», основанная в мае 1912 года, выходила совершенно легально и в ней, конечно же, не было призывов «Долой самодержавие», а редакции приходилось выдерживать тяжелую борьбу с цензурой, порой избегая тем, которые муссировались буржуазными газетами, например, отношений Распутина с царской семьей, делая акцент на социальных вопросах, правах трудящихся.

Тем не менее газету неоднократно закрывали, но вскоре она выходила вновь под другим названием. В общем, «сочетание легальных и нелегальных методов работы» с целью максимального охвата аудитории, которого отнюдь не чурался (и правильно делал с практической точки зрения) Владимир Ленин.

Впрочем, не хочу, чтобы моя последняя фраза воспринималась как донос в СБУ, дескать, они «агенты Кремля» (там и без меня таких доброхотов хватает). Главное, «они существуют», причем в достаточно значительном количестве, ― люди, которые в той или иной степени разделяют высказанную Крюковой позицию.

Да, они против «бандеровщины» в самом широком понимании, но за независимую Украину, в которой бы соблюдались права человека, особенно гуманитарные, в вопросах языка, образования, у которой были бы нормальные, добрососедские и даже дружественные отношения с Россией, а не по принципу «сожгу свой дом, чтобы у соседа сарай задымился».

«Элитарии» того или иного уровня, конечно же, хотят «пануваты у своий сторонци» без контроля и руководящих указаний из Москвы, а самые широкие массы попросту уже привыкли за 30 лет воспринимать Украину как «свою страну». Конечно, тут и пропаганда постаралась, но напомню, что в предыдущем материале я отмечал, что советская власть 70 лет учила бывших малороссов воспринимать себя украинцами. А это в нужный момент и принятие независимого украинского государства значительно облегчило.

А ведь есть и совершенно объективные вещи: твоя жизнь зависит от того, кого изберут президентом Украины, а не России, любимый футбольный клуб играет в чемпионате не России, а Украины и его игроки под её флагом выступают в сборной и т. д. и т. п. И это не говоря о том, что примерно половина взрослых жителей Украины СССР, единое государство, в сознательном возрасте попросту не застала.

Аполитичность простого обывателя хорошо известна, но и у погруженных в той или иной степени в политику бывают самые разные, часто кажущиеся извне странными системы взглядов и убеждений: для кого-то, тоскующего по СССР, он как давно усопшая жена, с которой современную Россию он никак не ассоциирует, а ныне «живет» он с Украиной; многие действительно оказались не согласны, мягко говоря, с действиями России в 2014 году, а немало и таких, кто разочаровался в России из-за её, на их взгляд, недостаточно решительной позиции тогда же.

Ростислав Ищенко справедливо отметил, что «русская партия ни разу не проходила в украинский парламент (левые проходили, русские ― нет). Юго-Восток всегда предпочитал голосовать за «умеренных евроинтеграторов». Но что значит предпочитал? Он и голосовал за ту же Партию регионов, поскольку воспринимал её как пророссийскую за отсутствием по-настоящему таковых.

В современном мире сильные партии сами собой не возникают ― нужны мощные финансовые и информационные ресурсы. Откуда им было взяться у такой гипотетической партии (малоуспешные маргинальные проекты мы в расчет не берем)? Да и статья 110 (призывы к потере суверенитета Украины) не в 2014 году появилась и отнюдь не была мертвой.

Такую партию создать было возможно только при поддержке самой России, включая и привлечение на свою сторону определенной части элит. Но этого не было от слова «совсем». Вероятно, российское руководство не хотело таким образом отталкивать «здравомыслящую» часть местных элит, но вполне вероятно и наличие прямых договоренностей о том, что Россия не будет поддерживать унионистов, сторонников воссоздания единого государства на Украине, как и в других постсоветских государствах.

Бессмысленно уже дискутировать о том, насколько правильной была такая политика. Нужно строить нынешнюю, исходя из сложившихся реалий. Уважаемый Ростислав Ищенко считает, что «несмотря на все издержки (в том числе и для России), несмотря на огромное количество проблем (от гуманитарных до политических), связанных с таким вариантом, Украине надо дать пройти путь самостийности до конца. Ей не так много осталось. Народ вымирает и разбегается, поскольку жить в этой стране уже невозможно, а дальше будет только хуже. На каком-то этапе станет ясно даже местным оптимистам, что проект независимой Украины приказал долго жить и что для собственного спасения надо срочно искать покровителя.


Для большей части населения будет более естественно вспомнить о своей русскости, чем учить польский язык. И вот если они сами заявят, что они русские (а не “другой народ”), можно будет подумать о порядке, этапах и механизмах денацификации, деукраинизации и постепенной интеграции…


Любой иной вариант помощи и поддержки лишь затянет агонию (в худшем случае на десятилетия) и испортит жизнь ещё нескольким поколениям людей, которым не повезло родиться на данной территории. В данном случае гуманнее всего не оттягивать искусственно ужасный конец, чтобы ужас не продолжался без конца».

Но нет ли в таком подходе определенного сектантства, вплоть до эмигрантского снобизма по отношению к тем, кто по тем или иным причинам остался? Мол, Россия должна умыть руки. Но насколько оправданы надежды на то, что достаточно «лежать под пальмой» и ждать, пока созревший банан сам упадет, что прозреют?

Увы, примеров такого прозревания в истории я не припоминаю. Холодильнику крайне тяжело победить телевизор без помощи другого телевизора. А главное, где гарантия, что даже при победе холодильника они вспомнят о своей русскости, а не найдут очередной другой путь спасения. Ужас же действительно может продолжаться без конца, причем не только для обитателей Украины, но и для России, учитывая сложности, которые ей создает столь проблемное соседство.

«Альтернатива» уже писала: «Нынешние войны ― “гибридные”, в них основная битва идет за души и сердца людей, пропаганда становится главным оружием, отодвигая пушки и ракеты на второй план. Но в любой войне победа достигается захватом территории противника, а значит, в современных условиях ― ПРИВЛЕЧЕНИЕМ ЛЮДЕЙ НА СВОЮ СТОРОНУ: ТЕХ, КТО ПОКА НЕЙТРАЛЕН, И ТЕХ, КТО НЫНЕ ЯВЛЯЕТСЯ ТВОИМ ПРОТИВНИКОМ.


На ведение агитационных войн сейчас выделяются огромные средства, что их ведут и планируют все более изощренными методами мощные и весьма квалифицированные структуры».

Реакция на статью Крюковой только лишний раз подтвердила сказанное тогда: «Увы, многие из нас занимают позицию, которую я бы сравнил с дезертирством или по крайней мере с желанием найти “непыльное” место в тылу. Мол, не хочу с ними даже общаться, чтобы не портить настроение, со своей страницы в соцсети обязательно их нужно вычистить и даже потребовать от френдов-единомышленников делать то же самое…


Будем самокритичны, мы в основном варимся в собственном соку, объясняя это тем, что, дескать, “разговаривать с ними бесполезно”. Но, перефразируя известно кого, скажу: “Других сограждан у меня для вас нет”».

Поэтому тем, кто хочет, чтобы Россия вернулась на Украину, включая и саму российскую власть, которой совершенно не нужен «ужас без конца» в 600 км от Москвы, нужно разговаривать, убеждать, искать союзников и даже попутчиков, привлекать людей, а не отталкивать, в общем, вести нормальную политическую работу.

Такая работа должна иметь системный характер, подразумевать различные этапы, так сказать, «от экономических требований к политическим» (что-то потянуло меня на наследие вождя российской революции, но ведь в талантах «политика-практика» ему не откажешь).

И конечно, нельзя забывать, что есть ностальгический романтизм, а есть реальная политика, которая всегда искусство возможного и далеко не всегда получается вернуться в давно «утекшую» воду.

В одном из рассказов Артура Конан Дойла (читатели меня простят за то, что я не стал перелопачивать все наследие британского классика в поисках точной ссылки и цитаты) Холмс в разговоре с клиентом-американцем высказывает надежду, если не уверенность, что вызванный ошибками «одного короля и одного политика» раскол англосаксонской нации (т. е. независимость США) будет преодолен. Т. е. и спустя сто с лишним лет в Британии многие считали случившееся поправимым историческим недоразумением и сохраняли надежды на воссоединение и очевидно, что сам Конан Дойл их разделял, будучи при этом этническим ирландцем и католиком.

Но жизнь и история пошли своим путем: да, впоследствии между США и Великобританией оформился прочный геостратегический союз, основанный не только на общих интересах, но и, конечно, на языковой, культурной, экономической близости, но это разные государства, так же как и прочие бывшие «белые» колонии Великобритании (Канада, Австралия, Новая Зеландия), сохраняющие прочные связи и формальное единство с бывшей метрополией.

Не берусь гадать, какой вариант ближне- и дальнеперспективного развития ситуации на украинском направлении для Кремля наиболее желанен, является программой-максимумом. Но безусловно, прорабатываются различные сценарии, и на это, по сути, указывает и статья Владимира Путина.

Четко указана красная линия: вечно терпеть анти-Россию у своих границ РФ не будет, и так или иначе проблема в обозримой перспективе будет решена. Но именно что варианты могут быть разные, с учетом того, что в Кремле понимают произошедшие за последние сто лет ментальные изменения на Украине.

Президент России недвусмысленно дает понять украинским элитам (по крайней мере наиболее здравомыслящей их части) и западным лидерам, что на нынешнем этапе Москву вполне удовлетворит трансформация Украины в нейтральное и как минимум добрососедское по отношению к России государство. А дальше, конечно, РФ будет работать над усилением своего влияния на Украине максимально широким восстановлением разрушенных связей и развитием новых.

Насколько адресаты этого послания его воспримут и, если это произойдет, насколько успешными окажутся попытки «дебандеризации» современной Украины, к чему они могут привести в реальности ― это большая отдельная тема.

Очевидно другое, по какому бы сценарию ни стали развиваться последующие события, без сложной и деликатной работы с самими украинцами не обойтись. И сектантский подход ничего, кроме вреда, принести не может.

Дмитрий Славский

Михаил Хазин & Стив Дудник. Ответы на вопросы.

00:00 Может ли Италия войти в валютную зону Россию
03:38 Инструмент сохранения собственности
08:58 Семьи хозяева мировой игры
13:59 Зачем британцы устраивают провокации по всему миру
16:38 Мировой инфляционный коллапс
18:20 Кому отойдёт Канада и Австралия
20:52 Пандемическое соглашение
23:26 Будущее ООН
25:41 На кого работает ЮНЕСКО
28:54 Есть ли угроза для евреев
30:00 Климатическое оружие
32:24 Схема работы BlackRock и Vanguard
34:19 Объявит ли США дефолт
43:54 Почему у малых стран будут проблемы
46:42 Новая власть для Белоруссии
50:30 Почему США не свергают власть на Кубе

Подводная лодка в лесах Украины: Как Донбасс пересадил зеленые легкие югу России

Украина и степь в массовом сознании давно стали синонимами. И ёрническое выражение «подводная лодка в степях Украины» родилось не на пустом месте. Скрип чумацких возов по херсонской степи, по северной Таврии говорит нам о том же. Бескрайняя, выжженная до горизонта равнина - привычная картина тех мест

Точно таким же был до середины прошлого века и Донбасс. А потом все изменилось, хотя меняться начало еще раньше.



Было и прошло — твердит нам время

Ученые говорят, что в древности на большинстве степных просторов нынешней Украины шумели леса. Биологи, лесоводы утверждают, что могучие дубравы окружали Днепр до самого устья, что Таврия, Херсонщина, Одесская область были одеты в леса с разной степенью интенсивности. Донбасс и Придонье были лесостепью с преобладанием леса.

Да что там в древности — еще в XVI–XVII веках Донбасс до самого центра Донецкого кряжа был так или иначе залесён, а уж пойма Донца вся была в зеленом панцире. Нынешнее, давно уж степное, междуречье Дона и Донца стало таким всего за семь-восемь поколений до нас. Да, природные процессы сыграли свою роль, но без вредительского вмешательства Homo sapiens тут не обошлось.

[Spoiler (click to open)]
Человек — враг леса

Выдающийся русский ученый, «дедушка русского лесоводства» Федор Арнольд в своей книге «Русский лес» отмечал, что территория Харьковской губернии (напомним, она до революции 1917 года заканчивалась у стен Краматорска и в Краснолиманском районе современной Донецкой области) еще в начале XIX века была на 95% покрыта лесом, а к концу почти полностью превратилась в степь. Поработали купцы, вырубившие чуть ли не все мало-мальски пригодное на продажу.

Донбасс пострадал раньше. Сначала его лес безжалостно вырубали солевары Тора (Славянска) и Бахмута (Артемовска), и уже к 20-30 годам XVIII столетия харьковские воеводы, отвечавшие за местные сторожи и промыслы, били тревогу — лес исчезал на глазах. Остатки добили в XIX веке горняки — шахта требует прорву крепежного леса в лаву.

Южнее еще хуже — сегодня можно выйти из машины где-нибудь под Геническом или Чкаловском в Херсонской области полюбоваться на частокол трав, а они прямо на ваших глаза будут осыпаться пеплом — в безветрии растения недвижимо сгорают на корню.

Так русский юг пришел к тому положению, о котором Серафимович и Вересаев, посещавшие районы нынешнего Донецка, писали, что окрест — «голая пустыня, ни кустика, ни деревца».

Человек — друг леса

Отбивать наступление степи начали еще в конце XVIII века. Но то были одиночные попытки, а необходима была система. Русское государство, утвердившееся на юге окончательно к началу XIX века, начало предпринимать усилия по спасению земель для введения их в сельскохозяйственный оборот. И то сказать — господа помещики, жалованные императорами землями в Новороссии, ввозили туда своих крепостных целыми селами, а там степь, переходящая местами в пустыню.

Правда, поначалу именно крестьянская колонизация юга добавила масла в огонь. Знаменитые Алешковские пески на Херсонщине, которые некоторые называют крупнейшей пустыней в Европе, — пример пугающе стремительного превращения плодородной степи в мертвую зону, образовавшуюся в основном в результате варварского массового выпаса скота местными крестьянами на некогда бескрайних лугах с перелесками.

Надо сказать, что основание лесного дела, начало охраны земель от превращения в пустыню, заложили два видных сановника Российской империи. Первым был министр финансов при императоре Николае I — немец по происхождению Егор Канкрин. В молодости в фатерлянде кроме юридических он изучал и лесные науки. Став главным ответственным за финансы в огромной империи, Канкрин обращал особенное внимание на казенные леса, но, как писал современник, «не имея возможности управиться со всей их необъятной массой, принужден был распределить эти леса, смотря по частному их назначению, между разными ведомствами».

Он первым в России обратил внимание на важность возобновляемых лесных массивов для горной промышленности. И даже написал «Инструкцию об управлении лесной частью на горных заводах хребта Уральского, по правилам лесной науки и доброго хозяйства», в которой развивал идеи, изложенные им же в более ранних работах.



Вторым, абсолютно практическим деятелем был глава морского ведомства, впоследствии главнокомандующий русскими войсками в несчастную для России Крымскую кампанию, князь Александр Меншиков, потомок сподвижника Петра Великого. Возглавив министерство, более всего он заботился об укреплении Черноморского флота. Следствием этой заботы и стала работа по насаждению лесов, в основном дубовых и сосновых на юге, поближе к Севастополю и Николаеву с Херсоном — главным корабельным верфям.

Подвиг Граффа из Донбасса

На этом фоне и началась героическая повесть о борьбе со степью знаменитого русского лесничего, первого профессора Лесной академии Виктора Граффа. Повесть эта — сама его жизнь.

В 1843 году он основал в голой степи, вблизи греческого села переселенцев из Крыма, лесотехническую станцию, превратившуюся в один из самых знаменитых лесов Донбасса и всего лесного дела в России — Великоанадольский.

Графф бился два десятка лет над выведением засухоустойчивых пород обычных деревьев. Тысячи экспериментов с разными деревьями и методами их посадки, способами вспашки земли привели к результату — в некогда мертвом месте дикой степи сегодня шумит 3,5 тысячи гектаров леса. Великоанадольское лесничество — первое и уникальное в своем роде на юге. Кроме того, Графф побеспокоился и о кадрах, которые вот уже более 150 лет выращивает основанное им училище, ныне колледж.

Индустрия — враг леса

Графф умер на самом рубеже новой эпохи — первой индустриализации России, которой было наплевать на почвы, а лес она видела только в качестве строительного материала в горном, металлургическом и железнодорожном бизнесе. Дело великого лесничего имело все шансы умереть, но нашлись достойные его продолжатели. Такие, как знаменитый на весь мир русский почвовед Василий Докучаев, в признание заслуг которого в Донбассе его именем назван город. Николай Дахнов, посвятивший Великоанадольскому лесу много лет и усилий, доказал, что лучшим лесозащитным материалом в степи служит дуб.

Но еще чуть позже стало понятно, что на песчаных почвах, таких гиблых, как, например, те же Алешковские пески или пески Красного Лимана в Донбассе, стража лесов лучше сосны не найти.

Ученые дореволюционной России заложили основы лесозащитного дела в южных степях. Но масштабно им заниматься стали уже при советской власти.

Индустрия — друг леса

Кроме защиты почвы остро встал вопрос о лесе для шахт Донбасса. Позже для крепежа стали использовать другие материалы и заводить в шахты специальные комплексы, но вплоть до 50-х годов без огромного количества леса не могла обходится ни одна шахта. Взять того же Алексея Стаханова — он рубал свои тонны угля, а за ним шла бригада крепильщиков, и одному богу известно, сколько на его рекорд ушло леса.

Недаром во время Гражданской войны, овладев Донбассом, Советы первым делом по распоряжению Ленина прислали сюда не только хлеб, но и 70 составов крепежного леса. При советской власти были созданы лесопитомники, первым из которых на юге стал Артёмовский. Целей перед ним поставили много, но две были главными — защита почв и создание лесных массивов промышленного назначения. Именно питомник в Артемовске вместе с такими же предприятиями в Харькове, Змиеве, Изюме, Святогорске, Перевальске стали базой создания зеленых легких Донбасса.

Сегодня мало кто знает, что огромные массивы леса в Донбассе, особенно на севере его рукотворны, и большинство из них появилось после Великой Отечественной. Многие посадки леса (а ведь были и есть еще и лесозащитные посадки) осуществлялись и в целях защиты здоровья людей.

Сосна — друг Донбасса

Почетный железнодорожник СССР Николай Диденко рассказывал автору этих строк, что, когда он приехал на строительство железнодорожного узла на станции Красный Лиман в 1929 году, леса там не было и в помине. Многочисленные болота, редкий кустарник — словом, место совершенно нездоровое. Малярия была привычным делом. В 1935 году ею заболел и знаменитый писатель Андрей Платонов, по командировке «Гудка» посетивший здешние места. Создатель «Епифанских шлюзов», «Такыра», «Сокровенного человека» и «Ювенильного моря» провалялся в приступе лихорадки в домике краснолиманского машиниста несколько дней.


Чтобы остановить наступление песков, в 1932 году начали планомерно сажать сосну.

Бывший директор Краснолиманского лесхоззага Сергей Антоненко рассказывает: «Аскетические потребности этого растения дают возможность использовать его для закрепления и облесения песков. Сосна, выживая на сухих и безводных почвах, способна создавать громадную корневую систему — до 20 метров радиусом и шести метров в глубину. Сосна обыкновенная порой растет там, где не выживают даже сорняки».

В 30-е годы были заложены основы нынешних четырех гигантских лесничеств, входящих в Краснолиманский лесхоззаг. До войны успели посадить более 3000 гектаров сосны. В 1947 году процесс возобновился с новой силой — только силами колхозников, рабочих и школьников (среди которых был и автор этих строк) было посажено 14 тысяч гектаров сосны.

Всего рукотворные лесные массивы северных легких Донбасса располагались к концу советской власти на более чем 35 000 гектаров.

Из Донбасса — по всей России

Донбасские лесозащитные станции, опытные лесничества, питомники создали в России, Украине, в целом в СССР организованную систему лесозащиты и лесоразведения. Методы, изученные в степном Донбассе, успешно были использованы на Дону и в Среднем Поволжье, в Одесской и Херсонской областях, в Оренбуржье и Забайкалье. Несколько лесоводов с К. Капитанцовым во главе, эмигрировав в ходе Гражданской войны из Бахмута в Кенигсберг, поделились донецким опытом с германскими коллегами, укрепляя балтийские дюны.

Но главное — степной Донбасс сегодня разительно отличается от дореволюционного или довоенного. Достаточно приехать в Донецк или в любой другой классический город Донецкого каменноугольного бассейна, чтобы увидеть море зелени, многочисленные парки и скверы там, где не так давно властвовала степь, во что с трудом верится. Да, у Донбасса с его промышленностью были на это средства, но тем не менее ничего подобного на юге России, в Новороссии на Украине, на Дону просто нет.

И немного о грустном

Вряд ли кто-то удивится этим фактам: Украина, обретя свою декоративную независимость, не сделала ничего, чтобы защитить лесное наследство, доставшееся ей от Российской империи и СССР.

Катастрофическая вырубка леса в Карпатах и на Волыни, грозящая экологическими бедствиями, давно стала рутинной новостью в лентах агентств. Но и южным лесным хозяйствам досталось. Так, те же массивы Святогорского, Дробышевского, Краснолиманского и Ямпольского лесничеств Лиманщины, о которых мы рассказывали, едва ли не каждый год переживают сотни пожаров.

Помнится, когда в 1972 году в тех местах случился, как тогда говорили, «великий» пожар на двухстах гектарах леса, из Артемовска, где стояла танковая часть, пригнали с десяток бронированных машин для помощи в расчистке завалов и распашке земли в труднодоступных для тракторов местах. А в 1994 году национальные гвардейцы Украины, которых собирались сократить, подожгли лес, и пожар охватил в той или иной степени 2 тысячи гектаров.

Гарь стояла над Красным Лиманом и окрестными селами несколько недель. Никто не пошевелился. Кроме самоотверженных местных лесников, чуть ли не за свой счет принявшихся восстанавливать зеленый фонд.

Олег Измайлов

Как в Украине коррупцию побеждают

Национальное агентство по предупреждению коррупции завершило полную проверку 294 деклараций депутатов и чиновников. И в этих декларациях было выявлено нарушений более чем на 225 миллионов гривен. Об этом сообщила пресс-служба НАПК.



После проверки деклараций в 64 были выявлены признаки уголовного или административного правонарушения. Например, в 52 декларациях чиновники не отметили имущество на сумму от 100 до 500 прожиточных минимумов, то есть, от 227 тыс. грн. до 1,1 млн грн. Как говорится, мелочь, но приятно. Вот только теперь с этими «мелочами» будет разбираться суд.

«Именно суд может назначить этим должностным лицам наказание в виде штрафа. А в случае, если декларант не занимает высокую должность, НАПК направит соответствующие материалы для составления админпротоколов в Национальную полицию», – говорится в сообщении пресс-службы Национального агентства по предупреждению коррупции.

То есть в случае, если суд или полиция посчитают эти нарушения преступлениями, то авторы деклараций заплатят штраф. С начала года на проверке находятся 936 деклараций. И уже на сегодня НАПК направляет результаты проверки деклараций в суд и прочие компетентные органы. Среди тех, кто нахимичил в своих финансовых отчётах фигурируют судья Верховного Суда Украины Николай Короткевич, народные депутаты Украины Михаил Забродский, Максим Пашковский, Анна Колесник, Ольга Саладуха, заместитель Председателя Харьковской областной государственной администрации Руслан Тихонченко и даже бывший первый заместитель директора Государственного бюро расследований Александр Бабиков.

Впрочем, «бывших» среди «невнимательно» составляющих свои декларации чиновников и депутатов хватает. Например, в этом списке есть бывший заместитель Председателя Государственной службы экспортного контроля Денис Радов, бывший председатель Харьковской областной государственной администрации Алексей Кучер, бывший заместитель председателя Харьковской областной государственной администрации Тарас Пастух, бывший заместитель председателя Запорожской областной государственной администрации Андрей Буйный и многие другие «бывшие», но весьма влиятельные чиновники.

Между тем, на Украине антикоррупционных органов наклонировано немыслимо. Это и Национальное антикоррупционное бюро Украины, и Национальная полиция Украины, и Государственное бюро расследований, не говоря уже про Генеральную прокуратуру Украины. А еще есть Национальное агентство по предупреждению коррупции. Правда, это агентство только предупреждает о том, что коррупция есть. Потому что и так есть кому с коррупцией в Украине бороться.

Вряд ли стоит ожидать громких уголовных дел или каких-то разоблачений после проверки всех деклараций. Максимум, что будет – проштрафившиеся заплатят штраф. А все эти органы, которые борются с коррупцией, расскажут в СМИ про очередную победу над коррупционерами.

Александр Воронцов

«Багдадский экспресс» Лукашенко приносит результаты: Литва погружается в хаос

Как говорится, это война детки, а не избиение «младенца» Лукашенко, на которое вы рассчитывали год назад, начиная качать ситуацию в Беларуси. И теперь бумеранг вернулся к вам.

А населению Литвы могу пожелать терпения, терпения и еще раз – ТЕРПЕНИЯ. Он ему точно понадобиться.

Тотем и табу

У дедушки Фрейда есть работа, называется "Тотем и табу", всякий, кто изучал теорию психоанализа, не мог её не прочесть. В ней он попытался применить психоанализ не к отдельным индивидам, а к человеческим группам, редуцируя психологические механизмы к древней архаике. Он считал, что на коллективном уровне действуют приблизительно такие же механизмы, что и на индивидуальном. При этом Фрейд был большим пессимистом, и видел в человеке весьма примитивное существо, чьё дикарство прикрыто крайне тонким слоем разума и культуры, который в критических ситуациях лопается как мыльный пузырь И в результате этого мы лицезреем диких и бессмысленных обезьян…

Газпром Вседержитель: почему США опоздали со спасением Европы от России

Один из стереотипов, касающихся истории проектов Газпрома в Европе – то, что для нас стало привычно говорить только о тех магистральных газопроводах (МГП), по которым российский газ поступает в страны Евросоюза.

Однако «явление Газпрома в Европу» начиналось вовсе не с наших экспортных МГП и, что совсем уж подзабыто, это «явление» состоялось чуточку раньше, чем на политической карте мира появилась современная Российская Федерация. А забывать об этом не стоит – только в этом случае можно понять, например, поведение нынешнего правительства Германии вообще и Ангелы Меркель в частности.



Рекламный слоган «Газпром – национальное достояние» совершенно правомерно произносить и как «Gazprom ist ein nationaler Schatz eines vereinten Deutschlands», «Газпром –национальное достояние объединенной Германии».

Wintershall и Газпром до 1990 года

Для начала напомню дату: государственный газодобывающий концерн «Газпром» был создан в результате преобразования Министерства газовой промышленности СССР 8 августа 1990 года, и решение об этом принимал Совет Министров СССР (№ 6/9). Это, разумеется, не мешает называть «днем рождения» Газпрома 17 февраля 1993 года – именно тогда Председатель Совета Министров Правительства РФ (такое вот вычурное название тогда носило наше правительство) Виктор Степанович Черномырдин подписал постановление №138 «Об учреждении Российского акционерного общества «Газпром». Просто, если подходить к этим событиям совсем уж точно, то это было не учреждение новой компании, а реорганизация ранее существовавшей.

[Spoiler (click to open)]
Министерство газовой промышленности я тоже вспомнил совершенно не случайно. Именно оно выстраивало отношения с европейскими потребителями газа, подписывало контракты с крупными европейскими компаниями – контракты, которые полностью соответствовали гронингенской модели ДСЭГК, долгосрочного экспортного газового контракта, о которой наш портал уже писал.

К концу 70-х годов прошлого века основным партнером Министерства газовой промышленности стала легендарная западногерманская компания Ruhrgas, «Рургаз». Кроме того, именно «Рургазу» принадлежало не менее 70% внутреннего газового рынка ФРГ: эта компания не только импортировала советский природный газ, но и обеспечивала его хранение в ее собственных подземных хранилищах газа (ПХГ) и поставляла его через собственные распределительные сети конечным потребителям. В общем-то – практически монополия, но тогда это мало кого смущало, поскольку свою главную функцию, гарантирование энергетической безопасности и энергетической обеспеченности, «Рургаз» выполняла совершенно исправно.

На фоне могучего «Рургаза» бледной молью смотрелась небольшая компания Wintershall, с начала 50-х годов специализировавшаяся на добыче нефти и газа из месторождений на территории ФРГ. В 1969 году Wintershall получила предложение, от которого не смогла отказаться: 100% ее акций были куплены концерном BASF, одна из крупнейших в мире химических корпораций. Просто для справки: BASF – это 7 000 видов химической промышленности, которые продаются в 170 странах мира. Почему Wintershall не стала отказываться от этой сделки? Профиль деятельности менять не требовалось, зато BASF гарантировал кратное увеличение финансирования во все проекты и полную реализацию всего, что удавалось добыть в подземных кладовых. Требуются финансы на геологоразведку? Нет проблем. Требуется финансирование на проведение НИОКР (научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ), поскольку нет технологий разработки сложных месторождений? Нет проблем. Ну, и так далее. А еще исчезла проблема с распределительными сетями, чтоб доставлять газ и нефть конечным потребителям – BASF выкупал у Wintershall все 100% добытых ресурсов.

Однако годы шли – BASF рос, а вот углеводородные месторождения на территории Германии просто заканчивались, объемов добычи Wintershall перестало хватать для новых и новых производственных планов материнской компании. Однако, когда в 1989 году BASF попытался договориться о поставках газа с «Рургазом», то неожиданно получил отказ, что и стало началом того, что немецкие журналисты назвали «das Duell der Gazowiks» – перевод вряд ли требуется. В одиночку справиться с «Рургазом» крохотный Wintershall был не в силах, потому начался поиск возможного союзника.

В 1989 году, как известно, Германская Демократическая Республика была оккупирована ее западной соседкой, Федеративной Республикой Германия. Почему именно «оккупирована»? Референдума об объединении Германии не было, органы власти ГДР были распущены, прошли люстрации не только чиновников, но даже преподавателей, условия приватизации государственной собственности ГДР были разработаны так, что в этой приватизации граждане бывшей ГДР просто не смогли принять участия.

Впрочем, оставим политическую терминологию в стороне, сосредоточимся на том, что приватизировать должны были, в числе прочего, и государственную компанию VNG, Verbundnetz Gas. В ГДР именно VNG отвечала за поставки советского природного газа, поэтому логично, что Wintershall попыталась стать участником приватизации. Еще один потенциальный покупатель акций VNG тоже очевиден – разумеется, это был советский Газпром. Обе компании попытались, но все, что им удалось – одновременно увидеть ослепительной красоты птицу Обломинго, лоббистская мощь «Рургаза» никаких вариантов не предусматривала. Однако вскоре после того, как «Рургаз» добился контроля над VNG, руководству могучего газового концерна пришлось искать в библиотеках хроники жизни царя Эпира и Македонии III века до нашей эры, носившего красивое и запоминающееся имя Пирр.

Первые проекты российского Газпрома в Европе

12 октября 1990 года в Берлине было подписано обширное соглашение о сотрудничестве между компаниями Wintershall и «Зарубежгаза», заграничного подразделения Газпрома. Начали компаньоны со строительства сразу двух МГП: STEGAL и MIDAL и, в комплект к ним, ПХГ Rehden, («Реден»).

STEGAL, Sacshen – Thüringen – Erdgas – Leitung, протяженностью 323 км и мощностью 8 млрд кубометров газа в год соединяет Саксонию и Тюрингию, начинаясь на границе с Чехией возле города Ольбернау и проходя до города Рекрод в центральной Германии. Конечно, сейчас найти карту исчезнувшего государства ГДР не так просто, но при желании можно это сделать, чтобы убедиться – STEGAL стал первым МГП, прошедшим через территорию ГДР в Западную Европу.

Занимательный факт – Газпром сделал огромный вклад в энергетическую и экономическую интеграцию двух Германий, в рост энергообеспеченности и энергонезависимости теперь уже объединенной страны. Стальные нити МГП – отличное связующее звено, мы это отлично видим и у себя в России, и руководство Германии прекрасно понимало, что это действительно дорогого стоит. Тем более, что государственного финансирования эти МГП не потребовали – в дело вступил BASF, который намеревался поставить «Рургаз» на место.

MIDAL, Mitte-Deutschland-Anbindungs-Leitung протяженностью 702 км и мощностью 13 млрд кубометров газа в год – это продолжение STEGAL, проходит от города Эмден до города Людвигсхафен на юго-западе Германии. MIDAL – всего лишь аббревиатура, но произношение как бы «намекает» на английское слово «middle», этот газопровод действительно является центральной частью всех МГП, созданных в Германии Wintershall и Газпромом. MIDAL проходит с севера на юг, и на севере заканчивается у ПХГ «Реден» – крайне интересном для газовой отрасли объекте.

Wintershall разрабатывал это газовое месторождение с 1959 года, и те его части, из которых газ был полностью выкачан, постепенно становились новыми и новыми объемами ПХГ «Реден». В 1993 году, когда началась его эксплуатация, активный объем составил 1,5 млрд кубометров, а на сегодняшний день его активный объем доведен до 4,7 млрд кубометров, что делает его крупнейшим из имеющихся на территории ЕС.

STEGAL был сдан в эксплуатацию в 1992 году, MIDAL и Rehden – в 1993 году, и в том же году все три объекта были переданы под управление совместному предприятию Газпрома и Wintershall, получившему название Wingas GmbH. Нам остается просто зафиксировать: в Европу российский Газпром пришел не только как наследник Газпрома советского в качестве поставщика газа, но и как совладелец внутриевропейских магистральных газопроводов и европейских ПХГ.

Конечно, политическая биография бывшей активистки Союза свободной немецкой молодежи (так назывался комсомол в ГДР) Ангелы Меркель длинна и извилиста, но нельзя исключать того, что она не смогла забыть, как много для ее бывшей малой родины сделал Газпром…. И да, с той самой осени 1990-го года появилось еще одно простое правило: говорим «газопровод Wintershall – имеем в виду совместное предприятие Wintershall и Газпрома», говорим «ПХГ Wintershall – подразумеваем совместное предприятие Wintershall и Газпрома», говорим «Wintershall поставляет газ в Германию – имеем в виду, что это делает совместное предприятие Wintershall и Газпрома». Названия у этих компаний разные, но суть от этого не меняется.

«Ямал – Европа» – первая экспортная магистраль российского Газпрома

STEGAL и MIDAL – это, конечно, было уже серьезно, но не достаточно: газ, поступающий через Ольбернау, шел транзитом через газотранспортные системы Украины и Чехии, то есть Wintershall, так или иначе, зависел от того, как складывались отношения Газпрома с компаниями двух этих государств. Мало того, по этому маршруту шел газ, законтрактованный у Газпрома «Рургазом», то есть борьбу с конкурентом BASF законченной считать никак не мог. И уже в 1992 году начались работы по проектированию и согласованию проекта совершенно нового российско-европейского газопровода – «Ямал-Европа», который приходит в Германию через Белоруссию и Польшу.

То, что этот МГП не проходит через Украину, не было свидетельством противостояния России с этой страной, это было возвращением к здравому географическому смыслу: «Ямал – Европа» строили по кратчайшему маршруту, не выписывая на карте «газово-политические петли».

Напомню, что они в советские времена возникли из-за требований основных европейских партнеров министерства газовой промышленности СССР, «Рургаза» и австрийского OMV, не касаться территории ГДР. После 1989 года это требование исчезло, настали новые времена, которые позволяли работать по-новому.

Согласование белорусской части маршрута прошло без осложнений, основанием стало межправительственное соглашение, подписанное в 1993 году. В августе того же 1993 года состоялось подписание межправительственного соглашения между Россией и Польшей, на основании которого была создана компания EuRoPol GAZ SА, которая осуществляла проектирование и строительство «Ямал – Европа» на территории Польши и теперь является его оператором.

Акции EuRoPol GAZ SА были распределены следующим образом: 48% принадлежат Газпрому, 48% – польской государственной компании PGNiG (Polskie Gornictwo Naftowe i Gawnictwo SA) и 4% – подконтрольной PGNiG компании Gas-Trading SA.

После принятия Евросоюзом Третьего энергопакета и его газовой директивы на место PGNiG пришла компания, выполняющая функции оператора ГТС Польши – Gas-System, долевое участие не изменилось. Люди, отвечавшие за создание EuRoPol GAZ SА, были достаточно мудры для того, чтобы в уставе компании зафиксировать – правление компании создается не в соответствии с акциями, а на паритетных началах польской и российской сторонами. Противоречия за долгую историю компании случались неоднократно, но, тем не менее, EuRoPol GAZ SА и сейчас остается едва ли не последним островком былой польско-советской дружбы – компания продолжает уверенно работать.

Остается напомнить, что 90-е годы были трудными не только для России, но и для Польши: из-за сложностей с финансированием первую очередь МГП «Ямал – Европа» удалось ввести в эксплуатацию только в 2006 году.

Да, если кто-то в этом рассказе ищет слова о том, как именно в то время Польша беспокоилась о возможном уменьшении объемов украинского транзита – не волнуйтесь, нет тут таких слов и быть не может. Польша тех лет беспокоилась о собственных интересах, о собственной энергетической безопасности и обеспеченности.

Новые магистрали Газпрома и Wintershall

А вот у Wintershall проблем с финансированием не наблюдалось, поскольку за ее спиной стоял и стоит BASF. Это и позволило Wingas (разумеется – совместному предприятию Wintershall и Газпрома) вести работы сразу по нескольким проектам: строился МГП JAGAL (Jamal-Gas-Anbindungsleitung), WEDAL (Westdeuchland-Anbindungsleitung) и RHG (Rehden-Hamburg-Gasleitung).

JAGAL подхватывает МГП «Ямал-Европа» у польской границы и через 338 км соединяет его со STEGAL, проходит от Франкфурта-на-Одере и польского Мальнове до города Рукесдорф. Мощность JAGAL составляет 23,5 млрд кубометра газа в год – Польша не только зарабатывает на транзитных услугах, но и имеет возможность получать газ для собственных потребностей вне зависимости от отношений России и Украины.

Ввод в эксплуатацию МГП «Ямал-Европа» и его немецких участков обеспечил полную независимость газовых сетей Wintershall от RuhrGas, что для Газпрома означало появление еще одного крупного немецкого потребителя.

WEDAL соединил сети Wingas с бельгийской газораспределительной системой – российский газ стал поступать и в эту страну, увеличивая ее энергетическую безопасность. RHG – аббревиатура говорящая, по этой магистрали газ стал поступать из ПХГ «Реден» в один из крупнейших городов Германии. Das Duell der Gazowiks, над которой в 1989 году подтрунивали немецкие журналисты, продолжала менять ситуацию на газовом рынке не только Германии, но и всего Евросоюза, а Газпром становился все более интегрированной в Европу компанией.

С 2006 года за счет сотрудничества с Wintershall Польша и Бельгия стали странами, куда российский газ поступал по кратчайшему сухопутному маршруту. Начало века было тем временем, когда MIDAL получил еще одно продолжение – ERM (Reihn – Main) в южном направлении до Штутгарта, успешное сотрудничество с бельгийской газотранспортной компанией Fluxys позволило Газпрому приобрести 10% акций в бельгийско-британского морского газопровода Interconnector (позднее эти акции Газпром уступил все тому же Fluxys).

Два мира в одной Европе

На этой схеме красными линиями выделены те газовые магистрали, которые были построены Газпромом и Wintershall до появления проектов обоих Северных потоков, которыми эти две компании управляют совместно уже не первый десяток лет.



Это – газовая реальность Германии и Европы, рассматривая которую очень приятно, да и полезно читать бесконечный стон всевозможных американских сателлитов о том, как было бы прекрасно и замечательно избавиться от газовой зависимости от России. Если у кого-то есть сомнения в том, что все эти заявления не имеют никакой связи с реальностью, можно добавить еще одну схему – схему европейских подземных хранилищ газа, совладельцем которых является Газпром.



«Избавить Европу от Газпрома» – господа, вы это всерьез? Эти две схемы – еще одно доказательство того, что нельзя рассматривать Европу как нечто единое, монолитно-целое. Есть Европа политическая, со всеми ее разногласиями, желаниями подчинять свои интересы заокеанскому сюзерену, с ее сражениями за места в Еврокомиссии и в Европарламенте. Именно эту Европу мы вынуждены день за днем видеть на экранах телевизионных каналов, на страницах многочисленных СМИ.

А есть другая Европа – Европа бизнеса, Европа тех, кто безо всякой агитации и пропаганды понимает, что равноправное, честное сотрудничество с Россией – выгодно. Да, к 1991 году газовые магистрали из СССР в Европу уже были построены, но смена политической системы, смена власти в бывших странах СЭВ (Совета Экономической Безопасности) прошла так, что собственниками отдельных частей бывших советских МГП стали новые государства, которые теперь, как известно, входят в состав ЕС. Казалось бы – все в порядке, налицо полный контроль над импортом российского газа. Но это обстоятельство нисколько не помешало европейским деловым кругам развивать отношения с компаниями новой России. Новые магистральные газопроводы, новые подземные хранилища газа, совладельцами которых является Газпром – это в буквальном смысле слова стальное доказательство того, что царящая в СМИ антироссийская риторика отнюдь не выражает общее мнение Европы о нашей стране.

Но это все уже политические вопросы, а мы зафиксируем факты, имеющие отношение к газовой отрасли Европы и России. Газпром пришел в Европу в качестве строителя новых магистральных газопроводов и подземных хранилищ газа внутри Германии. Проект «Ямал – Европы», первого магистрального газопровода, предназначенного для поставок российского газа в Европу минуя газотранспортную систему Украины, был разработан и реализован по предложению европейских партнеров Газпрома – компаний Германии и Польши. Во время разработки этого проекта и первого периода его реализации Польша не являлась членом ЕС и НАТО, что не мешало взаимовыгодному сотрудничеству ни с Германией, ни с Россией. Залогом успеха всех проектов было использование гронингенской модели ДСЭГК и отсутствие всех ограничений, привнесенных в законодательство государств-членов ЕС в связи с имплементацией Газовой директивы Третьего энергопакета ЕС в их законодательство.

При этом немецкие МГП и «Ямал -Европа» не были единственными российско-европейскими газовыми проектами тех лет, просто нам придется рассказывать об этих проектах в отдельных статьях. В начале нулевых подошло время и для реализации проекта еще одного МГП, инициаторами которого еще в середине 80-х годов прошлого века были компании Финляндии и Швеции. Это проект реализован и действует, его современное название – «Северный поток – 1».

Борис Марцинкевич