?

Log in

No account? Create an account
Киев – Чоп является единственной украинской трассой, которую можно назвать дорогой.

Об этом в эфире телеканала «112 Украина» заявил глава Аграрной партии Виталий Скоцик



«В действительности на сегодня у нас есть одна нормальная дорога в стране, это Киев-Чоп, а всё остальное, что должно называться дорогами, очень сложно квалифицировать по нормальным стандартам», – отметил Скоцик.

«Киев-Козин не хуже, извините, пан Скоцик, но в трассе Киев-Чоп к трассе Киев-Козин или Киев – Конча-Заспа…» – перебил главу Аграрной партии ведущий Пётр Мага.

«Это же не трассы, Петр, это отрезки дороги к чиновникам, а я, собственно, говорю про одну нормальную дорогу, которая есть в нашей стране», – объяснил политик.

«Я постоянно в дороге, мне бы хотелось, чтобы дороги были лучше, и любой экономист прекрасно понимает, что любые реформы можно осуществлять тогда, когда есть инфраструктура, в основе которой лежат дороги. Как обычный гражданин и водитель могу сказать, что дорог в Украине нет, 92 процента дорог таковыми назвать нельзя», – добавил Скоцик.

Владимир Гладков
На украинском ТВ заявили, что удержать Крым в составе Украины могло лишь вооруженное сопротивление и «поезда дружбы» с националистами, приехавшие на полуостров. Об этом в эфире меджлисовского телеканала ATR заявил одиозный боевик, депутат Верховной Рады Игорь Мосийчук.

По его словам, устроить националистические погромы в Крыму в 2014-м году не позволила вялая позиция находящейся в то время в Киеве украинской власти.



«Был шанс не допустить аннексии Крыма упущен тем руководством страны, это факт. Потому что если бы украинцы поехали к своим братьям, братьям-украинцам, братьям крымским татарам, которые живут в Крыму – украинцы из центра Украины, из Надднепрянщины, из Галичины, и остановили поход русского мира, остановили бы. В тот момент можно было остановить гражданским образом.

Я хочу напомнить 1993-й год, когда в Севастополе русский мир расцветал, когда пытались объявить Севастополь русским городом, туда приехал «поезд дружбы», и поубегали все эти активисты русского мира как крысы. Это факт исторический, не байка.

Потому, к сожалению, руководство страны тогда было потеряно, к сожалению, не было политической воли оказывать сопротивление любое. Возможно, нужно было и вооруженное. Не возможно, а надо было оказывать», – заявил Мосийчук.

Радикал также уверен, что и сегодня для «возвращения» полуострова Украина должна действовать военным путем: «Борьба за освобождение Крыма – это не только поддержка крымских татар, но и поддержка украинцев, которые в Крыму оккупированном находятся. В конце-концов, если кто-то думает, что Крым удастся освободить исключительно дипломатическим путем – не верьте, не удастся. Военно-дипломатическим, нужно сказать людям правду… Еще ни одна война не заканчивалась освобождением территории чисто дипломатическим путем».

Максим Карпенко
Народная милиция ЛНР опровергла информацию украинских СМИ о захвате поселка Желобок.

Военкоры подготовили сюжет, записанный на позициях защитников республики. В результате украинских обстрелов поселок остался полностью без мирного населения. Однако военные удерживают рубежи.



«Мы находимся в селе Желобок. Последние несколько дней нас активно обстреливают запрещенными Минскими соглашениями вооружением, со стрелкового, с АГС, с крупнокалиберных пулеметов, минометы 82-е и 120-е. Недавно ВСУ заявили, что продвинулись на нашем направлении. Эта ситуация в корне неверная: они попытались занять серую зону, спуститься с господствующих высот в низину, что только ухудшает их положение. Мы ответного огня не ведем, Минские договорённости не нарушаем и спокойно удерживаем свои позиции. Никакого продвижения на нашем направлении не было. Здесь непосредственно флаг нашего подразделения, вот тут (указывает на табличку, – прим. автора) мы можем четко привязаться к местности. Сейчас вы слышите звуки выстрелов, это работают по нашим позициям», – сказал Оскар Ибрагимов, военнослужащий ЛНР.

По его словам, обстрелы происходят «последние три недели каждый день».

«На наших позициях в районе Желобка и поселка Донецкий представителей ОБСЕ мы не наблюдали», – добавил защитник ЛНР.

Анастасия Самойлова
ДАН. Вступительная кампания началась сегодня в высших учебных заведениях ДНР. Об этом сообщили в пресс-службе министерства образования и науки Республики.

«Сегодня, 25 июня, началась вступительная кампания в организациях высшего профессионального образования Донецкой Народной Республики», — сказано в сообщении пресс-службы.



По данным ведомства, двери для поступающих открыли 18 вузов, 17 из них – государственной формы собственности. С графиками работы приемных комиссий можно ознакомиться на официальных сайтах образовательных учреждений.

«Абитуриенты имеют возможность подать заявления в две образовательные организации ВПО на два направления подготовки (специальности) в каждой из них», — напомнили в Минобрнауки.

Ранее сообщалось, что вузы ДНР проведут вступительную кампанию с 25 июня по 31 июля. В свою очередь прием документов для поступления в учреждения среднего профобразования пройдет с 1 июля по 15 августа.
ДАН. Украинские силовики за минувшие сутки 15 раз нарушили режим прекращения огня, выпустив по прифронтовым районам ДНР 203 единицы различных боеприпасов. Об этом заявил сегодня руководитель представительства Республики в Совместном центре по контролю и координации режима прекращения огня (СЦКК) Руслан Якубов.

«За истекшие сутки общее количество нарушений со стороны ВСУ составило 15 раз. Общее количество примененных ВСУ боеприпасов – 203 единицы», – отметил он.

Якубов уточнил, что в зоне обстрелов со стороны подразделений украинской армии оказались: Докучаевск, окраины Горловки – поселок шахты имени Гагарина, Зайцево, Васильевка, Озеряновка, Гольмовский, а также южные села – Новоласпа, Ленинское, Саханка, Коминтерново. Огонь по данным населенным пунктам велся с применением минометов 82 и 120 мм, гаубиц 122 мм, БМП и БТР, крупнокалиберного и легкого стрелкового оружия.

Напомним, что накануне вечером в результате обстрелов со стороны украинских силовиков был ранен мирный житель села Саханка Новоазовского района на юге ДНР.



ДАН. Мирный житель села Саханка на юге ДНР получил сегодня ранения при обстреле со стороны украинских силовиков. Об этом ДАН сообщил глава районной администрации Анатолий Яновский.

«Сегодня с 13:00 до 15:00 обстреливалась Саханка. По улице Октябрьская был ранен мужчина 1968 года рождения», — сказал Яновский.

Он уточнил, что снаряд попал в дом, пострадавшего засыпало. Его эвакуировали и доставили в больницу с множественными осколочными ранениями головы и рук.

По словам главы райадминистрации, огонь с украинских позиций также привел к повреждениям коммуникаций. Без электроснабжения остались шесть южных сел: Саханка, Ленинское, Коминтерново, Дзержинское, Заиченко, Новая Таврия.

Командование операции Объединенных сил не собирается оставлять Донбасс в покое. Тактика ведения войны со стороны вражеских позиций полностью состоит из провокаций и обвинений в сторону сил сопротивления Донбасса. Накануне стало известно о подготовке очередной подлости украинской стороны.



В частности, представители националистического батальона «Айдар» планируют обстрелять делегацию Министерства иностранных дел Литвы в поселке Нижнее. Как отмечает представитель Народной милиции ЛНР, подполковник Андрей Марочко, вражеские подразделения хотят возложить ответственность за свои преступления на защитников Луганской народной республики.

«В рамках визита делегация планирует посетить населенный пункт Нижнее и провести встречу с командованием батальона «Айдар» 53-й бригады ВСУ. Таким образом командование пытается поддержать свой утраченный положительный образ в глазах своих военнослужащих. Командование батальона планирует во время встречи провести провокационные обстрелы населенного пункта Нижнее с привлечением подконтрольных средств массовой информации и обвинить в этом подразделения Народной милиции ЛНР», - сообщил представитель силового ведомства республики.



Отметим, что вражеские подразделения ведут регулярный обстрел народных республик Донбасса, систематически обвиняя их в нарушении Минских соглашений и режима прекращения огня. Мирные жители ЛДНР неоднократно заявляли, что украинские войска ведут обстрелы по жилым кварталам. В этой связи силовыми ведомствами республик было принято решение открывать ответный огонь на подавление вражеских огневых позиций.

Как сообщили в пресс-центре штаба ООС, за прошедшие сутки один украинский силовик погиб и еще четверо получили ранения. По информации украинской стороны, на Луганском направлении боевые действия продолжались в районе населенного пункта Крымское. На Донецком направлении защитники Донбасса вели ответный огонь по украинским войскам в районах Марьинки, Авдеевки и Камянки.

Ранее стало известно, что командующий ООС, генерал-лейтенант Сергей Наев распорядился создать спецгруппу по координации обстрелов жилых кварталов городов Донбасса. Кроме того, под Горловкой зафиксировано прибытие группы украинских снайперов, которые будут осуществлять преступные приказы командования штаба ООС.

На северном участке линии соприкосновения в Донбассе украинские военные временно отступили, но регулярно осуществляют вылазки. В Авдеевской промзоне, где обстановка накалена больше всего, силы ДНР готовятся дать отпор ВСУ в буквальном смысле из-под земли. А на юге бойцы батальона Захара Прилепина противостоят радикалам из «Правого сектора»*.

В специальном репортаже для RT военный корреспондент Семён Пегов выяснил, как живут те, кто сегодня защищает Донбасс.



«Следующие метров сто придётся пробежаться», — привычным для фронта тоном сообщает боец донбасского батальона «Сомали» с позывным Литвин.

Одного взгляда на эту стометровку, пролегающую по живописному, но абсолютно голому полю, достаточно, чтобы репортёрские бронежилет и каска моментально «прибавили в весе». Как мы поняли со слов Литвина, этот участок полностью просматривается снайперами ВСУ.

Однако других путей к позициям «сомалийцев» на окраинах Зайцева нет, поэтому приходится мчаться за Литвином, сохраняя пятиметровую дистанцию: так принято у военных, чтобы один выстрел из того же РПГ не уничтожил всю группу.

[Spoiler (click to open)]
Преодолев это пустое пространство, мы внезапно оказываемся в начале окопа, и тут я едва не налетаю на Литвина, который резко приседает и делает рукой знак «Стоп! Присядь!».

Я готов вжаться в землю — обычно военные отдают такие команды, когда засекают врага. Здесь, в Зайцеве, шансы встретить украинских солдат очень высоки: на горловском направлении в последний месяц ВСУ предпринимают регулярные вылазки к позициям ДНР. Еле сдерживая одышку, набираюсь смелости и шёпотом спрашиваю: «Что там?»

«Надо снять растяжку», — невозмутимо сообщает Литвин.

«А как они умудрились её тут поставить?» — удивляюсь я.

«Да при чём тут они? Это наша!» — поясняет мой собеседник.

Отступление ВСУ

Подобные «предупредительные» меры оправданны. Недавнее обострение на горловском участке было как раз связано с тем, что пара штурмовых отрядов ВСУ попытались захватить окопы бойцов ДНР. Донецкие военные на провокацию отреагировали жёстко, публично заявив в тот момент о своём праве «действовать зеркально».

«На фоне того, как мы последовательно проводим усиление на фронте (а батальон „Сомали“ изначально перебрасывался в Зайцево для этих целей), подразделения ВСУ, наоборот, как будто расхотели воевать», — отвечает Литвин на мой дежурный вопрос об обстановке на передовой.

«Как это?» — я не могу скрыть удивления.

«На нашем участке фронта — местные почему-то называют этот района Зайцева Жованкой — после того, как 95-ю аэромобильную бригаду ВСУ сменила 24-я механизированная, они отступили назад на целую улицу, после ротации у них здесь теперь только «глаза», — рассказывает мне «сомалиец».

«Глазами» военные называют наблюдателей противника. Как правило, это два человека, которые поочерёдно следят за передвижениями по другую сторону линии соприкосновения.



Литвин говорит с нами, прислонившись к основательно укреплённому блиндажу. Его зовут Александр, ему 22 года, воевать он пошёл в 18 лет, в «Сомали» — с самого первого дня службы. Вместе с Михаилом Толстых, более известным как Гиви, освобождал Иловайск, штурмовал аэропорт.

Сейчас дослужился до командира штурмовой роты, что в мирное время в любой армии сделать сложно, но четыре года интенсивных боевых действий позволили набраться опыта «экстерном». Когда речь заходит о войне, юное лицо Литвина становится по-взрослому суровым.

«С чем связано отступление украинских военных?» — спрашиваю я Александра.

«Они наверняка понимают, что мы усиливаемся, а после жёсткого ответа на их недавние вылазки им, судя по всему, не хочется сталкиваться с нами. Однако это не мешает снайперам и артиллерии держать нас в определённом тонусе.

Но факт остаётся фактом — в последнее время они предпочитают воевать с нами на расстоянии, исподтишка. По крайней мере, здесь», — отвечает Литвин.

О том, что нынешняя тишина в Зайцеве обманчива, говорят ковёр автоматно-пулемётных гильз в окопах, свежие воронки от разорвавшихся мин, обрамлённые полевыми цветами, и дома местных жителей — судя по тому, как сильно они разрушены, снаряды артиллерии ВСУ попадают в них регулярн



«Пятнашка»

Отправляясь в ДНР, я поставил себе цель побывать на севере фронтовой линии, посетить передовую в условном центре, а затем поехать на юг. Следуя плану, после визита к «сомалийцам» под Горловкой я оказался у Авдеевской промзоны — наиболее горячей точки противостояния ВСУ и донбасских военных. Здесь меня ждали старые знакомые из интербригады «Пятнашка».

В прошлом месяце они здесь потеряли в бою командира Олега Мамиева. Мамай (под таким позывным он воевал) скончался от многочисленных осколочных ранений — граната разорвалась фактически рядом с его головой, шансов выжить почти не было.

В память о трагедии бойцы «Пятнашки» смастерили прямо рядом с блиндажом, неподалёку от места, где ранило командира, полевой мемориал — деревянный крест с расставленными вокруг гильзами.

Формально «Пятнашка» относится к спецполку МВД, но, по сути, напрямую подчиняется главе республики Александру Захарченко.

Пока на место Мамая командование не назначило нового человека, бригадой руководит один из основателей подразделения, Герой ДНР Ахра Авидзба, он же Абхаз.

Занявшись общественной работой на гражданке пару лет назад, Ахра тем не менее никогда не отдалялся от фронта, негласно курируя боевую жизнь «Пятнашки». После трагедии с Мамаем ему пришлось взять на себя полную ответственность за интербригаду.

Когда мы добрались до блиндажей «Пятнашки», Авидзба сказал: «Нас такими ударами не сломить, мы ведь тоже сложа руки сидеть не будем. Сейчас я тебе покажу, чем мы тут занимаемся».



Нырнув за какую-то штору, мы попадаем в подземный лабиринт, вырытый бойцами его интербригады.

«Здесь лучше не шуметь, — шёпотом говорит Ахра Авидзба, направляя в мою сторону телефонный фонарик, — первая линия обороны ВСУ может быть прямо над нами».

Мы идём по тёмному и узкому тоннелю уже минут десять, я постоянно задеваю каской низкий земляной потолок, пот заливает лицо, меня всё больше начинают одолевать сирийские фобии — подобные тоннели распространены на Ближнем Востоке.

Ещё на заре сирийского кризиса их регулярно использовали боевики-радикалы для неожиданных атак, а затем эту тактику переняли и правительственные силы. Теперь принципы «тоннельной войны» осваивают и в Донбассе.

Меня не покидало ощущение, что мы спускаемся всё ниже и ниже. По мере того, как мы шли вперёд, я всё больше ощущал спасительную и одновременно тревожную прохладу.

«Да вы тут целое метро вырыли», — не скрывая клаустрофобии, говорю я Ахре.

«Парни работают не покладая рук», — отвечает он.

Я не знаю, как Ахра ориентировался в этих бесчисленных тоннельных разветвлениях, но спустя где-то четверть часа мы наконец добрались до бойцов, которые с помощью кирки и лопат прорубали тоннель дальше.

Схема работы очень простая: два человека копают, наполняют землёй тачанку, а другая пара вывозит грунт на поверхность. Продвигаются вперёд, следуя принципу «медленно, но верно». Стены тоннеля дополнительно укрепляют досками.

Выжженный юг

Наполовину асфальтированная дорога между Докучаевском и Стылой проходит сквозь километры выжженных дотла сельскохозяйственных полей.

Начальник штаба в батальоне Прилепина с позывным Араб комментирует:

«Закидывали (украинские военные. — прим. ред.) всю округу „зажигалками“ буквально вчера, дышать было нечем, у местных с урожаем в этом году совсем беда будет».

«Зажигалками» здесь называют воспламеняющиеся боеприпасы, которые поджигают всё вокруг. Официальный Киев всё чаще прибегает к гуманитарному давлению на мирных жителей: организует перебои с водоснабжением, обстреливая Донецкую фильтровальную станцию, или просто сжигает урожай, как сейчас.

Ситуация усугубилась, когда на линию соприкосновения начали перебрасывать радикалов из «Правого сектора».

На усиление южных рубежей самопровозглашённой ДНР направили сразу несколько подразделений, среди которых и батальон, созданный писателем Захаром Прилепиным. Сам он служит заместителем комбата, но на деле руководит подразделением. Его отряды равномерно распределены по нескольким десяткам километров южного участка линии соприкосновения.



Сам Прилепин на передовой бывает регулярно: его периодические появления в телеэфире — скорее исключение, чем правило.

«Батальон испытывает беспокойство только тогда, когда не дают приказа работать активнее. Все заждались. У 95% бойцов есть четырёхлетний опыт донбасского противостояния, а есть и те, кто прошёл Сирию и другие горячие точки. Работу свою знают и, когда её мало, скучают.

Мотивация у всех абсолютная. Редкое сочетание идеализма и профессионализма. Но и шапкозакидательства никакого нет. Тут всё-таки убивают и калечат, и все это знают. Идут на то, что они хорошо знают», — так комментирует сам Прилепин задачи, возложенные на его батальон.

Батальон Прилепина сродни спецназу, поэтому никаких подробностей его деятельности лидер не раскрывает, здесь всё совершенно секретно.

Семён Пегов

Profile

kot_sapog
kot_sapog

Latest Month

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars