kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Categories:

Андрей Бабицкий: Шизофрения по-украински

Нацистский и по духу, и по букве языковой закон, принятый вчера в третьем чтении Верховной радой, фиксирует на законодательном уровне карательную политику по отношению к русскому языку



Будучи ранее изгнан из системы образования, науки, делопроизводства, госучреждений – в общем отовсюду, откуда только можно было его выкинуть – теперь он лишается права использоваться в качестве средства бытового общения в общественных местах, учреждениях культуры, магазинах, транспорте (список можете продолжить сами – не ошибетесь). При этом квалификационная часть закона ставит языковые преступления на уровень антигосударственных деяний – отсюда совершенно безумные штрафы и меры уголовного наказания. Взыскание начинается с минимальной, но фантастической по украинским меркам суммы 176 200 гривен (примерно 6 тысяч 600 долларов США) и заканчивается десятью годами тюремного заключения. Фактически это варварская расправа над русским языком, которую правоведы вполне могут охарактеризовать как культурный геноцид.

Есть и еще один аспект, который не всегда принимается во внимание, но он точно указывает на то, что в украинской политике как бы присутствуют две противоречащие друг другу равнодействующие, но репрессивный фактор в сравнении с пустопорожними декларациями о желании вернуть Донбасс и Крым, является единственным реальным движителем политического курса. На это обратил внимание председатель Комитета по международным делам Государственной Думы Леонид Слуцкий. По его словам, «с одной стороны, Киев приглашает обратно в состав Украины Донецк и Луганск. С другой стороны, Киев принимает закон, который по сути дела запускает процесс форсированного отторжения двух регионов Новороссии от Украины. Абсолютное противоречие и абсолютная шизофрения».

На самом деле, все разговоры о возвращении Крыма и Донбасса преследуют единственную цель – закамуфлировать истинную природу нынешнего украинского режима, который решает одну-единственную проблему – уничтожить, выжечь каленым железом все русское, что еще хоть как-то существует на этой земле. «Шизофрения» проявляется в том, что мало кто из политиков отдает себе в этом отчет. Каждому, кто выходит в публичное пространство с чем-то вроде программы действий, вменяется в обязанность в обязательном порядке проговаривать мантры об украинских гражданах, проживающих в Крыму и Донбассе, и необходимости когда-нибудь вернуть эти территории в состав Украины. Однако политический курс украинского государства с каждым днем лишь расширяет и углубляет пропасть между мятежными регионами и Киевом. Это даже не «Тяни-толкай», это больше похоже на обещание нациста в каком-нибудь 1942 году обеспечить славянским народам благоденствие и процветание.

О том, почему уходящий президент торопился с принятием закона о государственном языке, Леонид Слуцкий сказал следующее: «Порошенко и его режим пытается связать руки президенту Зеленскому. Сам по себе закон представляет собой отражение той политической каши, которая сегодня творится на Украине — замешанной на неприятии всего русского, и в том числе русского языка».

Казалось бы, обещание Владимира Зеленского пересмотреть безобразный законодательный акт после прихода к власти должно внушать надежды на то, что новый президент будет проводить более взвешенную политику. Однако, я полагаю, что пересмотр или отмена закона ровным счетом ничего не изменит. Во-первых, следование вводящимся через два месяца языковым нормам невозможно обеспечить имеющимися силовыми ресурсами. Невозможно посадить в каждый трамвай или автобус надзирателя, чтобы он контролировал, на каком языке общаются между собой водитель и пассажиры. Не приставишь надсмотрщика и ко всем магазинным прилавкам, не рассадишь их по прачечным, парикмахерским и всем прочим государственным и частным учреждениям. То есть при всей своей варварской нацистской сути принятый закон является заведомо бездействующим.

Во-вторых, Зеленский и сам охотно рассуждает на тему возвращения Донбасса и Крыма, но шаги, которые он планирует предпринять лежат в русле той же самой политики, которую проводил на Украине его предшественник. Он намерен предложить Москве исполнять взятые на себя обязательства по Минскому соглашению, хотя никаких обязательств у Москвы в принципе быть не может, поскольку Россия не является стороной конфликта. Столь же «эффективным» кажется план развернуть широкую информационную кампанию для того, чтобы убедить жителей Донбасса и крымчан в том, что их любят и уважают на Украине, продолжают считать согражданами. Этот бред, непонятно на кого рассчитанный, выдается за продуманную программу. Зеленский или делает вид, что не понимает, или действительно не придает значения тому, что у людей, проживающих на бывших украинских территориях, сущностные, глубинные разногласия с украинской властью. Они не желают интегрироваться в Европу и НАТО, они хотят быть с Россией, им глубоко отвратительна идеология строительства национального государства и формирования украинской нации, которой предоставлены все преференции, их не устраивает лишение регионов прав на самостоятельный выбор посредством насильственного удержания унитарной государственности.

То, что Зеленский, как минимум, беспомощен в своих рецептах, а как максимум просто является модернизированной версией Петра Порошенко, — хорошо поняли в Москве. Все, что будущий украинский президент успел наговорить на тему «сепаратистских территорий», Владимир Путин оценил по достоинству, подписав указ о предоставлении жителям Донбасса российского гражданства по облегченной процедуре. Это реальный шаг, который, после того, как Россия обеспечила защиту Крыму, решает проблему безопасности ДНР и ЛНР. Он будет иметь самые широкие последствия. А информационная кампания Зеленского – это все та же «шизофрения».

Андрей Бабицкий
Tags: Украина, мнение, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments