kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Categories:

Назад – к галицкому сепаратизму?

Попытка Киевского международного института социологии провести исследование относительно склонности населения Галичины к сепаратизму, чуть не привела к проблемам для социологов.



Управление СБУ по Львовской области объявило о проведении проверки, поскольку «указанный «опрос» содержит отдельные признаки состава преступления, предусмотренного статьей 110 Уголовного кодекса Украины. В частности, публичные призывы или распространение материалов с призывами к посягательству на территориальную целостность и неприкосновенность Украины».

Один из руководителей КМИС, Владимир Паниотто, ответил «чтобы изучать проявления тех или иных негативных явлений, в частности, сепаратизма, мы должны задавать вопросы о сепаратистских настроениях, с которыми люди могут согласиться или не согласиться. Это не призывы и не предложения, а вопросы. Как мы можем узнать о распространенности сепаратистских настроений, если не сможем задавать таких вопросов? (…) Исследование, о котором идет речь, проведено по заказу еженедельника "Зеркало недели" и ставит себе за цель как раз выявить распространение сепаратизма в Западной Украине. Выявление реальной ситуации может помочь в борьбе с этим явлением».

Владимир Ильич (не смейтесь – Паниотто действительно так зовут), конечно, лукавит. Социологические опросы – сферический в вакууме случай влияния инструмента исследования на его результат. Прежде чем спросить о чем-то, нужно вопрошаемого проинформировать о самом этом факте. Так-то, может, респонденты и не задумались бы о возможности отделения…

Тем не менее, в конечном итоге СБУ следов преступления в опросе не нашла. Хотя, думается, больше способствовали этому не объяснения Паниотто, а целительные телодвижения с улицы Танковой/Сикорского – посольство США внимательно относится к работе КМИС.

Ну ладно с этим самым опросом, а насколько действительно распространены такие настроения на Галичине?

[Spoiler (click to open)]
Судя по результатам президентских выборов, довольно сильно – во втором туре Львовская область осталась единственной, в которой большинство избирателей отдали свои голоса Петру Порошенко. Сепаратизм – не сепаратизм, но это голосование действительно объединило Украину, кроме одного региона. Вот «Зеркало недели» и заинтересовалось вопросом (для справки – у ЗН средств на проведение исследования нет и быть не может, а кто реальный заказчик опроса мы, пожалуй, не узнаем).

Впрочем, само по себе нетипичное голосование вовсе не обязательно ведет к сепаратизму. Отношение же к отделению от Украины на Галичине сложное.

В принципе, галичане негативно относятся к отделению от Украины каких-либо территорий.

Вот, например, результаты опроса группы «Рейтинг», проведенного в январе этого года. Отвечая на вопрос о путях решения конфликта на Донбассе, 7% опрошенных согласились с возможностью отделения этих регионов от Украины (что соответствует общенациональным показателям), столько же признают возможность предоставления региону федеративного статуса (по стране в целом таких – 22%), а вот за решение проблемы военным путем – 31% (по стране в целом – 18%). Т.е., для почти трети жителей региона актуален лозунг «Донбасс будет украинский или безлюдный». Это, правда, итог пятилетней военной пропаганды. Но и до того галичане были против отделения от Украины хотя бы одного района.

Впрочем, именно с Западной Украины в 2010 году подавались сигналы относительно отделения Крыма и Донбасса. Например, писатель Юрий Андрухович писал так: «то, что я являюсь сторонником сепаратистских настроений, не совсем так. У меня просто нет ощущения, что жители Донбасса – мои соотечественники. Они мне, возможно, всего лишь соседи. Однако и с ними можно было бы более или менее безболезненно сосуществовать в рамках единого государственного образования, если бы они в этом образовании не захватили власть».

Следует, правда, отметить, что такие взгляды были маргинальными. Вообще есть основания полагать, что это был «вброс» со стороны западных служб психологической войны, с целью разжигания межрегионального конфликта и подталкивания к отделению Крыма и Донбасса.

Позже, по мере укрепления власти Януковича, настроения на Галичине начали меняться в пользу того, чтобы отделяться уже самим.

В конце 2013 года меня попросили дать оценку исследований одной малоизвестной конторы, которая провела опрос во Львовской области. По совокупности признаков я счел, что исследование надежное. Тем не менее, стоит упомянуть, что там был вопрос о действиях населения в случае отказа руководства Украины от евроинтеграции, и примерно 13% признавали для себя возможным отделение от Украины.

Эти данные, повторяю, мне показались неубедительными, но, в то же самое время, мы наблюдали вполне реальные действия, направленные на захват органов государственной власти и создание собственных органов. Позже Андрей Парубий рассказывал о «плане Б» на случай разгона Майдана: «был запасной план – если Майдан не удержится, переезжать на Западную Украину. Поскольку все рады и администрации Западной Украины находились под нашим контролем, мы должны были организовать там сопротивление, во Львове».

Основной галицкого сепаратизма является своеобразное представление галичан о своем месте в мире. Они считают истинными украинцами только себя (отчасти делается исключение для жителей Волыни, Буковины и Западной Подолии). Все население страны восточнее Збруча считается русифицированным, а на Юго-Востоке живут уж совсем сплошные «москали». Знаменитые плакаты 2004 года являются лишь отражением галицкого мировоззрения, о котором в приличном обществе говорить не принято, чем, собственно, и была вызвана резкая реакция либеральной общественности (потом эта общественность ходила на Майдан и в упор не видела там фашистов).

Пока вся остальная Украина признает роль Галичины как «украинского Пьемонта», то никаких подвижек в сторону отделения нет. Когда остальная Украина начинается сомневаться в ключевой роли Галичины, то появляются сепаратисткие настроения. Правда, скорее сепаратизм этот притворный: если не будете чтить Бандеру – отделимся. В крайнем же случае Галичина видит себя как базу «освободительного похода».

На этом фоне особенно очаровательно читается глубокое суждение с сайта львовского телеканала «24»: «пять лет назад началась с того, что российская агентура подтолкнула отдельные регионы Украины к мысли о том, что они выгодно отличаются от других областей и видят будущее страны правильнее, чем все остальные». Автор явно не отдает себе отчета о том, что пишет он это о Галичине, которая с 1991 года определяет внешнюю и гуманитарную политику Украины.

Сейчас признаки сепаратизма связаны именно с этим фактором – остальная Украина отказалась от порошенковского «армовира» и избрала президентом представителя Юго-Востока, да еще и еврея (антисемитизм украинских националистов – еще одно явление, о котором в приличном обществе говорить не принято).

Однако, серьезной угрозы сепаратизма на Галичине сейчас нет. Это все следствие «накрутки» в ходе избирательной кампании. Когда люди расслабятся, они поймут, что:

- программа Зеленского ничем не отличается от программы Порошенко;

- риторика кандидатов отличается только общей тональностью – Порошенко злоупотребляет «языком вражды», Зеленский же старается им не пользоваться;

- зарабатывающий на войне украинец Порошенко больше «еврей», чем еврей Зеленский.

Как только это понимание возникнет, угроза сепаратизма развеется.

P.S.: Помимо описанного варианта галицкого сепаратизма, есть разработанный черновицким интеллектуалом Олегом Хавичем проект «Рутения». В его основе – мнение о том, что влияние остальной Украины искажает русинский менталитет и мешает евроинтеграции региона.

Василий Стоякин
Tags: Галиция, Украина, галичане, мнение, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments