kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Categories:

«Если бы Путин захотел, уже был бы во Львове»

Как Украина переживает коронавирус? Почему Зеленскому так легко удалось провернуть аферу с продажей черноземов, а националисты, вопреки обещаниям, не сорвали голосование?



О том, что 80% АТОшников – заробитчане, а Украина находится под внешним управлением, обозревателю Валентину Филиппову рассказал лидер украинских комсомольцев Михаил Кононович.



[Spoiler (click to open)]
Валентин Филиппов: Я приветствую в нашей студии Михаила Кононович – главного комсомольца Украины.

Михаил Кононович: Добрый день всем.

Валентин Филиппов: Михаил, что на Украине сейчас страшнее: Путин, который, как известно, «вот-вот нападёт», или коронавирус?

Михаил Кононович: Я так понимаю, что у шароварочников Путин и виноват в коронавирусе. Всё, что ни делается, то Путин виноват.

Ну, а если серьёзно, сейчас на первом месте короновирус, потому что страна не защищена, мы беззащитны. Мы можем, как в средние века, только изолироваться. Всё. Больше мы ничем не можем помочь. Медикаментов, грубо говоря, нет доступных. Масок нет, перчаток нет, антисептиков тоже нет, если есть, то по 80 гривен.

Валентин Филиппов: Я с вами не согласен. Мне кажется, что коронавирус очень даже сильно помогает определённому слою населения Украины. Например, принят закон о продаже земли.

Михаил Кононович: Это понятно. 100%. Митинговать нельзя. И я всегда задаюсь вопросом. Где эти «свидомые»? Где эти все люди, которые на майдане стояли, тысячи, десятки тысяч? Где эти все АТОшники, где эти все отморозки из «Азова», «Правого сектора» – те которые за Украину якобы ратуют? Где они все? Что, собрать не могут? На войне были, трещат нам каждые пять минут из телевизора, что «я на войне, я ветеран». А тут гриппа испугались.

Знаете, почему никто не вышел? А не было команды, и никто не финансирует. А украинцы «за так», «за дурного попа» – никто не пойдёт. Это все знают.

Насчёт ещё коронавируса. Люди, повторяю, беззащитны. Если в больницу попал, тебе счёт выставляют. Всё это мифы, легенды, что там быстренько лечат. Тебя перелечат, чтобы ты других не заражал, всего лишь. Всё за деньги, всё на денежной основе, медицина вся платная. И суммы, я вам скажу, космические. Простой человек себе вылечиться позволить не сможет.

Валентин Филиппов: Согласно украинской пропаганде, когда «напал Путин, армия Украины была предварительно Януковичем по сговору развалена». Но, «собрались волонтёры, и на эти деньги сумели организовать оборону».

Где эти волонтёры, которые могли бы сейчас скинуться, поехать, дать отпор коронавирусу, купить всем по маске, по перчаткам, по антибиотику, по аппарату вентиляции легких? Они не пытаются перенаправить свою энергию, способность собирать средства на спасение страны, на борьбу с коронавирусом?

Михаил Кононович: Простой вопрос. За какой счёт жили эти волонтёры?

Валентин Филиппов: Я не знаю.

Михаил Кононович: Специальность – волонтёр. Волонтёр, за что он живёт? За что он семью кормил? Ехал по селу, собирал картошку, консервацию? Ну, он же за что-то жил, за что-то заправлялся? Значит, ему деньги давали, значит он с этого волонтёрства жил. Это, во-первых. Во-вторых, все прекрасно знают, если бы ополчение и, как говорят у нас некоторые, Путин, если бы захотел, уже бы во Львове был.

Валентин Филиппов: А разве не «украинский народ встал, как один, и остановил агрессора»?

Михаил Кононович: Постягивали со всей Восточной Европы, из Венгрии, из Чехии, из Румынии, Польши. Это тоже там не надо преувеличивать волонтёров. Там какая-то бабка картошки передала – это не боеспособность армии. Это всё глупости. Помогли страны Запада и прямые инвестиции в армию и денежные вливания, эшелонами со всей Восточной Европы стягивали советскую технику. Вот так вот армия и воевала.

Я, будучи военным, 10 лет в армии прослужил, заканчивал Одесский институт сухопутных войск. Армию развалил Ющенко и министр обороны Гриценко. Вот, кто развалил армию. А потом начали бегать, почему нет обеспечения в армии. Я по специальности начальник продовольственной службы, я прекрасно знаю тыл, я прекрасно знаю обеспечение, почему всё было развалено. Потому что пан Гриценко отдал продовольственную службу частным компаниям. И теперь не начальник продовольственной службы, не продслужба занималась заготовлением продуктов, овощей, не производила кормление, а выкупил, например, бар «У Васыля». И этот Василь подвозит и продукты, и свои повара, и всё своё обеспечение. Кто его проверит? Кто имеет полномочия его проверить? Частная структура. Это всё на откатах. Так и развалили армию.

Ну, если я, будучи курсантом, в 2006, 2007, 2008, 2004 я покупал себе корм, форму, берцы, всё полностью покупалось за свой счёт. Это позор, армию унизили до невозможного.

Был я тут в командировке недавно, в Мариуполе. Из Мариуполя ехали АТО-шники. До сих пор скидываются на еду у них. Кормят их: привезли, не привезли. В дальние точки не завезли. Хочешь – сам едь. Получают зарплату, раз в неделю едут в город, покупают гречку, крупы. Ничего не поменялось. И все вот эти доплаты космические, о которых там говорят: «Платят в АТО такие бабки, по штуке баксов», – это всё ложь.

Валентин Филиппов: А зачем они там воюют? Что они там сидят? Или они там зарабатывают?

Михаил Кононович: Потому что в нищей стране легко воевать. Хорошо, а куда сейчас пойти? В Польшу горшки мыть или на клубнику? Ну, легче ж в окопе посидеть, получить УБД, получить льготы, за квартиру не платить. Правильно, удобно – удобно. Год-два побыл, и ты заслуженно ходишь, бряцаешь медалями.

Валентин Филиппов: Слушай, но у нас же есть опыт за 30 лет Украины, что каждые какое-то количество лет всё меняется, и вчерашний герой становится сегодняшним позором и именем нарицательным. Да, завоюют они себе это УБД, ещё что-то, какие-то льготы, а через пять лет оно сменится.

Михаил Кононович: Вы не можете понять. В нищей стране, повторяю, легко воевать. Потому что люди нищие. У нищих гордости нет. О чём мы говорим? Там 80% АТОшников – это «заробитчане». Что, там киевляне сидят, что ли, или одесситы? Там, в основном, из сел люди.

Первая волна, вот эти, которые действительно там шли с майдана, всякие отморозки, ну, им и платили тоже сначала соответственно. Тот же Коломойский и олигархи. Каждый свою частную армию имел. Там совсем другая плата. И три недели побыл в АТО, и он уже УБД себе получил. А сейчас нужно на три года контракт подписывать.

Понимаете? Тогда и сейчас – две большие разницы. И все равно, вот в Африке эти конфликты. Там люди с голоду пухнут, а в армии накормили, одели. Иди, сиди, лежи. Вот и всё. Ничего не надо думать.

Тут получает себе каких-то 12 тысяч гривен. Три тысячи себе оставил, восемь тысяч отправил домой. Вот и всё. И семье нормально, и за квартиру платить не надо, проезды всякие там, и дети питаются в школе. В нищей стране так всегда.

Валентин Филиппов: Хорошо, у меня неожиданный вопрос. Ты говоришь, что теперь надо три года, чтобы получить. То есть, они сейчас все заинтересованы, чтобы это продлилось не менее трёх лет вперёд, да?

Михаил Кононович: Сейчас на контракте все. Украинская армия полностью контрактная. Даже офицеры на контракте. Офицеры: срок подходит, контракт подписал – дальше служит.

Валентин Филиппов: Для них «не дай, Господи, всё это закончится».

Михаил Кононович: А почему они – «война до победного конца»? Я вот недавно был на телевидении с одной отмороженной из «Правого сектора». Она: «я ветеран, я ветеран». Я говорю: «Вообще-то, ветеран – это, когда война закончилась. Это, во-первых. А во-вторых, не надо бежать в телевизор на телеканалах в сытом Киеве. Пока война не закончилась – вперёд в окопчик».

Но в окопчике никто не задерживается. УБДшку получил – и в тыл. К тому же, можно ходить «грудь колесом», рассказывать какой я герой, как воевал и нужно продолжать войну до победного конца. Я ей говорю: «Военным путём можно Путина победить? – Нет. Какой тогда вариант?». Мир или замороженный конфликт, как Нагорный Карабах 30 лет, и конца-края не видно.

В Приднестровье – там поумнее молдаване, они воевать не хотят. Под хвост один раз получили комбатанты прорумынские, уже больше никто воевать не хочет. Кстати, в Приднестровье ехал из Молдавии, просто украинский паспорт показал, просто прошёл. Кстати, так же и на Кипре. На северный Кипр турецкий, – то же самое, украинский паспорт показал и прошёл, никаких проблем. И, если власть вменяемая не придет, у нас будет то же самое. Этот конфликт перемелется, перетрётся, сменится поколение, и через двадцать лет будем ходить просто по паспорту, просто проходить как угодно, вот и всё. Ничего не поменяется.

Валентин Филиппов: Немного сменим тему. Я под впечатлением нахожусь, я, видимо, от этого отвык. Я посмотрел этот ролик, где в Харькове какие-то активисты бьют ментов.

Михаил Кононович: Кастетом, там челюсть выбили.

Валентин Филиппов: Это просто конфликт из-за ДТП был. И старшие офицеры не сумели противостоять группе каких-то непонятных людей. Что происходит? Почему полиция даже в бытовой ситуации оказывается избитой стороной, за которую некому заступиться?

Михаил Кононович: Харьков – вотчина Авакова. Все отморозки, включая Билецкого и его ближайшее окружение, подчиняется непосредственно Авакову.

Валентин Филиппов: Но, менты же тоже Авакова.

Михаил Кононович: А у него нет прямой связи. Кто такой для них начальник какого-то там УБОПа или отдела. Один из. А у него напрямую к Авакову или свиньеголовому Геращенко. Ну, всё, напрямую. Кто там, что там, да они нам не указ. И отоварили.

Валентин Филиппов: Я вообще не понимаю, как офицер сможет дальше работать, если его прямо под зданием, где он служит, просто побили какие-то люди, и ничем это не кончилось.

Михаил Кононович: Да это что первый раз, что ли? Да у нас в министров бросали, и дальше всё нормально, и все работают. Милиционеры, те, что на майдане стояли, все или в АТО пошли, или дальше работают. На Украине это ничего не значит. Это просто так получилось. Всё. А что такое?

Валентин Филиппов: Слушай, Миша. А когда это кончится, а?

Михаил Кононович: Это нужно, чтобы люди, сами украинцы, немножечко включили мозги, хоть на выборах.

Валентин Филиппов: И что?

Михаил Кононович: Вроде бы пять лет Порошенко. Война идиотская, грабил, воровал, всё, что хочешь, вытворял. Выбрали Зеленского. Ты ж видишь, украинцы всё какого-то мессию, всё ждут Иисуса Христа.

Валентин Филиппов: А что надо?

Михаил Кононович: Что нужно, я не знаю. Мне кажется, почему-то исторически, но украинцы не в состоянии собой руководить.

Валентин Филиппов: Большинство ж людей, которые голосовали за Зеленского, они отдавали себе отчёт в том, что они голосуют за клоуна.

Михаил Кононович: Первым туром за него под 30% голосовало сознательно. Это тоже немало. А в целом – голосовали за мир. Люди хотели мира. Почему за него юго-восток проголосовал?

Но самое главное, что Донбасс (подконтрольная Украине часть, – прим. ред.) не проголосовали за Слугу народа. Они там большинство и не взяли. Вот, что интересно. Потому что люди там знают цену вопроса.

Я еще скажу, что люди на Украине – кто бы ни пришел, через год будет опять «геть», «ганьба» и «убирайся вон». Это специфика, это ментальность украинского народа. Ну, почему тысячу лет люди не смогли государство построить, ничего не смогли сделать? Ну, это же тоже не просто так. Почему маленькая Литва империю имела, а Украина – нет? Огромное пространство, огромное население.

Валентин Филиппов: Это сейчас огромное пространство, спасибо Ленину. Я с тобой во многом не согласен. Ты говоришь: «почему через год «геть»?Потому что через год любая скотина, бывший человек, получает власть и всё начинает делать наоборот. Против того, что говорил на митингах и предвыборных брошюрках.

Михаил Кононович: Потому что внешнее управление. Украина – это внешнеуправляемая страна. Вашингтонская это просто оккупационная администрация сидит на Банковой. Это не самостоятельные люди. Зеленский-кандидат и Зеленский-президент – это два разных человека.

Валентин Филиппов: Ну, ладно, хорошо. Огромное спасибо. Будьте там осторожны с короновирусом, с «российской агрессией», а, главное, со всеми президентами, с премьер-министрами, министрами и любыми властями местными украинскими.

Михаил Кононович: Напоследок хочу сказать. Ты говоришь: за кого голосовать. Так, поэтому и Компартию запретили, коммунистов на выборы и не пускают.

Валентин Филиппов: Ну, слушай, может, Симоненко и не надо было уже пускать?

Михаил Кононович: Симоненко – это не вся Компартия.

Валентин Филиппов: Согласен.

Михаил Кононович: Кононович – это не вся Компартия. Ваня, Коля, Петя.

Валентин Филиппов: Так вот, может быть, сейчас у Компартии запрещённой есть возможность переформатироваться, вся шелуха, которая хотела заработать….

Михаил Кононович: Уже ушла.

Валентин Филиппов: И теперь у Коммунистической партии Украины есть какое-то будущее, а тогда не было.

Михаил Кононович: 100% согласен.

Валентин Филиппов: Ну, вот и удачи тебе, комсомолец.

Михаил Кононович: Спасибо. Всем до свидания.

Валентин Филиппов
Tags: Львов, Путин, Россия, мнение, украина, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments