kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Category:

«Мертвого не обманешь»: Роман Носиков про дело Ефремова и тест для России

Первый эффект от шока и омерзения в деле Михаила Ефремова прошел. Кровь смыли с асфальта, убитого увезли в морг. Убийца проспался и выступил с речью.

Наступил второй акт драмы — слезный.



«Перед нами — недюжинный артист, со своим голосом, со своей правдой… Ефремов стал яркой фигурой российского гражданского общества. Смелый, искренний, умный — в общем, мы можем им гордиться. И было бы больно его потерять как одно из лиц современной России. Давайте морально поддержим Ефремова в этот страшный час», — призывает академик Юрий Пивоваров, находящийся под следствием за пожар во вверенном институте.

С ним солидарен политолог и публицист Владимир Пастухов.

«Если кто-то полагает, что торжество правосудия, где Ефремову воздастся по закону, является таким идеальным решением, демонстрирующим зрелость гражданского общества, то он, как мне кажется, сильно заблуждается… Тысячи мужиков садятся пьяными за руль в этой стране каждый день, и им это сходит с рук… Ефремов болен и, конечно, распущен. Но болен он сам по себе, а распущен — всеми нами и вместе с нами… Убьют еще и Ефремова, станет ли кому-то от этого легче?» — вопрошает он со страниц «МБХ медиа».

След в след за Пастуховым шагает журналист Андрей Максимов.

«Ефремов сделал то, что до него много лет не делал никто — ни политики, ни деятели шоу-бизнеса, ни даже те, кто просто спорит в соцсетях — он извинился и покаялся, — пишет журналист. — Он это сделал, уверен, не для чего-то, а почему-то: потому что не мог этого не сделать. Потому что приличный человек».



Ну а ку де грас нанес бывший сотрудник издательства «Молодая гвардия» Владимир Кожевников:

«С одной стороны на опасном повороте в Москве общество потеряло в ДТП никому не известного курьера из Рязани. С другой стороны русская культура, кинематограф, театр, телевидение, миллионы зрителей потеряли (он сам это признал в обращении, распространенном ТАСС), заслуженного артиста Михаила Олеговича Ефремова. Теперь вопрос: какая потеря лично для вас, для общества тяжелее?»

Так, с заламыванием рук, невероятно настойчиво перед нами рисуют картину «Раскаявшийся грешник». Припоминают Высоцкого, Ефремова-папеньку, сцену с папенькой из «Берегись автомобиля»: «Он, конечно, виноват. Но он — не виноват!» — как будто Ефремов-сын не человека убил, а воровские деньги в детдома переводил.

Слегка, конечно, удивило поведение провластной части медиатусовки, но лишь слегка. Там тоже царят рефлексия, милосердие, понимание, сожаление о «грандиозном актере». Никто до сих пор не напомнил, о каких грандиозных ролях идет речь. Тусовка сказала «грандиозный» — значит так и есть.

Приличный человек годами водил машину под наркотой, травой и водкой и наконец кого-то убил. Но тусовка назвала его приличным, значит не смей сомневаться.

Что тут удивительного? То, что члены тусовки гораздо легче могут представить себя за одним столом с Ефремовым, чем с курьером в грузовой «Ладе»? Их от «Лады» отделяет очень многое. И первый барьер на пути к тяжелой малоденежной работе — сама тусовка. Ее связи, знакомства. Круг общения, в котором Ефремов был своим, а курьер — нет.

А ведь им стоило бы подумать о «Ладе». И вообще — подумать. Осмыслить происходящее. То есть заняться тем, за что тусовка получает доходы и положение, а не ограничиваться охами-ахами и вслескиванием рук.

Придется проделать эту работу вместо них…



…Где-то с неделю назад наша американофильская интеллигенция днем с огнем искала на Руси-матушке своего Джорджа Флойда. Потому что серьезная возникла надобность: в США — революция, бунты, погромы, а в России люди работают, снимают карантин и готовятся голосовать по поправкам в конституцию.

Так что «русский Флойд» тусовке был нужен позарез. Потому что тыкать негром Ваньке: «В свободной Америке уже погромы, а ты все работаешь и голосуешь, рабский ты раб, Ванька!» — не очень сподручно.

Пытались надуть «русского Флойда» из какого-то психа, который ограбил магазин на четыре рулона обоев, а потом выскочил на полицию со страйкбольным АК и был застрелен. Но не надувался из него «Флойд».

Ведь смысл этого феномена в том, что умерший под коленом копа негр из Миннеаполиса — это персонифицированный конфликт американского общества. Ходячая безнадега, обратная сторона великой их мечты. Таких там уйма — поэтому и бахнуло. Америка — больше не нация франклинов, это нация флойдов, реднеков и буйных толерастов, из которых работают только реднеки.

Тогда как «обойный вор» — это не олицетворение социального конфликта, а природное явление. Против природы не попрешь, ее не погромишь и с ней себя не ассоциируешь.

И все же креакловские молитвы были услышаны. В России появился свой аналог Джорджа Флойда — звали его Сергей Захаров. Вот только убил его не омоновец и вообще не государство. Его, в полном соответствии с давним конфликтом между русским народом и интеллигенцией, убил интеллигент. Ехал упоровшийся на дорогой машине и раздавил. А когда вывалился наружу, заявил, что у него «денег дофига».



Но Андрей Максимов зовет Ефремова приличным. И значит он — приличный человек…

Смерть Джорджа Флойда поставила общество США перед вопросом: может ли оно как-то измениться, чтобы устранить причины страдания миллионов американских граждан? Штаты ответили «да» и начали: а) нагнетать уровень лицемерия; б) обвинять русских; в) толерантно громить памятники по всему миру, где у них есть подходящий актив. Своими погромами они стирают не систему. Они стирают цивилизацию.

Смерть Захарова тоже ставит перед нашим обществом важные, цивилизационные вопросы. И основной из них таков: существует ли вообще Россия, как государство мужиков на грузовых «Ладах»? Или это государство угнано тусовкой, и номера у него перебиты? Есть ли смысл в поправках в конституцию про «солидарность»? И есть ли в этой солидарности место для Сергея Захарова?

Чем мы ответим на эти вопросы? Неужели присвоением Ефремову очередного звания «приличного человека» вдобавок к «грандиозному актеру»? А потом выйдем к Захаровым и попросим их потерпеть еще немного санкций и повышения пенсионного возраста?

Я не спорю с необходимостью проводить суверенную внешнюю политику и повышать пенсионный возраст. Как и голосовать. И лечить коронавирус. И строить армию и флот. Я спрашиваю, на кого государство может опереться для этого? На друзей Ефремова?



Сергей Захаров — это тест, по результатам которого неизбежно выяснится, не больна ли Россия. Не думаю, что в случае неправильного ответа мужики выйдут из своих «Лад» и начнут громить «Эхо Москвы», выбрасывая обитателей в Москву-реку, как у Гоголя в «Тарасе Бульбе». Но на месте тусовки я бы оказаться не хотел — несмотря на все ее машины, связи и деньги, которых у приличных людей «дофига».

Сергей Захаров, даже умерший, ждет ответа. Живого-то и обмануть можно. Ты поди мертвого обмани.

Роман Носиков
Tags: Ефремов, мнение, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment