kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

От Ниццы до Варшавы — гибель Европы в прямом эфире

Разрушая за ненадобностью свои храмы, Европа уже давно разрушает сама себя, с маниакальным упорством продолжая пилить сук, на котором сидит. Ту саму нравственную основу собственной, некогда столь великой цивилизации.



Совсем недавно я уже написал одну заметку на тему кошмара, происходящего сейчас во Франции, и сам для себя решил, что тема исчерпана и ничего существенного к ней уже не добавить. Но то, что случилось потом, поразило меня, как яркая вспышка молнии, разрывающая ночную тьму горизонта в устрашающей тишине, так и не потревоженной раскатами грома. Подобные природные явления на Руси издревле называются зарницами.

Речь, конечно же, о новом нападении «исламского» террориста, 21-летнего уроженца Туниса, попавшего в Европу, как и многие его соплеменники, на небольших катерах, дотянувших-таки до берегов Италии. Он просто сел в поезд и доехал до Ниццы, на вокзале переобул кроссовки и вывернул куртку наизнанку (видимо, рассчитывал уйти). Спокойно дошёл до Нотр-Дам-де-Нис, зашел внутрь и, используя заранее припасённый 17-сантиметровый нож, убил сначала храмового сторожа, затем отрезал голову одной из прихожанок, а после напал на другую, которая хоть и сумела убежать от душегуба и добраться до ближайшего бистро, но, к сожалению, скончалась от потери крови. Итог: три жертвы. Позже замешкавшийся убийца был схвачен доблестной французской полицией.

Произошла, без всякого сомнения, ужасная трагедия. Но, когда я в первом абзаце сравнил случившееся с молнией на ночном небосклоне, я говорил не об этом. Высоковольтным разрядом, ослепившим на время моё сознание, стало не само убийство (жестокое, но, увы, далеко не первое), а реакция на него французских властей. Знаете, что сделал мэр Ниццы сразу же после того, как ему сообщили о преступлении? Он закрыл все церкви в городе. Все до одной…

Много лет назад, в те годы, когда я ещё был студентом исторического факультета, в процессе изучения истории древней Руси преподаватели часто рассказывали нам, что во времена ордынского нашествия наши предки в качестве последнего оплота защиты всегда выбирали храм или монастырь. Тогда я полагал, что это естественно: толстые монастырские стены могли уберечь от татарских стрел и копий. Но, как оказалось, дело было совсем не в этом. По большому счёту, любая церковь как строение это мышеловка, из которой нет иного выхода, кроме обычных дверей. И места в ней, особенно если набьётся полно народу, совсем немного. А потому прятаться там с точки зрения фортификации – чистейшее самоубийство. И, тем не менее, женщины с детьми, старики, раненые, и все, кто не мог уже сражаться, искали укрытия именно в храме. Почему? Да всё просто, потому что шли они туда не ради непробиваемой каменной тверди, а в поисках заступничества иного рода, они шли за спасением в надежде на высшие силы…

Ровно так же поступали и наши западноевропейские братья во Христе. Ведь, насколько мне известно, в любой религии, в том числе и по канонам ислама, чужой храм: церковь, кирха, мечеть или даже синагога – неприкосновенны, и укрывшиеся там — неприкасаемы. Да, этот принцип работал, увы, не всегда, но дело в данном случае не в вере, а в людях, которые ей прикрываются.

Ну а что теперь? Теперь горожанам, напуганным после нападения, просто на просто закрыли дорогу в храм. А почему? А потому, что с некоторых пор для либеральной Европы в целом, и конкретно для Франции, древние соборы и церкви перестали быть

святым местом, а стали всего лишь «муниципальной недвижимостью», целесообразность содержания которой начали измерять рентабельностью.

Руководствуясь подобной логикой, за последние 15 лет во Франции закрыли и снесли более 30 средневековых храмов. Вы только вдумайтесь в эти цифры! И что, это кого-то возмутило, оскорбило или хотя бы насторожило? Отнюдь. Всем было наплевать. Когда год назад запылал Нотр-Дам-де-Пари, а уже в этом году пожар уничтожил всё самое ценное в одном из древнейших храмов французской Бретани соборе Петра и Павла в Нанте, никто не захотел рассматривать это как плохое предзнаменование. А-ха-ха, конспирология, а-ха-ха, мы современные, свободомыслящие люди. Ну да, глупость какая. Хотя, если бы эти странные знаки заставили французов задуматься, что они идут куда-то не туда, возможно, нескольких уже случившихся трагедий, и тех, что, увы, наверняка ещё произойдут, можно было бы избежать.

Ведь так легко найти виноватого в виде сумасшедшего фанатика-одиночки, или даже группы таких фанатиков, нападающих на церкви и убивающих людей. А скажите мне, чем нападения на храмы во Франции отличаются от нападений на храмы в Польше, совершаемых в разгар массовых выступлений либерально настроенных противников запрета на аборты? Да, до смертоубийства в Варшаве или Кракове, слава Богу, не дошло, но дело-то не только в этом.

Я не хочу сейчас касаться темы искусственного прерывания беременности, хотя бы в силу того, что мне, как мужчине, кажется не совсем корректным вступать в подобную полемику, но объясните мне, почему польские защитницы своих гражданских прав в качестве объекта мести выбирают костёлы? И это в Польше, в одной из самых (если не самой) консервативно-католических стран Евросоюза. Потому что папские клирики придерживаются другой точки зрения? И только?

Тогда скажите, почему мусульманские выступления против мерзких карикатур в жёлтой французской газетёнке это плохо, а бунты польских панянок с одёжными вешалками, как символами подпольных абортов, в руках, сопровождаемые антицерковными демаршами — хорошо? Почему требование уважения к чужим религиозным убеждениям это дикость, или, как заявил тот самый шустрый мэр Ниццы Кристиан Эстрози, «исламский фашизм», а желание отстоять право на свободу слова любой ценой – норма? По сути, и там и там речь идёт лишь о несовпадении взглядов на жизнь вообще и морально-нравственные ценности в частности, то есть, фактически, о несовпадении в вопросах веры. Да-да, именно веры и религии.

Безусловная вера в либеральные ценности, весьма, как мы видим, выборочные — это и есть новая европейская религия. И либеральный религиозный фанатизм у европейцев ничуть не слабее исламского фундаментализма – нашла коса на камень, как говорится. Но есть в данном противостоянии одна проблема. Если мусульмане воюют за право не быть оскорблёнными, то европейцы ровно наоборот страдают за право безнаказанно оскорблять других. За такой квазирелигией нет, и не может быть правды, а значит, нет и силы!

Разрушая за ненадобностью свои храмы, Европа уже давно разрушает сама себя, с маниакальным упорством продолжая пилить сук, на котором сидит. Ту саму нравственную основу собственной, некогда столь великой цивилизации. И можно было бы, наверное, сказать, что у неё ещё есть шансы выжить в противостоянии с людьми, твёрдо убеждёнными в своей правоте и в заступничестве тех самых высших сил, от которых давно отвернулись европейцы. Гражданам ЕС надо лишь критически переосмыслить свои нынешние поступки и нравственные постулаты. Но, боюсь, это будет совершенно пустым пожеланием. Европа больна либеральным высокомерием, и она скорее падёт, как древний Рим перед ордами варваров, чем откажет себе в удовольствии продолжать смотреть на них и их «странных богов» свысока.

И сколько бы ни полыхали во мраке беззвучные зарницы, пока не грянет настоящий гром, европейский «мужик» не перекрестится, и то, если вспомнит, как это делается…

Алексей Белов
Tags: Европа, мнение, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments