kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Categories:

Сало по-канадски: Задачи Киева глазами Оттавы

24 ноября бывший (до 2019 года) посол Канады на Украине, Роман Ващук, выступил с лекцией «Что было не так с западной поддержкой реформ на Украине»

Не только российские или западные, но даже украинские СМИ на неё отреагировали вяло. Западных и российских журналистов понять можно. На Западе не рекомендуется признавать, что именно ЕС и США осуществляют внешнее управление Украиной, а значит, несут персональную ответственность за все провалы и катастрофы, которые страна пережила и ещё переживёт под их властью, равно как и за те, которые она не переживёт.



Для российских же СМИ тема внешнего управления Украиной также не представляет особого интереса. Она за последние семь лет стала абсолютной банальностью, известной всем. Тем более что бывший канадский посол — не первый представитель Запада, который, уйдя с должности, критически отзывается как о результатах украинского майдана, так и о выстроенной Западом системе колониального управления.

Что касается украинских журналистов, то в рамках междоусобной борьбы различных олигархических группировок за власть на Украине тема внешнего управления, роли Сороса, украинских прозападных активистов, живущих на гранты и обслуживающих западную повестку в ущерб своей национальной, настолько истрёпана и избита, что для придания очередному сообщению минимальной сенсационности необходимо, чтобы что-то нестандартное сказал президент США или Франции или канцлер Германии. Либо же оценка ситуации на Украине должна кардинально выбиваться из общего ряда (не важно, в лучшую или худшую сторону).

Между тем лекцию Романа Ващука СМИ проигнорировали зря. На фоне общей банальности есть там пара признаний, которые дорогого стоят. К тому же надо понимать, что сам Ващук — канадский украинец, то есть выходец из семьи украинских эмигрантов. Между тем канадские украинцы — совершенно особый человеческий материал, оказывающий огромное влияние не только на формирование западной (в том числе американской) политики в отношении Киева, но и на формирование национального сознания у украинских аборигенов, у тех, кого канадские учителя ещё в конце 1980-х стали называть «сознательными (свідомими) украинцами», из которых позднее выросли украинские необандеровцы.

Украина может заявлять о своём стремлении в ЕС и НАТО, о принятии «европейских ценностей», её уцелевшие пока олигархи могут искренне мечтать о приобретении статуса «настоящих европейцев», чтобы как о страшном сне забыть о своём прозябании на исторической родине. Даже отдельные активисты майдана и «герои АТО» могут, не кривя душой, утверждать, что они против бандеровщины, а сражаются за европейскую демократическую Украину. Они «так видят».

Тем не менее идеологию украинского государства всё то время, что оно существует и будет существовать, определяет необандеровщина. На первый план может выдвигаться «красный директор» Кучма, «европеец» из Хоружевки Ющенко или «крепкий хозяйственник» Янукович. Президент и/или премьер могут быть кем угодно, не только евреями, но (страшно подумать) даже русскими. В друзьях и подельниках у них может обретаться один и тот же татарин, а была бы на Украине влиятельная китайская диаспора, так и китаец мог бы. Но смысл существования и направление развития страны определяют необандеровцы.

Не случайно они так ненавидят (экс-министра науки и образования в правительстве Николая Азарова) Дмитрия Табачника, который ничем (кроме ума и образованности) не выделялся бы на фоне остальных украинских политиков (с которыми необандеровцы спокойно мирятся), если бы в бытность министром образования (с марта 2010 по февраль 2014 года) не вырвал бы у них из рук контроль над образованием, разрушив таким образом их идеологическую монополию. Украину это не спасло. Может, было и не поздно, но один в поле не воин, а правительство регионалов идеология не интересовала — они увлечённо грабили страну и друг друга. И, хоть это в результате никак не помешало необандреовскому перевороту в виде майдана 2013/14 годов, коллективная украинская бандеровщина по сей день не может простить ему успешного покушения на её идеологическую монополию.

Но украинские необандеровцы не были в большинстве своём воспитаны «выпущенными из сталинских лагерей недобитками УПА, дивизии «Галиция» и шуцманшафт-батальонов», как думают многие. Десятки, может быть, сотни переняли бандеровщину по наследству. Но если бы этим всё и ограничилось, то бандеровская власть не смогла бы установиться не только на всей Украине, но и даже конкретно в бандеровском заповеднике — Галиции. Потомственных бандеровцев для этого было слишком мало.

Главную роль в установлении на Украине бандеровской власти сыграли необандеровцы. Это люди, ничего общего до конца 1980-х — начала 1990-х годов с бандеровщиной не имевшие. Многие и вовсе русские или как минимум советские. Необандеровскую идеологию им привили канадские пропагандисты.

Причём многие из необандеровцев до сих пор считают себя либералами и демократами, противниками ОУНовского тоталитаризма, мягко, но осуждают Бандеру и готовы согласиться с тем, что украинские националисты образца 1940-1950-х «допускали некоторые ошибки». Тем не менее именно они являются ударной силой всех майданов, именно они обеспечили захват власти радикальными националистами. В конечном счёте именно они составляют ту самую лояльную украинскому нацизму массу, которая воюет в Донбассе, ратует за украинизацию, ненавидит Россию и мечтает присоединиться к крестовому походу на Москву, как только он будет объявлен США.

Повторю, этих необандеровцев воспитали канадские украинцы, которых и представляет посол Роман Ващук. Канадские украинцы отличаются от американских тем, что диаспора в Канаде формировалась преимущественно до Первой мировой войны. Но, имея вполне экономический характер, формировалась она из выходцев из австрийской Галиции, которые почитали «доброго цезаря Франца Иосифа» и не любили Россию, особенно после начала Первой мировой войны, считая её врагом.

Украинская диаспора в США формировалась в основном из беглых коллаборационистов Второй мировой войны, сотрудничавших с немецкими оккупационными администрациями, охранявших концлагеря, служивших в дивизии СС «Галиция» и в охранных частях СД, то есть совершавших многочисленные военные преступления.

В украинскую эмиграцию в Канаду также произошло впрыскивание аналогичных кадров, но, по сравнению с украинской диаспорой в США, она значительно более гибкая, её ненависть к России более глубока и разнообразна и исторически восходит ещё к дореволюционным временам, что позволяет канадским пропагандистам уходить от вопросов сотрудничества с нацистами, опираясь на произведения авторов, которые к моменту появления нацизма уже умерли и в сотрудничестве с ним замечены не были. В общем, для среднего советского и постсоветского человека канадские пропагандисты оказались более неангажированы и рукопожатны, чем сбежавшие в США убийцы.

Надо также иметь в виду, что канадская украинская диаспора, в отличие от американской, оказывает серьёзное влияние на исход канадских избирательных кампаний. Они не могут обеспечить победу своему кандидату или партии, но от их голосов зависит, кто из реальных кандидатов победит. Поэтому с ними считается весь канадский политикум. Поэтому Канада и оказалась первой страной, признавшей украинскую независимость уже 2 декабря 1991 года (на следующий день после проведения Всеукраинского референдума о независимости и почти за месяц до формальной ликвидации СССР).

Таким образом, США обеспечивали процесс бандеризации Украины финансами и политическими кураторами, а идеологически его окормляли канадские украинцы. Именно поэтому взгляд посла Канады, являющегося выходцем из семьи украинских эмигрантов, на задачи, стоящие перед украинским государством и обществом, крайне важен. Ибо идеями канадской эмиграции до сих подпитывается не только украинская необандеровщина, но и прочие западные правительства, работающие с Украиной.

Поэтому забудем об интересных, но далеко не новых подробностях внешнего управления Украиной (в том числе и при помощи группы послов США, Канады и стран ЕС), которые красочно расписывает Роман Ващук. Можно пропустить и его описания контактов с местными украинскими «талантами» — «молодыми реформаторами», которые произвели на посла неизгладимое впечатление. Всё это лирика.

Главное замечание посла касается того, что Украина, по его мнению «вела две войны»: одну с Россией и одну с коррупцией. Ващук упрекает Запад и украинских реформаторов-грантоедов за то, что обе эти войны они считали одинаково важными и даже придавали преувеличенное значение борьбе с коррупцией. По мнению посла Канады, коррупцию можно пережить (с кем, мол, не бывает — победили бы позже). По его мнению, одна из ключевых ошибок Запада и местных грантоедов-«реформаторов» заключается в том, что все возможные ресурсы не были сосредоточены на войне против России.

Причём сам посол делал всё возможное, чтобы убедить коллективный Запад принять его точку зрения. Ващук вспоминает, что договорился с работавшей министром иностранных дел Канады Христей Фриланд (тоже канадской украинкой с галицийскими корнями) и они вместе пытались давить на Меркель, руководство ЕС, на МВФ, добиваясь, чтобы кредиты и финансовая помощь Украине предоставлялись без всяких условий и никак не привязывались к успехам реформирования украинской государственности.

Послу надо отдать должное. Он один из немногих западных дипломатов (если не единственный), кто практически моментально понял, что эксперимент по «реформированию» Украины провалился, не начавшись. Далее, хоть посол и рассказывает о своей многолетней рефлексии, он на деле быстро и цинично определил, для чего Украина может пригодиться. Надо же её к чему-то приспособить, раз уж её захватили.

А затем Роман Ващук долго и упорно пытается объяснить своим западным коллегам, что пользу от Украины можно получить, только послав её на самоубийственную войну с Россией. Посол не объясняет, почему он считал настолько важным продолжать кредитовать и поддерживать финансово ни на что не пригодную страну. Но из его пассажей о «главной войне Украины» понятно, что, будучи умным человеком и, судя по всему, хорошо узнав украинскую элиту, Роман Ващук понял, что массированные финансовые вливания в отсутствие конкретных политических и экономических требований украинцы воспримут как карт-бланш. Они решат, что Запад их во всём поддержит, и выйдут с Москвой на тот уровень конфронтации, после которого Россия просто не смогла бы в очередной раз «не явиться на войну».

Последствия ясны: Украину бы прихлопнули, как надоевшую муху, но дипломатические, экономические и политические последствия для России были бы тяжелы. Таким образом, Запад избавился бы от Украины, как от чемодана без ручки, а та часть западной политической элиты, которая хотела максимальной изоляции России, разрыва с ней всех торгово-экономических и большинства политических связей, получила бы аргумент в поддержку своей позиции.

Случайна ли такая позиция посла Канады? Нет. Канадские украинцы, будучи потомками выходцев из австрийской Галиции, давно уже создали собственную Украину в Канаде. «Земля предков» их интересует только с точки зрения создания проблем традиционно (из австрийского прошлого) ненавидимой России. Нынешнее аборигенное население Украины мало похоже на канадских украинцев и даже на Украину, о которой вспоминали их родители и прародители. Даже бандеровцы и необандеровцы для канадских украинцев лишь частично свои, но в целом не более чем расходный материал — инструмент исторической мести России.

Так что невысказанная мысль бывшего посла проста и понятна: главная ошибка Запада состоит в том, что он не поддержал канадский план отравления украинского Свинёнка и скармливания его русскому Медведю. Глядишь, последний если и не помер бы, то хотя бы заболел.

Напомню, что канадские украинцы являются главными экспертами Запада по Украине, идеологами, определяющими его цели и приоритеты в этой работе. И план канадского посла по финансированию Свинки от пуза, лишь бы она возомнила себя диким Кабаном и на Медведя бросилась, вполне бы сработал. Если бы не случилось несчастье. Мир погрузился в глобальный системный кризис. Лишние деньги на Западе кончились. Европейские и даже американские друзья канадцев решили, что слишком расточительно скармливать Медведю (пусть и в отравленном виде) то, что можно сожрать самостоятельно.

Жадность испытывающего ресурсный голод Запада понятна. Но стратегически, с точки зрения долгосрочных интересов традиционной западной политики, Роман Ващук был прав. Так что пока Украина окончательно не исчезнет, пока Запад не вынужден будет признать своё всемирно-историческое поражение и временно (ибо в политике ничто не конечно) смириться перед Востоком — до тех пор мы всегда будем сталкиваться с угрозой возобновления и реализации «плана Ващука». Тем более что необандеровская Украина в любой момент почтёт за честь стать жертвенным Свинёнком.

Ростислав Ищенко
Tags: Ищенко, Канада, мнение, украина, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments