kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Category:

Думы о борще… и не только

Борщ как зеркало украинской революции



Нет, я, конечно, давно знал, что политические украинцы ― люди не очень умные и, откровенно говоря, весьма недалёкие, но то, что случилось буквально на днях в социальных сетях, заставило изумиться даже меня.

В ответ на, в общем-то, невинный пост популярного российского «хохмача» Андрея Бочарова, в котором он рассказал, как изволил откушать русского борща, полились потоки гнева и проклятий со стороны свидомых и не очень украинских пользователей соцсети, с жаром и яростью уверявших, что борщ ― исконно украинское творение, известное ещё с тех незапамятных времён, когда древние укры откопали (или выкопали) Чёрное море. Так начался вселенский борщевой ср*ч, в смысле спор, между апологетами русского и древнеукраинского происхождения данного блюда.

Пока русские острили и беззлобно подкалывали оппонентов, «потомки трипольцев» обвиняли россиян в очередном воровстве чего-то национально-украинского и призывали на их головы кары небесные. Свара выплеснулась за пределы одной отдельно взятой социальной сети и потекла по просторам интернета, охватывая всё более широкие массы любителей наваристого первого блюда, знаменитого своим революционным красным колером.

Наблюдать за происходящим было и смешно, и забавно, но лишь первое время. В какой-то момент, когда проклятия становились всё громче, а ярость всё безумнее, стало понятно, что у наших «шароварно-вышиванковых» братьев серьёзно так срывает крышу. Но даже не это стало для меня таким шоком, а то, что, как оказалось, уже некоторое время тому назад сначала украинский Минкульт, а вслед за ним и Министерство иностранных дел незалэжной на полном серьёзе предлагали внести борщ в список всемирного наследия ЮНЕСКО в качестве эксклюзивного украинского изобретения. Вот тут я тихо присел.

Следует заметить, что, признавая все достоинства ароматного творения славянских кулинаров, я всё же не являюсь его большим поклонником, мне как-то всегда была ближе солянка. Слава богу, о её этнической принадлежности пока не ведутся жаркие споры. Тем не менее борщ я ел неоднократно и в различных вариантах, в том числе и на Украине. Кстати, именно там меня угощали восхитительным борщом с томатами вместо свёклы, доказывая, что это и есть истинно природный украинский вариант, а суп со свёклой ― это свекольник, а не борщ. Как видите, даже на самой Украине «не всё так однозначно».

Собственно говоря, удивляет не эта неоднозначность, а именно попытка украинцев довести до абсурда любую идею, пытаясь обосновать своё «первородство» максимально парадоксальными, на грани бредней сумасшедшего, методами. В этом контексте борщ перестаёт быть неким гастрономическим блюдом и превращается в символ веры, которая, как известно, не нуждается в доказательствах и даже отрицает всякую попытку обоснования, но в то же время требует беспрекословного следования каноническому учению.

Так было и с вышеупомянутым Чёрным морем, и с украинским языком как предтечей всего мирового языкового многообразия, и с Украиной ― прародиной всего сущего, и, наконец, с Галицией как местом рождения спасителя человечества Иисуса Христа. Так что в каком-то смысле борщ и нынешний спор о нём ― это эдакое зеркало современной украинской свидомой революции.

Борщевое мифотворчество

Но вернёмся к вещам более прозаическим. Как человек, закончивший в своё время исторический факультет, не удержусь и вставлю свои пять копеек на тему происхождения обсуждаемого гастрономического творения.

Итак, начнём с того, что борщ по своей сути блюдо народное, крестьянское, поскольку основу его составляют простые дары полей и огородов, легко и без значительных усилий произрастающие в наших широтах. Никаких особых изысков и дорогих продуктов борщ не требует. Вкус и качество готового продукта лишь свидетельство уровня кулинарного искусства хозяйки, над ним колдовавшей. Но нынешний всем известный вариант борща с определённым набором овощей, сваренных на хорошем мясном бульоне (свином, говяжьем или даже бараньем), имеет, как ни печально, несколько противоречий с исторической реальностью.

Во-первых, мясо как продукт повседневной кухни было малознакомо нашим далёким предкам. Сытно и зажиточно малороссийский крестьянин, как и его великорусский собрат, жили только в лубочных фантазиях ультра-патриотов. Чаще приходилось довольствоваться варевом, где, по меткому народному выражению, «одна капустка другой ау кричит». Так что споры, какое мясо более правильно для борща, вообще отдают сумасшедшим домом: любому были рады.

Во-вторых, не основным, но важным ингредиентом данного супа является картошка, которая, как ни крути, продукт заокеанский, привезённый к нам из далёкой Америки и культивированный в России лишь заботами матушки-императрицы Екатерины Великой, да и то с большим скрипом. И это я ещё молчу про не менее забугорные томаты. Здесь уж вообще комментарии излишни. Так что при любом раскладе нынешний «классический» рецепт никак не мог сложиться ранее первой половины, а то и середины XIX века. А раз так, то как минимум теория о древнеукраинских корнях данного чуда гастрономии рассыпается просто на глазах.

Аргументируя дальше, можно было бы легко вспомнить о том, что слово «борщ» и блюдо, им называемое, исторически имеется не только в украинском или русском языке, но и в польском, белорусском, молдавском, болгарском и литовском языках и кухнях. И здесь становится весьма очевидно, что право называться родиной борща украинцы столь яростно оспаривают почему-то только у русских: ни к полякам с литовцами, ни к молдаванам с болгарами по данному поводу никаких претензий нет. Но почему?

А всё просто, потому что в глубине души понимают, что когда-то в далёкие годы три родных брата хлебали борщ из общего котелка, потом один из братьев, отрицая своё родство с остальными, решил пойти, скажем так, своим путём и, прихватив среди прочего старинный семейный рецепт любимого блюда, очень хочет теперь доказать, что именно он его и придумал. Вот и начинает поднимать бессмысленную волну и обращается к высоким международным инстанциям, обосновывая своё первенство. Два же других брата лишь смотрят на него с недоумением и пожимают плечами.

И ведь главная проблема в том, что не борщом единым жива нынешняя незалэжная украинская сказка. Вся современная Украина пропитана архаичным духом легенд и мифов, большая часть из которых придумывается просто по ходу дела, подгоняя реальность под образы в головах свидомых украинизаторов.

Скажите мне, чем спор вокруг борща и попытка занести его в анналы достижений человеческой цивилизации, отличаются от создания совершено идиотского рецепта на основе ещё одного украинского национального продукта ― «сала в шоколаде»? Мало того, что это просто мерзко на вкус, так и по замыслу это какая-то нелепая попытка рядить «Дуньку с мыльного завода» в благородные одежды дам высшего света.

Я искренне не понимаю, зачем таким диким образом натягивать простонародную сову на эксклюзивный гастрономический глобус. Нет, я знаю, что когда-то и французский буйабес тоже был простой рыбацкой похлёбкой, стоившей гроши, но с тех пор рецепт переработали и стали его готовить с такой рыбой и морепродуктами, которые обычному рыбарю боле не по карману.

А в борще за условные 200 лет ничего не изменилось: те же простые и доступные ингредиенты, тот же всем известный способ приготовления. Впрочем, скоро стараниями современной украинской власти борщ вполне себе может стать золотым для стремительно нищающего украинского обывателя. И тогда он уж точно перейдёт из списка любимых народных блюд в разряд высокой кухни для богатых, по крайней мере в одной отдельно взятой стране. Так вот и становится простая и, в общем-то, непритязательная крестьянская еда частью гастрономического haute cuisine.

Лингвистическая гастрономия

Вообще на Украине давно прослеживается какая-то особая связь кулинарии с политикой. Помнится, в конце 80-х на волне перестройки повылезавшие из подполья националистические недобитки и примкнувшая к ним бестолковая, но пассионарная молодёжь обожали устраивать языковые допросы с целью отделения своих от чужих, и кодовым проверочным словом у них была труднопроизносимая для великороссов «паляныця». Это такой себе украинский праздничный хлебушек из пшеничной муки, приплюснутый, округлый, с характерным козырьком из корки сверху, получающимся благодаря специальному надрезу перед выпечкой.

Ходят слухи, что подобным способом определения неблагонадёжных граждан пользовались ещё петлюровцы в эпоху УНР. Но так это или нет, мне доподлинно неизвестно. Впрочем, я не удивлюсь, если это правда. И тем не менее в малороссийском диалекте русского языка, который до сих пор упорно называется украинской мовой, существует достаточно фонетических конструкций, труднопроизносимых для обычного русскоязычного человека, но каким-то неведомым образом всё опять сводится к жратве. И если так пойдёт, то вскоре нынешний сакраментальный украинский вопрос «чей Крым?» незаметно сменится ещё более значимым «чей борщ?»

А посему эти безумные споры и интернете, этот вечный украинский карго-культ с постоянным обращением к силам небесным посредством изображения на полях из подручных материалов больших тотемных символов типа трезубца в надежде, что «великие западные боги» увидят и прилетят, всё это свидетельство явного психического нездоровья нации.

Хорошо ещё, что на Украине не происходит дискуссии, как правильно говорить шаурма или шаверма, ведь раз уж всё произошло отсюда, с благодатных и бескрайних украинских просторов (если, конечно, верить свидомым историкам и географам), то и точку в этом бесконечном споре между Москвой и Питером, по идее, должны поставить именно в Киеве.

И вообще, шаурма она, кстати, чья? Или всё-таки шаверма? Или даже шаварма?

Голова кругом, что-то я проголодался от таких рассуждений. Пойду приготовлю себе турецкий дёнер кебаб, ну или дюрюм. Надеюсь, у небратьев по этому поводу претензий ко мне не возникнет…

Алексей Белов
Tags: борщ, здобулы, мнение, украина, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments