kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Categories:

Стратегические и региональные угрозы России, активность врагов и действия армии

Армии выигрывают или проигрывают сражения, а войны — государства.



Стратегическая стабильность и гибридная война

Американская администрация поняла, что стратегическая стабильность — в их понимании предмета — разрушена, и запросили переговоры на высшем уровне для прояснения ситуации. Невнимательно слушали Мюнхенскую речь Путина, упустили время и ищут способ наверстать.

Стратегическая стабильность в понимании США: Россия замыкается в национальных границах 1991 г., сокращает инвестиции в оборону, лояльно относится к действиям НАТО вне ее территории, понижает уровень военного и научно-технического сотрудничества с Китаем и помогает Америке в решении геополитических проблем.

Давит на Иран, Северную Корею, Белоруссию, Донбасс, Приднестровье, Южную Осетию, Абхазию, Сирию, Китай, а если американцы убедятся, что те не торопятся примкнуть к «демократической лиге», и надумают бомбить, то Россия не сбивает самолеты, а делится разведданными с Пентагоном и оказывает логистическую поддержку. Параллельно занимается сдерживанием и удушением России.

Стратегическая стабильность в понимании России: равноправное добропорядочное сотрудничество и добросовестная конкуренция, отсутствие истерики на ассиметричные ответы России, наносящие ущерб экономике, финансам и обороне США и стран НАТО.

[Spoiler (click to open)]
Что значит гибридная война? Это политическая, дипломатическая, технологическая, финансовая, экономическая, информационная, идеологическая, кибернетическая, культурная, историческая война.

На счету армии исторической России ни одного стратегического поражения, а на счету государства в гибридной войне — два стратегических (1917 и 1991 гг.) и множество — тактических.

Например, Советская Армия обладала достаточной мощью для проекции глобальной силы, а ВМФ контролировал международные маршруты доставки нефти, что способствовало дипломатам вести успешные переговоры по объемам поставок и ценам, соответствующим интересам страны.

М. Горбачев «армейский аргумент» проигнорировал, и Саудовская Аравия, в сговоре с США, обрушила цены на нефть.

Тот случай, «когда дурак — хуже врага», а результат налицо — рухнула страна и развалилась армия.

Расходы на Армию и ВМФ России в разы ниже, а попытка нового заговора в 2019 г. была сорвана. Вопрос цен и объемов добычи решили с учетом национальных интересов страны.

Когда президент говорит, что Россия «зубы выбьет» желающим у нее что-то «откусить» — имеет ввиду территории. В качестве «стоматолога» — армия.

Но ни для кого не секрет, что противник, «ежедневно откусывает» от:

► бюджетов бизнеса и государства, через экономическую и финансовую войну;
► мозгов молодежи и коллективной исторической памяти, через информационную войну;
► семьи, традиции и морали, через пропаганду извращения.

Возникает «растяжка». Армия влияет на нейтрализацию ряда гибридных угроз минимально, а они на армию — максимально.

Радует, что армия обратила внимание на гибридные угрозы для истории, образования, технологий, кибернетического и информационного пространства, а ОПК ориентирован на прорыв в шестой технологический уклад.

Готово ли государство и общество к победам в гибридной войне? Не факт, но просыпаются.

Государство приступило к поиску финансово-экономической модели, соответствующей статусу «страны-цивилизации», а общество осознает, что навязанная ему идея про «гражданское общество» — токсична.

Гражданское общество — сообщество людей, понимающих, зачем живут вместе, и ощущающих себя гражданами России, а не сообщество космополитов, объединенных «кричалкой» «Мы здесь власть» и проповедующих модель: «Россия — Сан-Марино».

Еще вчера количество космополитов в России равнялось количеству их представителей в наблюдательных Советах министерств и Общественной палате. Сегодня приближается к справедливой пропорции и отсеивает работающих в интересах противников.

Война и Армия

Не завидую офицерам и генералам Главного оперативного управления Генерального Штаба, занимающимся стратегическим планированием и мониторингом ситуации, работающим под постоянным давлением военных экспертов и общественности, примкнувшей к ним.

Часть из них — откровенные идиоты. Часть — сознательно или бессознательно высказываются в интересах противника, а ГОУ ГШ работает в жестких рамках. С одной стороны, бюджетные ограничения и ограниченные возможности ОПК. С другой — нарастающее давление со стороны «беспокойных соседей» и НАТО.

Стратегия России — комплексное сдерживание.

Среди угроз: одна стратегическая — США и союзники, и несколько региональных — «беспокойные соседи», ориентированные на интересы НАТО.

С учетом разнообразия угроз, российская армия развивается по принципу «две в одной» — в отличие от советской, втянувшейся в гонку вооружений из-за концентрации избыточных тактических сил на стратегических направлениях.

Стратегическая оборона строится, исходя из понимания, что ни одна из противоборствующих сторон не обладает экономическим и мобилизационным потенциалом для оккупации и контроля территории противника.

Задача «стратегической армии»: сдерживание от нападения и вмешательства в российские операции по принуждению к миру на территориях «беспокойных соседей»; нанесение неприемлемого ущерба или уничтожение противника.

Задача «тактической» — сдерживание или принуждение к миру «беспокойных соседей» , не членов НАТО, и создание благоприятных условий для экономического развития и экспансии.

Судя по материалам, имеющимся в открытом доступе, и заявлениям военных экспертов сторон, спорам по размерам мобилизационных резервов, ВВП России и НАТО, количеству танков, самолетов и кораблей у противоборствующих Сторон, сообщениям о разработках нового оружия — единого понимания оптимальной структуры Армии, функционирующей по принципу «две в одной», в экспертной среде нет.

Американские эксперты, обсуждая бои за Калининград, «забывают» о ракетах, «прикрывающих» Калининград, но базирующихся под Калугой, на Алтае и Камчатке. «Перебрасывают резервы» из Америки, «которой к моменту переброски уже нет».

Наши сетуют, что маловато танков, систем ПВО, комплексов береговой обороны и кораблей, чем подыгрывают Альянсу, стремящемуся навязать России сценарий «рукопашных боев», а если навяжут, то мгновенно выложат на стол мобилизационный потенциал, объем ВВП и «прочую мутоту», не имеющую отношения к войне будущего.

В Варшаве и Брюсселе «постоянно ноют» про «Искандеры», танковые дивизии в Калининграде. При том, что их страшный сон — Россия утверждает Доктрину превентивного удара и убирает армию и флот из Калининграда. Оставляет на суше и море силы ФСБ, средства мониторинга воздушного, морского и наземного пространства и бригаду Росгвардии, а остальные функции обороны передает бригадам РСМД, базирующимся «на материке» и ракетчикам РВСН Урала и Сибири.

Польское нытье и «озабоченности российских экспертов» — не безобидны и приближают войну. Война «по недоразумению» начнется в момент, когда поляки окончательно поверят «в кулачные бои», а закончится обменом ядерными ударами между Россией и НАТО.

Сегодня танки в Калининграде — напоминание Польше, что «свято место пусто не бывает».

Если польские танки «уедут на Украину», то их боксы в Польше займут русские.

Представим, что управление обороной Калининграда поручено искусственному интеллекту. «Знает», сколько сил и средств имеет НАТО в Европе и сколько на территории США. Также — боевые возможности Балтийского флота и российской армии. «Фиксирует», что в море или воздухе произошел инцидент.

НАТО после крушения своих «боевых платформ» не останавливается, а поднимает авиацию и двигает корабли. Какое решение примет ИИ? Отправит на встречу все имеющиеся самолеты и корабли Балтийского флота или будет ждать, когда воздушные и надводные «боевые платформы» противника произведут пуски всех имеющихся ракет, и даст команду на перехват? Это поражение.

Думаю, что ИИ будет действовать рационально и исходить из третьего сценария.

Даст команду «тактической армии» на усиление границы с Польшей; оборону объектов «стратегической армии» и выдвижение навстречу войскам ЗВО, берущим под контроль Балтийский или Сувальский, сухопутные коридоры; уничтожение одиночных целей.

«Стратегической армии» — уничтожить групповые цели, включая самолеты и корабли, не только на боевом курсе, но и в местах их базирования; пункты управления и принятия стратегических решений в Европе. «Свяжется» с ракетчиками Алтая. Чем быстрее на горизонте появятся групповые цели или активизируются стратегические объекты противника, тем быстрее будет применено оружие повышенной или сверхразрушительной мощности.

«Тактическая армия» укрепляется. Украина, Грузия, Молдавия — не члены НАТО, а экология в Балтии важна для России.

Когда Кремль заявляет о «красных линиях» на вхождение Грузии, Украины, Молдавии в НАТО, это не значит, что боится расширения НАТО, а подчеркивает эстетическую несовместимость «лунного пейзажа» с объектами общей истории и заботу об экологии на прилегающих территориях.



Валентин Днепров
Tags: Россия, армия, война, мнение, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments