kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Category:

Авторы канала «Донецкий Абориген»: Власть ДНР переживает, когда наша информация доходит до Москвы

«Донецкий Абориген» в течение нескольких лет был самым влиятельным телеграм-каналом ДНР. Авторы канала освещали то, о чём молчали другие: воровство и коррупцию, преступления и безнаказанность, информационные и идеологические просчёты. Расследования канала заставляли нервничать обитателей многих кабинетов. Однако со временем публикаций становилось всё меньше, на некоторое время канал и вовсе замолчал. «Антифашист» решил выяснить, что произошло, и связался с его авторами.



— «Донецкий Абориген» ранее был одним их самых информированных и влиятельных телеграм-каналов Донбасса. Теперь новые посты на канале практически перестали появляться. Что произошло? Канал прекратил свою работу или это временный «творческий отпуск»?

— Да, на данный момент канал находится в паузе по причине смены подхода к его работе, в коллективе канала произошли изменения, и сейчас мы пытаемся пересмотреть его принципы работы, вырабатываем новый подход. Если ранее канал в большей части занимался экономикой, а политикой и гражданским обществом по остаточному принципу, то сейчас направленность и тематика будет меняться. Все заявленные для себя цели мы достигли, осветили ситуацию в экономике, коррупцию и злоупотребление властью, но качественных изменений жизни граждан Республики мы не достигли. Путём титанических усилий нам удавалось останавливать многие негативные процессы, но буквально в течение недели после победы возникали более серьёзные вызовы. Пришло понимание, что боремся с последствиями, а не с причинами сложившейся ситуации. Это и есть повод для творческого отпуска, переосмысление процесса и подготовка к новой стратегии в информационной повестке.

Экономика вторична, она лишь концентрированное проявление политики, проводимой в государстве. Бороться и влиять требуется на первоисточник проблемы, а не пытаться исправить последствия.

— Вы создавали канал, чтобы прорвать информационную блокаду, в которую попал народ Донбасса, так вы говорили нам в интервью. На ваш взгляд, получилось ли это в полной мере? Если нет, то почему?

— Да, говорили и повторимся: Донбасс продолжает быть заложником информационной блокады, по сей день подаются завуалированные отчёты обо всех процессах, происходящих тут. И пусть многие наши публикации заставляли напрягаться и нервничать кабинеты, как на территории Донбасса, так и на Севере, включать весь доступный ресурс для смазывания и расфокусировки вопроса - кардинальных изменений мы не добились. Снятие информационной блокады лежит не в плоскости создания одного или нескольких независимых ресурсов, прорыв блокады лежит в плоскости изменения государственного и системного подхода со стороны российских чиновников, увеличение количества и качества людей, отвечающих за Донбасс, изменение ведомственной монополии, сложившейся тут.

Сказать, что все наши действия не принесли результата, тоже невозможно: практически не осталось людей, как в Донецке, так и в Москве, искренне верящих официальной пропаганде и подконтрольным власти ресурсам. И наличие альтернативы в информационном пространстве разбило сначала созданный «Ташкентом» (Александр Тимофеев, вице-премьер ДНР при Александре Захарченко – ред.) миф о построении здесь развитого социализма, а потом и «экономическое чудо» нынешней власти. Но, кроме помощи в здравой оценки существующей действительности, пользы для населения Донбасса это не принесло. Мы продолжаем читать и видеть очередные «экономические форумы», очередные «запуски производств», только уже не реагируем на них серьёзно, легче для себя справляемся с манипуляцией.

— Как вы относитесь к утверждению, что отдельные представители власти, понимая, что не в силах контролировать полностью социальные сети, включились в конкуренцию с независимыми каналами. Как говорится: не можешь победить - возглавь. Есть ли в этих условиях шансы на развитие независимых каналов как элементов гражданского общества?

— На Донбассе нет гражданского общества - запрещено и посажено на подвал. У нас запрещены негосударственные СМИ, а формулировки, по которым можно привлекать частных лиц, настолько размыты, что дают право сажать и преследовать за любую публикацию даже на персональной странице в соцсети.

Яркий пример этого - история Романа Владимировича Манекина. Заслуженный деятель и гражданин Российской Федерации, аккредитованный в МИД РФ журналист и публицист, профессор философии и истории, переехавший обратно на Донбасс с началом войны и живший всё это время тут безвыездно. Арестован по обвинению во взаимодействии с СБУ, обвинения были разбиты и опровергнуты в первые же сутки после ареста - реакция на это всё нулевая, он продолжает удерживаться. Зато известно из достоверных источников, что уже в конце этого месяца ему планируют вынести приговор, по всем признакам неадекватный - реальный срок с содержанием на строгом режиме (интервью с «Донецким Аборигеном» состоялось в середине мая, по информации экс-спикера Народного Совета ДНР Андрея Пургина 31 мая Роман Манекин осужден на 2,5 года. Официального подтверждения этой информации пока нет – ред.) И это старому болеющему профессору за публикации на личной странице в фейсбуке?!

Вы говорите о развитии гражданского общества... Оно запрещено и посажено, у нас преследуются любые собрания граждан, необоснованный и необъяснимый никем комендантский час, запрещены общественные организации, профсоюзы, движения и партии. Общество разбито и атомизировано, люди разогнаны по кухням. Ситуация апатии и неучастия общества очень трудно прогнозируема в потенциале в случае каких-либо потрясений или изменений.

Методы и механизмы запредельно жестокие и неадекватные, поэтому содержание независимого ресурса – это, в первую очередь, угроза себе и близким, угроза, которая будет реализована при первой же возможности. Про развитие и рост численности независимых ресурсов и авторов в такой атмосфере говорить не приходится.

— На постсоветском пространстве сейчас активно идет работа по деанонимизации авторов телеграм-каналов. Авторство вашего канала приписывали разным людям, преимущественно, «людям 2014 года». Удалось ли вас деанонимизировать, возможно, из-за этого вы перестали писать?

— Мы не питаем иллюзий относительно своей анонимности: частично авторы нашего канала деанонимизированы, но точных данных обо всём коллективе не имеет никто. Про 2014 год интересно прозвучало… Интересно ввиду того, что нашим событиям всего семь лет, и поколение пишущих объективно ещё не смогло вырасти и сформироваться. Поэтому, если брать всех пишущих и искренне переживающих за Донбасс, логично предположить, что эти люди активно участвовали в процессах весны 2014 года. Мы не берём в расчёт осенний десант из Киева и прочих, присланных на борьбу с народным мятежом (к слову, занимающих сейчас официальные СМИ и кабинеты).

— Вы получали угрозы во время своей работы?

— Угрозы и оскорбления мы получаем постоянно, они стали привычными и даже служат своеобразной оценкой эффективности нашей работы.

— Вам предлагали продать канал?

— Предлагали, и не раз. Крайнее предложение было на отметке трёхкомнатной квартиры в центре Донецка. Но, видать, признали недоговороспособными, и на том спасибо.

— В нашем предыдущем интервью вы говорили, что информацию для публикаций вам, в том числе, передавали люди, работающие во власти. Как сложилась судьба этих людей? Их пытались разоблачить, возможно, кто-то их них подвергался преследованиям?

— Про источники разговор отдельный – у нас нет примеров их обнаружения либо дальнейшего преследования. И связано это, скорее всего, с квалификацией и общим уровнем поддержки нынешней власти. Зато есть много примеров паранойи, развившейся в результате нашей деятельности, обсуждения наших публикаций на совещаниях, личных беседах высокопоставленных чиновников и руководителей. Научились прятать документы даже от своих подчинённых, реже ставить подписи и пытаться вынудить брать ответственность других. Не поверите, но у нас есть закрытые решения, которые не попадают в публикации и даже в канцелярию, а имеются в единичных экземплярах и показываются в очень редких случаях.

— В настоящий момент реагируют ли власти на публикации телеграм-каналов и посты в социальных сетях с разоблачениями или претензиями населения, или уже выработан иммунитет на это?

— Как и ранее переживают, когда информация доходит до Москвы. Это вынуждает включать свои подконтрольные каналы и гасить инфоповоды, напрягаться и опровергать, или дискредитировать факты и участников этих поводов. Мнение местного населения уже давно мало кого беспокоит. Антирейтинг в 80% не даёт иллюзий бороться за общественное мнение здесь, на Донбассе, а вот большие кабинеты Москвы и средний российский обыватель патриотического поля для них болезненны. Тут и срабатывает удалённость и неосведомлённость, тут ещё есть кропотливая работа с бюджетами, справки, заказные статьи в московских ресурсах, скупка экспертов.

— На ваш взгляд, влияют ли, а, возможно, даже формируют, анонимные телеграм-каналы повестку дня в закрытых обществах в условиях отсутствия независимых площадок? Насколько в принципе эффективен этот инструмент?

— Вернёмся к вышесказанному: телеграм-каналы как средство формирования информационной повестки зарекомендовали себя как наиболее эффективный на данный момент механизм, и переоценить это влияние трудно. Наша творческая пауза связана не с разочарованием в этом механизме, а с методикой его применения. Работая в части экономики и точечных локальных проблем, мы не смогли повлиять на дальнейшее развитие ситуации в Республике в целом. Освещая проблемы и выводя их в фокус общественного внимания, добивались только локального результата (и не всегда долгосрочного). Весь потенциал «Донецкого Аборигена» не реализован, он ещё много пользы может принести Донбассу и его жителям, наша задача это обеспечить, чем и займёмся в ближайшее время, освещая именно те вопросы, которые смогут сдвинуть эту застывшую ситуацию с мёртвой точки.

Алексей Белов
Tags: ДНР, Донецк, новости, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments