kot_sapog (kot_sapog) wrote,
kot_sapog
kot_sapog

Categories:

Александр Роджерс: Сытый бунт

Периодически в комментариях приходится слышать от мамкиных революционеров что-то типа «Вам, сытым и зажравшимся, не понять».

Конечно, мне не понять. Мне, народу, не понять сытых и зажравшихся «революционеров».



Моего папу, МС по боксу и тяжёлой атлетике (одновременно, да), в начале девяностых пытались заманить во все бандитские группировки города. Пытались дарить машины и магазины. А он отказывался и предпочитал честно работать сначала тренером по спорту, а когда это оказалось совсем ненужным на определённом этапе – то грузчиком, то челноком.

Не то, что два пламенных борца за народное счастье – Гена Гудков и Слава Мальцев, которые организовали «коллекторские конторы» (читай «легализированный рэкет») и выбивали деньги из должников.

А когда Костя Сёмин получал элитное американское образование стоимостью 70 тысяч долларов в год (или в семестр?), я учился на бюджете в Винницком политехе. Правда, в экспериментальной группе. Экспериментальность которой заключалась в том, что мы учились не по 3-4 пары в день, а по 6-7. Седьмая пара заканчивалась в 22:20, трамваи в это время уже не ходили, и я через весь город топал пешком домой в темноте (потому что лампочки в фонарях в «святые девяностые» в нашем городе никто не вкручивал).

Из 28 человек набора до выпуска добралось четыре. И скорее даже не самые умные, а самые упрямые.

Перед этим некому было запихнуть меня в элитную школу, и я учился в обычной общеобразовательной школе №7. Где был лучшим учеником, за что на меня регулярно пыталась наезжать гопота (обычно дружными коллективами по 4-6 человек, меньше им страшно). И на вопрос «Ты что, самый умный?» отвечал «Да» и лез в драку.

Ах, да, с 13 лет моё утро начиналось в 5 утра, когда я вставал, чтобы отвезти несколько тачек с различными товарами на близлежащий рынок и немного заработать. После чего я шёл в школу/институт. И в 10-11 вечера мы ходили разгружать TIRы, чтобы ещё подзаработать грузчиком (почему так поздно? а чтобы группировки рэкета не узнали – разгружали в темноте). А вместо выходных я работал на этом же самом рынке продавцом, попутно читая всё, до чего мог дотянуться.

Поэтому да, мне не понять сытого мажорского бунта московских либералов (как там у них было на Болотной? «революция шуб»?).

Пока я разгружал грузовики за порцию пельменей и мелкую денежку, «предводитель сетевой партии из одного человека» Максымка Шевцов был менеджером среднего звена в «Лукойле». И тогда его не волновало, что «ресурсы Родины продаются за рубеж», потому что он был встроен в систему. А борцунство в нём проснулось только тогда, когда его уволили (кстати, за что?).

У меня не было родственников среди высшей партийной номенклатуры СССР, как у Ильи Пономарёва или Серёжи Тютюкина (Удальцова). Поэтому свою должность главы молодёжки Соцпартии я зарабатывал упорным трудом. Клеил плакаты, раздавал листовки, монтировал сцену для выступлений лидеров на митингах, занимался охраной массовых мероприятий и бегал по городу, реагируя на обращения граждан.

Но у меня хватило принципиальности уйти из партии и отказаться от заслуженной должности, когда я увидел, что Мороз продаёт места в избирательных списках бандитам. Кто сказал «Грудинин»? Выйди из КПРФ!

И пока различные тунеядцы «Я бросил работу, ушёл воевать, чтоб на Ютубе донаты собрать», я во главе толпы в восемьсот человек, год не получающих зарплаты, штурмовал проходную завода, игнорируя наставленные на нас пистолеты охранников. И знаете что? Мы выбили всю зарплату до копеечки (до сих пор горжусь этим, да).

А когда я в Луганске просыпался от звуков перестрелки танков в 2014 году, Андрей Рудой писал в блог на «Эхе Москвы», что «для нас лучше, если Донбасс проиграет».

Конечно, нам никогда не понять друг друга. Вернее, я понимаю, что он мелкий шкурный пропагандист на содержании у Ходорковского, но простить всё равно не могу.

Когда я приехал в Москву на автобусе из Ростовской области (с одной спортивной сумкой с вещами), то на последние деньги купил в ломбарде подержанный ноутбук и сидел на улице и печатал. А потом нёс написанное в редакцию. Параллельно занимался куплей-продажей всякого, после чего шёл ночевать в хостел. Пока не заработал достаточно, чтобы снять квартиру и забрать жену с ребёнком от тёщи.

А в это же время некоторые, сидя в оборудованных студиях, в конденсаторный микрофон (от 25 до 90 тысяч рублей) через плевательницу поставленным голосом обсуждали «как Россия сегодня гибнет особенно сильно, АВМЯК».

У меня же нет папы-конезаводчика, а у них есть. Ну давай, расскажи, как тебе тяжело живётся – я с попкорном и записываю.

Я как ушёл семь лет назад на войну, так и не возвращался. До сих пор каждое утро читаю сводки и лучшая новость – это «Обстрелы ДНР не зафиксированы. Обстрелы ЛНР не зафиксированы». К сожалению, это бывает не часто.

Расскажите жителям Горловки, как вам тяжело живётся в «путинской России». Особенно без хамона и легализации гей-браков.

Все эти «революционеры» – это кучка нигде не работающих зажравшихся мажоров. И пролетариата среди всех этих журналистов, блогеров, историков и прочих деток партноменклатуры не обнаружено.

Которым плевать, если они снова погрузят Россию в разруху и гражданскую войну (как это уже сделали их «коллеги» с Украиной). Ведь пока мясо майдана утилизировали в котлах, козлы-провокаторы Мустафа Найем и Сирожа Лещенко получали синекуры в оккупационной администрации. А этим тоже хочется!

Извините, накипело.

Александр Роджерс
Tags: Роджерс, Россия, майдауны, мнение, новости, украина, факты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments