?

Log in

No account? Create an account

October 16th, 2019

Обсуждаем то, что происходило в Киеве в течение понедельника. Начиная от митинга в поддержку заключенного гражданина Италии Маркова, через марш партии "Свобода" и до того шествия, которое прошло вечером. Куда заведут страну такие марши?

Украина должна устроить тотальную блокаду ДНР и ЛНР, заставив людей там «выть».

А при «возвращении» республик – урезать в правах все население Донбасса, заставив его доказать свою лояльность Украине.

Об этом в эфире радио «Новое время» заявил лидер ВО «Свобода», украинский нацист Олег Тягнибок.



«Каким должен быть наш план?

Первое – никаких выборов на оккупированных территориях минимум первые лет пять-семь быть не может.

После возвращения их в лоно Украины там нужно провести полную десепаратизацию, перепаспортизацию.

Каждый человек, который хочет быть в украинском государстве и на что-то претендовать, должен доказать свою лояльность Украине.

Если он хочет получить свой паспорт, это не может быть человек, который сотрудничал с оккупационной администрацией – для этого должны работать наши спецслужбы. И только тогда, когда это действительно будет Украина, а не граждане, которые ненавидят Украину, можно проводить там выборы.

Второе – надо разрывать дипломатические отношения с Россией.

Третье – надо перекрывать границы. Никакой торговли с оккупантом!

И не покупаться на эти все вои и плачи, мол там же тоже наши граждане, что же они будут там кушать, какую водичку будут там пить.



Воду перекрывать, электроэнергию перекрывать, никакой торговли, ничего им не поставлять – пусть они внутри воют на ту власть, которая сейчас их там уничтожает, а не мы должны их кормить!

Никаких пенсий им не давать!», – заявил главарь западно-украинских нацистов.

Максим Карпенко
Несмотря на громкие заявления украинских властей для мировой прессы, сегодняшнее бесплодное заседание Трехсторонней контактной группы в Минске в очередной раз показало полное отсутствие со стороны Киева политической воли к мирному урегулированию конфликта в Донбассе.

Об этом рассказал руководитель Центрального исполкома Общественного движения «Донецкая Республика» Алексей Муратов.



«Украинская сторона, в очередной раз, весь имеющийся мозговой потенциал задействовала отнюдь не для поиска действенного решения по прекращению несущего горе простым людям военного конфликта в Донбассе.

Представители Киева традиционно были заняты исключительно поиском всё новых и новых оправданий и способов уклонения от обязательств, взятых на себя перед лицом мировой общественности.

Стоит отметить, что подобные действия украинской стороны в последнее время вызывают все большее раздражение у зарубежных партнёров Киева, которые уже открыто дают понять Украине, что «манёвры по затягиванию времени» не могут продолжаться бесконечно, ибо нарушают тонкие механизмы геополитических раскладов, в которых Украина, несмотря на её ничем не обоснованную уверенность, играет отнюдь не ключевую роль.

Киеву стоит понимать, что всё ближе тот момент, когда внешние силы, поддерживающие Украину, примут волевое решение о позорном принуждении официального Киева к выполнению Минских соглашений.

Одним из моментов, вызвавших «крайнее недоумение» западных партнёров Украины, стал срыв украинской стороной разведения сил и средств на пилотных участках в районе Петровского и Золотого, о котором участники ТКГ договорились на предыдущей встрече в Минске.

Представителями ОБСЕ должным образом были зафиксированы как чёткое следование согласованной процедуре со стороны Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики, так и полное игнорирование обязательств вооружёнными формированиями Украины», – отметил общественник.

При этом Алексей Муратов констатировал беспомощность украинского президента Владимира Зеленского, не способного снять военное напряжение в Донбассе из-за страха перед вооруженными радикалами, что вызывает всё большее раздражение у западных кураторов.

«Ключевым и очень показательным моментом срыва разведения сил и средств на линии соприкосновения в Донбассе стало открытое неподчинение вооружённых украинских формирований приказу главнокомандующего ВСУ – президента Зеленского.

Можно сколь угодно долго рассуждать на пресс-ланчах и международных саммитах о поддержке 73% населения Украины, но суровая правда жизни для господина Зеленского состоит в том, что новая властная команда де-факто не контролирует ситуацию в стране и вынуждена заискивать перед праворадикальными группировками, которые всё чаще заявляют свои претензии на руководящую роль в государстве по праву сильного.

И в этом раскладе, до момента вмешательства в процесс старших партнёров, у Владимира Зеленского уже остаётся совсем минимум времени, чтобы убедить своих кураторов в наличии у него реальных механизмов влияния на ситуацию.

Причём основными маркерами на данном отрезке времени будут служить как раз успехи либо отсутствие таковых на «минском направлении», – отметил он.

Подобная политическая импотенция официального Киева, по мнению Муратова, сводит на нет все попытки достижения компромисса в минском формате.

«На сегодня же, по факту, мы видим полное отсутствие продвижения в работе гуманитарной и экономической подгрупп ТКГ, что свидетельствует о нежелании (либо об отсутствии возможности, не знаю, что здесь хуже) Украины содействовать представителям республик Донбасса в решении острых социальных вопросов, что особенно востребовано обществом по обе стороны от линии разграничения.

Не менее печален и тот факт, что не были достигнуты положительные результаты и в ходе заседания политической подгруппы, где обсуждались практические вопросы урегулирования особого статуса республик Донбасса и его закрепления в Конституции Украины.

А ведь это одно из базовых условий мирного разрешения конфликта на территории Донбасса!

Подводя итоги сказанному, вынужден констатировать, что в очередной раз официальный Киев проигнорировал реальные шаги Донецкой и Луганской Народных Республик, а также международных гарантов Минских соглашений, направленные на деэскалацию конфликта и дипломатическое урегулирование ситуации на Донбассе.

В связи с этим, крайне сомнительными видятся перспективы поведения встречи в Нормандском формате, по крайней мере, в ближайшее время.

Все участники переговорного процесса на уровне глав государств Нормандской четвёрки посылают чёткие месседжы о невозможности проведения переговоров в нормандском формате до тех пор, пока ранее достигнутые договорённости продолжают саботироваться украинской стороной на стадии согласования механизмов их реализации и последующего воплощения в жизнь», – резюмировал представитель «Донецкой Республики».

Сергей Вредников
Запад будет «продавливать» Украину на вступление в конфедеративные отношения с Донбассом.

В противном случае республики либо пойдут по приднестровскому и косовскому сценарию, либо вовсе будут включены в состав России.

Об этом в эфире телеканала НАШ заявил украинский музыкант и политический комментатор Владимир Быстряков.



«По сути дела, Европа и Америка сейчас будут продавливать тему Украины как конфедерации.

Можно говорить, что это не так, но фактически это получается такая штука: или они продавят украинские власти на это соглашение, или же Донбасс будет существовать как Приднестровье или как «серая зона», или там будет референдумы проведены в связи с тем, что там раздаются российские паспорта, если они захотят присоединиться к России.

Другого пути нет… Нужно либо принимать условия, которые предлагает мировое сообщество сегодня – это не только условия России, это условия и Франции, и Германии, это условия того же Трампа и они неоднозначно дали понять, что давайте, ребята, будем склоняться к тому, что это будет или косовский вариант, или это будет конфедерация, но вы будете зато иметь все экономические преференции с Донбассом», – заявил Быстряков.

Максим Карпенко
Спикер Верховной Рады Дмитрий Разумков пригрозил лишать мандатов депутатов-прогульщиков. Он требует облечь все эти угрозы в законодательную форму – чтобы на законных основаниях вышвыривать проштрафившихся слуг народа с работы.



«Я вижу это так: надо вносить изменения, чтобы народные депутаты теряли свой мандат. Мне коллеги говорят, что у нас есть КЗоТ, однако согласно КЗоТу никто не отвечает так, как народные депутаты. По кодексу их лишить должности невозможно. Пока что перечень причин, по которым человек перестает быть народным депутатом предусмотрен Конституцией, а прогулов пока что там, к сожалению, нет», - подчеркнул спикер.

Он отметил, человек должен работать на любой работе, в том числе и народный депутат. Пока что в качестве санкций для прогульщиков «СН» вводит изменения, которые позволят снимать зарплату с народных депутатов. «В дальнейшем, я надеюсь, нам все-таки удастся изменить законодательство и народные депутаты, если они будут заниматься другими делами – пусть они занимаются другими делами», - подытожил Разумков.

Эксперты отмечают, что такие резкие заявления зазвучали из уст главы парламента по причине того, что монолитная фракция начинает все больше и больше шататься, а группы депутатов-мажоритарщиков отказываются выполнять указания гаранта, конфликтующие с их деловыми и политическими интересами.

По крайней мере, из-за этих противоречий несколько раз были сорваны голосования по стратегически важным законам. Одновременно с угрозами о лишении мандатов от спикера, президент подписал закон, разрешающий ГБР и НАБУ (филиал ФБР в Украине) прослушивать слуг народа - без согласия украинских спецслужб.

Проще говоря, обкладывают парламентариев красными флажками со всех сторон. И это не случайно - все они должны быть на крючке, по крайней мере, до тех пор, пока не проголосуют за законы о продаже земли, стратегическую приватизацию и тп.

После этого их без сожаления отправят туда, откуда понабирали: в Украине уже активно муссируется тема перезагрузки ВР, и даже дата называется- осень 2020 года. Интересно, что тот же Коломойский уже приобрел и ведет несколько политических партий, расширять партийную нишу намерены и оппозиционеры.

Светлана Манекина
Россия в скором времени осуществит свой план по отказу от Украины как от канала выхода на западные рынки. А изменения в политических приоритетах и стратегических оценках Европы и Америки могут уменьшить важность и значимость Украины, пишет американское военно-политическое аналитическое издание The National Interest, знакомое нашим читателям по хвалебным материалам о российском и советском оружии.



Россия в скором времени осуществит свой план по отказу от Украины как от канала выхода на западные рынки, а изменения в политических приоритетах и стратегических оценках Европы и Америки могут уменьшить важность и значимость Украины.

Отсчет времени до окончательного определения Украиной своих геополитических позиций в Европе и Евразии вступил в завершающий этап.

Если украинский популист, комик и президент Владимир Зеленский не уйдет в отставку, и не будет отстранен от власти, этот кульминационный момент и развязка наступит при нем.

Зеленский со своим политическим движением «Слуга народа» в 2019 году получил от подавляющего большинства украинских избирателей мандат власти, пообещав добиться успеха там, где его предшественник Петр Порошенко и украинский политический истэблишмент (который в большинстве своем лишился власти) потерпели неудачу. Это урегулирование конфликта с Россией и постепенная интеграция Украины в евроатлантический мир. Однако время не на его стороне.

[Spoiler (click to open)]
Если в последний момент не случится чудо, Россия в скором времени осуществит свой план по отказу от Украины как от канала выхода на западные рынки, а изменения в политических приоритетах и стратегических оценках Европы и Америки могут уменьшить важность и значимость этой страны как центрального компонента отношений между Россией и Западом.

Когда в 1991 году распался Советский Союз, Украина, название которой означает «окраина», или пограничье между Россией и Центральной Европой, стала главным термометром для измерения градуса отношений между Москвой и Западом. Состояние российско-украинских отношений невозможно было отделить от того, какой тип партнерства Россия сможет выстроить с Соединенными Штатами и Европой. Здесь было много составляющих элементов: и вывод советского ядерного оружия с украинской территории, и стабильность российских энергопоставок на рынки Западной Европы, и формирование политики добрососедства ЕС, и перспективы расширения НАТО на восток.

В силу географического положения Украины (ее северные и восточные границы утыкаются прямо в мягкое подбрюшье Российской Федерации, а ее западные рубежи благодаря действиям Иосифа Сталина по послевоенному изменению границ выводят в самое сердце Европы) ни Москва, ни НАТО не могут равнодушно относиться к итоговой геостратегической ориентации Украины.

Последние 30 лет Америка в своей политике по отношению к Украине руководствовалась афоризмом бывшего советника по национальной безопасности Збигнева Бжезинского: Россия с Украиной — это империя (и, соответственно, угроза безопасности евроатлантического региона); а Россия без Украины имеет шанс стать «нормальной» страной (и будет находиться в равновесии с главными европейскими державами Францией, Германией, Британией и Италией). По этой причине Соединенным Штатам было необходимо противодействовать включению Украины в состав нового образования наподобие Великороссии. Вместе с тем, было совершенно неясно, надо ли, и стоит ли включать Украину в западную структуру безопасности, или же американская стратегия евроатлантической безопасности может быть реализована при нейтралитете Украины.

Что касается постсоветской России, то она даже в золотую пору сторонников атлантизма из первой ельцинской администрации неизменно проводила четкую ярко-красную линию, выступая против вхождения Украины в НАТО (если членом альянса не станет Россия).

Даже признавая политическую независимость Украины, Россия утверждала, что культурные и экономические связи между двумя странами требуют особых отношений между Москвой и Киевом.

Если бы Украиной после 1991 года руководили президенты типа Нурсултана Назарбаева, эта страна могла бы воспользоваться преимуществами своего положения как ключевого государства, соединяющего евроатлантический и евразийский миры. Став евроатлантическим мостом, Киев избежал бы дилеммы безопасности в отношениях с Россией, но мог использовать свои рычаги давления (поскольку после распада СССР Украина оставалась основным связующим звеном между Россией и Западом), чтобы разговаривать с Россией с позиции силы и почти полного равенства. Но превратности украинской внутренней политики помешали это сделать. Во-первых, в стране существовал географический разлом между юго-восточными регионами, которые хотели сохранить тесные экономические и политические связи с Россией, и западом, стремившимся раз и навсегда вырвать Украину из российских объятий.

В то же время, украинская экономическая олигархия скандировала лозунги с обещаниями реформ и европейской судьбы Украины, а сама радостно заключала коррупционные сделки с российскими компаниями. Прибалтийские государства пошли на решительные и очень болезненные меры, чтобы переориентировать свои экономики и увести их прочь от России, а Россия, в свою очередь, отказалась от экспортной инфраструктуры Прибалтики, перенаправив свой экспорт на новый коридор Санкт-Петербург — Выборг. Однако Украина довольствовалась дешевыми российскими энергоресурсами и субсидиями, попав в пагубную зависимость от них. Если перефразировать слова Роберта Каплана (Robert Kaplan) по поводу Греции, Украина надеялась продолжать роман с российскими деньгами, добиваясь официального брака с Западом.

Пока Центральная Европа оставалась за пределами евроатлантического мира, эти заигрывания Украины не имели особого значения. Но к 2004 году страны Центральной Европы вступили в ЕС и НАТО, и границы евроатлантического мира придвинулись вплотную к западным рубежам Украины. На заре нового тысячелетия появились многочисленные оценки, включая знаменитую статью на страницах этого издания, указывающие на то, что России как великой державе пришел конец. Это породило расчет на то, что неумолимое продвижение Запада в восточном направлении можно продолжать, так как никаких серьезных издержек для США и Западной Европы от этого не будет, а Москва на это продвижение серьезным образом не отреагирует.

В то же время, на Украине возникло ощущение, что она может оказаться не на той стороне новой разделительной линии в Европе, и что европейской мечте этой страны угрожает коррумпированная элита, получающая выгоды от московских щедрот. Это в 2004 году вызвало оранжевую революцию, которая привела к власти Виктора Ющенко. Ющенко со своей союзницей премьер-министром Юлией Тимошенко ясно дали понять, что они намерены покончить с «окраинным» статусом Украины и превратить свою страну в восточный форпост евроатлантического мира.

Оранжевая революция (и революция роз в Грузии, состоявшаяся годом раньше) коренным образом изменила характер российско-американских отношений и создала напряженность в отношениях России с Европой. С 1991 по 2003 годы российские и американские руководители неизменно говорили о том, что холодная война закончилась, и что между двумя странами существует стратегическое партнерство. ЕС, особенно под руководством председателя Еврокомиссии Романо Проди (Romano Prodi), тоже сформулировал концепцию сотрудничества с Россией, в которой воплотил мечты Шарля де Голля о Европе от Атлантики до Урала (и далее до Владивостока).

Но после 2004 года правительство в Киеве начало требовать от НАТО и ЕС выполнения обещаний о том, что в их состав может войти любое европейское государство. Оно просило о предоставлении политической, экономической и даже военной помощи, чтобы обеспечить Украине свободу выбора и возможность противостоять российскому давлению, направленному на то, чтобы остановить движение страны на запад.

С этого момента украинский вопрос уже невозможно отделить от других аспектов российско-американских отношений. Исчезла основа для «согласия не соглашаться»

. Если бы США согласились с российскими требованиями о финляндизации Украины и о ее превращении в постоянно нейтральное государство, это стало бы косвенным признанием того, что открытые для новых членов двери евроатлантического мира не такие уж и открытые, и что Вашингтон готов признать российскую сферу влияния на постсоветском пространстве. Все прочие темы двусторонней повестки, такие как борьба с терроризмом, прекращение иранской ядерной программы, энергетическое сотрудничество и так далее, постепенно были подчинены главному вопросу, которым стала напряженность вокруг Украины. Более того, первые волны расширения НАТО и ЕС изменили центр тяжести в обеих организациях.

Ранее Германия настаивала на расширении, чтобы ее восточная граница не была передовым рубежом европейского мира. Но теперь Польша и прочие центральноевропейские страны точно так же были заинтересованы в изменении своего положения. Не желая быть фронтовыми государствами евроатлантического альянса, они решили передвинуть линию фронта дальше на восток.

После 2004 года Россия разработала новую стратегию. Она стала искать пути для уменьшения значимости Украины как коридора, соединяющего Россию с Европой. Это привело к возникновению проекта строительства нового трубопровода («Северный поток»), который должен был соединить недавно построенную инфраструктуру энергетического экспорта в Санкт-Петербурге напрямую с Германией. Это дало России новые возможности влиять на украинскую политику, особенно через Партию регионов.

Оранжевая революция лишила Россию дружественных связей на высшем уровне государственного руководства, и Москва в этих условиях стала настаивать на децентрализации власти на Украине, добиваясь того, чтобы пророссийские регионы получили право вето и могли влиять на внешнюю политику страны (а также чтобы лишить Украину возможности вступить в НАТО и ЕС). Россия также прилагала новые усилия по укреплению евразийской интеграции и по включению в эту договорную систему бывших советских государств.

В то же время Москва, увидев, что общеевропейские институты менее благожелательны по отношению к России, активизировала попытки по налаживанию двусторонних связей с ведущими европейскими партнерами. Всякий раз, когда это было возможно, она старалась не допустить участия ЕС, подчеркивая важность национального суверенитета.

И наконец, Москва стала активнее прощупывать, насколько прочной окажется риторическая преданность Америки таким странам как Украина и Грузия в случае начала реальных столкновений. Ей нужно было оценить результативность американского ответа и наглядно продемонстрировать лживость американских гарантий. Кульминацией всего этого стали военные действия между Россией и Грузией в августе 2008 года, которые на самом деле показали ограниченность западных обещаний и западной реакции.

После войны в Грузии французский президент Николя Саркози, а позже вновь избранный американский президент Барак Обама стали инициаторами так называемой «перезагрузки» в отношениях между Россией и Западом, направленной на то, чтобы уйти прочь от конфронтации. Украинская элита заметила это.

Бывший президент Украины Леонид Кучма, увидев разницу между словами и делами Запад во время грузинского конфликта, сделал следующий вывод: «Неужели есть кто-то, реально думающий, что нам надо бороться с Россией, и что в этом случае кто-то встанет на нашу сторону? Я уверен, что ни ЕС, ни США и пальцем не пошевелят».

В 2010 году на Украине прошли напряженные президентские выборы, на которых Виктор Янукович, выступавший на стороне олигархов за сохранение отношений с Россией, с небольшим отрывом победил свою соперницу Тимошенко и сменил на посту Ющенко. Янукович без промедлений начал восстанавливать доверие Москвы. Он продлил аренду российских военно-морских баз в Крыму, добился принятия закона о придании русскому языку статуса государственного и, что самое важное, официально уведомил всех, что Украина больше не стремится к членству в НАТО.

Таким образом, Янукович устранил главный раздражитель в отношениях между Западом и Россией. Администрация Обамы и европейцы могли теперь сказать, что они по-прежнему верны принципам суверенного выбора, так как Украина, согласно официальной версии, свободно решила не вступать в НАТО. Президентство Януковича также расчистило дорогу для запуска перезагрузки, в результате чего Москва проявила готовность подписать новый договор о контроле вооружений, ужесточить санкции против Ирана и начать работу по урегулированию других проблем в двусторонних отношениях. А администрация Обамы в это же самое время превозносила новые возможности по расширению экономических связей и американские инвестиции в России.

Но подводные течения все же сохранялись. Россия явно развернулась в сторону более авторитарного правления, а Янукович ей под стать начал демонстрировать стремление к более диктаторским методам руководства на Украине, в силу чего возникла возможность отступления демократии во всей Восточной Европе.

Делая одно из последних официальных заявлений на посту госсекретаря, Хиллари Клинтон выступила с возражениями против путинского плана по созданию Евразийского экономического союза, увидев в этом угрозу американским национальным интересам. Это, а также заявления Клинтон с осуждением фальсификаций на российских выборах в Думу и на президентских выборах в 2011–2012 годах создали в Москве впечатление, что перезагрузка по своему характеру мимолетна и эфемерна.

Кремль также был дезинформирован о процессе восточного партнерства ЕС. Москва полагала, что Янукович сможет подписать с ЕС такое соглашение, которое удовлетворит часть его избирателей и в то же время сохранит возможность более тесной интеграции Украины с Россией.

Когда стало ясно, что соглашение об ассоциации с ЕС несовместимо с российскими интересами, особенно в связи с тем, что оно исключало возможность ведения дел между Украиной и Россией непрозрачными способами, Москва в 2013 году поставила вопрос ребром, сказав Януковичу, что ему придется выбирать между ней и Брюсселем. Янукович пошел навстречу Кремлю и отозвал свою подпись под соглашением с ЕС. Это решение сразу вызвало протесты со стороны ключевых элементов украинской элиты и значительной части населения.

История восстания на Майдане хорошо известна, и пересказывать ее здесь нет никакой нужды, за исключением одного момента. Как и во время розовой и оранжевой революций десятью годами ранее, эти манифестации быстро приобрели геополитический оттенок, и их начали называть борьбой между прозападными и пророссийскими силами за «цивилизационный выбор» Украины.

Однако Соединенные Штаты и европейские страны исходили из того, что как и в 2004 году, Москва признает результаты революции. Однако она целых десять лет разрабатывала планы и оттачивала свои навыки и возможности для действий по такому сценарию. Когда революционный энтузиазм лидеров привел к отмене сделки о разделе власти, которая позволяла Януковичу остаться на посту, а толпы на Майдане потребовали полного разрыва со старым режимом и с Москвой, русские начали действовать.

Кремль стряхнул пыль со своих планов по отделению Крыма от Украины и поставил временное правительство Украины, а также США и европейцев перед свершившимся фактом, лишив их возможности как-то отреагировать. Более того, действуя в соответствии с неприкрытой угрозой Владимира Путина Джорджу Бушу, которую он озвучил на саммите в Бухаресте в 2008 году, Москва продемонстрировала, что если ей не удастся убедить Киев и Запад отказаться от планов интеграции Украины в евроатлантический мир, Кремль сделает Украину неприемлемым кандидатом на вступление, спровоцировав сепаратистские восстания, которые приведут к неразрешимым конфликтам.

Основываясь на собственной интерпретации позиций НАТО и ЕС, исходя из того, что попытки включить разделенный Кипр в состав Евросоюза закончились провалом, и полагая, что в свете ситуации с Абхазией и Южной Осетией альянс не захочет принимать в свой состав Грузию, Москва решила, что Украину, которая не будет нейтральным мостом между Россией и Западом, придется расчленить.

В то же время Россия начала в ускоренном порядке осуществлять свою стратегию обхода Украины, чтобы больше не зависеть от экономики и географии этой страны. Те планы, которые при Януковиче были поставлены на прикол, расконсервировали, и началось строительство второго трубопровода «Северный поток».

А когда регуляторы Евросоюза сорвали попытки России обойти Украину по Черному морю (трубопровод «Южный поток»), русские изменили маршрут, выведя трубу на побережье Турции.

Эти трубопроводы, а также мост через Керченский пролив, соединивший материковую часть России с Крымом, привлекли к себе наибольшее внимание. Но в российской стратегии есть и другие грани, имеющие далеко идущие последствия. Последние пять лет Москва пытается воссоздать на своей территории те украинские предприятия и промышленные концерны, которые раньше продавали ей товары и услуги. В этих целях она набирает необходимые кадры в Донбассе и других районах восточной Украины. Российский военно-промышленный комплекс почти полностью разорвал связи с украинской промышленностью. Более того, дав украинцам возможность в ускоренном порядке получать российское гражданство, Кремль содействует утечке мозгов с Украины и укрепляет собственный потенциал.

Хотя коррупция и неэффективное использование ресурсов тормозят эти процессы, усилия России уже начали менять геоэкономический ландшафт. За несколько лет Россия завершит строительство обходных путей вокруг Украины и полностью разорвет связи с украинской промышленностью. Это, в свою очередь, позволит Кремлю превратить нынешнюю тупиковую ситуацию в норму, поскольку России уже не нужно добиваться расположения Украины. Более того, администрация Зеленского, получившая значительную часть народной поддержки за счет обещаний повысить уровень жизни, столкнется с перспективой потери многомиллиардных доходов, компенсировать которые ей придется из других источников.

Сегодня у Москвы в основном негативная стратегия в отношении Украины: сделать ее неприемлемым кандидатом на вступление в ЕС/НАТО; не допустить консолидации украинской политической системы; перенаправить экономические связи России. Цель состоит в том, чтобы воссоздать несостоятельное государство на Украине, а потом возложить ответственность за его финансовое содержание на европейцев и Соединенные Штаты. Путин сделал ставку на то, что Запад не захочет брать на себя тяжкое бремя по восстановлению Украины.

То, насколько молниеносно и сурово Россия отреагировала на революцию Майдана, стало для Запада полной неожиданностью. Отсутствие единого евроатлантического мнения об украинском кризисе помешало Западу воспрепятствовать этой реакции. Было ясно, что действия России являются нарушением норм европейского устройства после окончания холодной войны. Однако захват Крыма и разжигание Россией вооруженного восстания на востоке Украины беспокоил западные столицы отнюдь не одинаково. Вскоре стало ясно, что Украина не имеет критического значения для США и даже для Западной Европы, которые реагировали на происходившие там события довольно слабо, так как их население не было готово идти на жертвы.

Теоретически захват Крыма стал таким же ударом по международному порядку, каким был захват Кувейта Ираком. Но если в случае с Кувейтом международное сообщество быстро собрало коалицию, вернувшую Кувейту статус государства, то захват Крыма Россией почти никак не отражался на повседневных интересах ведущих мировых держав. Следует сказать, что российские просчеты, такие как уничтожение самолета Малайзийских авиалиний в небе над зоной конфликта и попытки Путина ввести в заблуждение канцлера Германии Ангелу Меркель, в большей степени укрепили решимость Запада ввести жесткие экономические и финансовые санкции против России, чем призывы защитить европейское устройство, сложившееся после холодной войны.

Более того, основные европейские государства хотели сохранить некий баланс между своим возмущением из-за Украины и экономическими и политическими планами в отношении Москвы. А администрация Обамы, между тем, не обнаружила в американском обществе большого желания давать жесткий, настойчивый и мощный ответ на действия России, поскольку это повышало риски для экономики США и могло привести к военному столкновению с ядерной державой, какой является Россия. Западный альянс, полагаясь в основном на партнерство между президентом Обамой и канцлером Меркель, решил ограничиться набором карательных персональных санкций, а также обширными отраслевыми санкциями, нацеленными против ключевых секторов российской экономики, особенно энергетики. Вместе с тем, Запад не решился полностью исключить Россию из международной экономической системы и не пошел на полный запрет импорта энергоресурсов из России. Военная помощь тоже была тщательно выверенной и ограниченной. Запад надеялся, что Москва устанет и перенапряжется от своих интервенций (на Украине и в Сирии), а санкции усугубят экономическое давление на Москву и вынудят Путина сдаться. В частности, администрация Обамы исходила из того, что Россия находится в состоянии упадка и не сможет долгое время сопротивляться западным санкциям.

Санкции причинили России боль и существенно ограничили ее экономический рост, внеся свою лепту в политические беспорядки внутри страны, но не так существенно, как думал и надеялся Обама. Россия продемонстрировала определенную стойкость и способность быстро восстанавливать силы, а также применила контрсанкции, нацеленные на наиболее слабые звенья Евросоюза. Санкционный режим также вооружил Кремль весьма полезной линией повествования о том, как Запад пытается лишить Россию принадлежащего ей по праву места в мировом порядке и стремится к смене власти в стране.

Кремль также начал пересматривать свои взгляды на пользу от сотрудничества с Западом. В 2011 году Москва воздержалась во время голосования в Совете Безопасности ООН по проекту важной резолюции, которая, как считал Кремль, позволит создать гуманитарные зоны безопасности в охваченной революцией Ливии и условия для политического урегулирования. Однако страны НАТО воспользовались этой резолюцией для оправдания вопиющей, как заявила Москва, смены режима, в результате которой был убит ливийский лидер Муаммар Каддафи. Москва посчитала, что аналогичный обман имел место в 2014 году на Украине.

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev)
Спустя несколько часов после того, как при посредничестве ЕС в Киеве заключили соглашение о проведении досрочных выборов, Янукович был свергнут и вынужден бежать в Россию. Поэтому после 2014 года Москва активизировала усилия по поддержке пророссийских лидеров, чтобы не допустить их свержения силами США. Начала она с Башара аль-Асада в Сирии, а продолжила с Николасом Мадуро в Венесуэле. При этом она в большей степени делает ставку не на свою масштабную поддержку, а на нежелание и неготовность США подкреплять свои заявления практическими делами и финансами.



В то же время, если Запад намеревался наращивать свои враждебные действия против России, то по правилам логики ей было разумно использовать нетрадиционные средства, особенно методы политического вмешательства, чтобы ослабить единство ЕС, а в США усилить стремление к невмешательству в дела других государств.

Похоже, совсем неслучайно то, что Россия активизировала свои попытки вмешательства в политические процессы на Западе именно после 2014 года.

Результаты ее деятельности неоднозначны. С одной стороны, Россия сумела сохранить свои позиции на Украине, проводит ограниченные по своему характеру интервенции в разных странах, и при этом ее усилия не превращаются в катастрофу типа советско-афганской войны. С другой стороны, она не смогла обратить эти усилия в долговременные и прочные достижения. Российские политические операции создают проблемы для западных демократий, которые сегодня сталкиваются с новыми реалиями, такими как крах центристских коалиций на фоне новых форм левого и правого популизма, и усиливающееся разочарование в структуре западных альянсов (евроскептицизм, Брексит и лозунг «Америка прежде всего»).

[Spoiler (click to open)]
В то же время, эти операции создали препятствия для нормализации отношений России с Западом, особенно с Соединенными Штатами, где реакция на российское вмешательство в выборы 2016 года усилила двухпартийное большинство в конгрессе, требующее ужесточить антироссийские санкции. Обеспокоенность действиями России также заставляет союзников по НАТО серьезнее относиться к своим обязательствам тратить больше средств на оборонные нужды.

Однако в западных столицах появились первые признаки «усталости от Украины». После Майдана произошел всплеск энтузиазма и стремления помочь Украине, но затем усилилось ощущение, что новое правительство Петра Порошенко делает недостаточно для реализации реформ — особенно после того, как группа советников из Прибалтики, надеявшихся передать свой опыт осуществления болезненных реформ, необходимых для получения права на дальнейшую интеграцию с НАТО и ЕС, постепенно покинула украинское правительство. Это ослабило желание и готовность европейских стран отказаться от выгодных связей с Россией.

Сегодня ЕС оказался в патовой ситуации. С одной стороны, ни одна из стран-членов не готова отменить существующие санкции. А с другой стороны, достаточно большое количество членов Евросоюза выступает против любых попыток усилить экономическое давление на Россию, из-за чего все эти усилия сводятся на нет. Более того, политическая обстановка в Европе существенно изменилась с 2014 года. Европейские популисты отдают предпочтение прагматическому подходу в отношениях с Россией, отмахиваясь от абстрактных понятий типа «международный либеральный порядок».

Администрация Трампа по-прежнему придерживается санкций, введенных при Обаме, и даже начала поставлять оружие украинским военным. Когда-то кремлевские стратеги видели в таком шаге запретную красную линию. Президент Дональд Трамп и сам критикует европейские страны, особенно Германию, за энергетические и экономические связи с Россией, и осуждает строительство трубопроводов. В то же время, Трамп лично заинтересован в достижении некоей «большой сделки» с Путиным, а уход из администрации многих должностных лиц из числа сторонников сохранения давления на Россию говорит о том, что политика США в будущем может претерпеть изменения. И наконец, новые споры США с союзниками типа Германии и Турции дают России благоприятные возможности для ослабления того, что осталось от консенсуса Обамы и Меркель.

А для неевропейских союзников США Украина не самый важный вопрос в российско-американских отношениях. Саудовская Аравия и Израиль хотят, чтобы Россия играла более конструктивную роль в регионе, имея в виду Сирию, а Иран для них намного важнее крымского вопроса. Япония и Южная Корея хотят, чтобы Россия продолжала играть свою роль в сохранении регионального баланса сил на северо-востоке Азии. Поэтому они не готовы в полной мере оказывать экономическое давление на Москву, поддерживая евроатлантическую позицию по Украине. И наконец, с возобновлением американских санкций против Ирана и ростом нестабильности на Ближнем Востоке такие потребители энергоресурсов как Индия не испытывают большого желания свертывать свои отношения с Москвой из-за Украины.

Следовательно, опасность для Украины заключается в том, что большая часть стран смирится с властью России над Крымом. Точно так же и Турция с 1974 года поддерживает Северный Кипр как отдельное образование, несмотря на многочисленные резолюции ООН, подтверждающие территориальную целостность Кипра. Формально европейцы привержены Минскому протоколу по урегулированию проблемы Донбасса и считают его предварительным условием для отмены самых важных санкций ЕС. Однако этот консенсус не является вечным и неизменным. Американские санкции против России, введенные из-за Украины и из-за вмешательства в выборы, более надежные и долговечные, но проблема для Вашингтона заключается в том, в какой мере он готов наказывать третьи страны, решившие восстановить свои отношения с Россией и поднять их на уровень, который существовал до 2014 года.

В 2019 году появились первые признаки тревожной тенденции. России вернули право голоса в Совете Европы (хотя она не выполнила соответствующие требования для восстановления своих позиций). А администрация Трампа изменила свое отношение к украинским морякам, задержанным Россией после инцидента в Керченском проливе в ноябре 2018 года. Все это говорит о том, что со временем конфликт Украины с Россией может превратиться в норму. А после этого его можно будет по-разному структурировать, используя в качестве фактора воздействия в отношениях между Россией и Западом. Путин сам сказал об этом в июле 2019 года во время визита в Рим, где он выразил надежду на «полный возврат к нормальным отношениям между Россией и Европой в целом».

Внесла ли какие-то изменения в эту динамику неожиданная победа Зеленского на президентских выборах 2019 года? Изменила ли этот расклад решимость украинских избирателей вышвырнуть из Верховной Рады многих хорошо известных политических деятелей во время парламентских выборов и сделать ставку на новых, непроверенных политиков и свежие лица? Получила ли Украина после 2004 и 2014 годов третий шанс изменить свою судьбу?

В конце июля 2019 года «Вашингтон Пост» написала в своей редакционной статье:

Соединенные Штаты, которые при администрации Трампа поддерживают суверенитет Украины, должны сделать все возможное для оказания ей помощи. Но только Зеленский и созданная им новая политическая элита смогут доказать, что Украина в состоянии добиться успеха.

Однако эти заявления ничем не подтверждены. Подкрепит ли Зеленский свои слова практическими делами — этот открытый вопрос. В равной степени не факт, что Соединенные Штаты и Евросоюз «сделают все возможное для оказания помощи».

Давайте рассмотрим два возможных сценария развития ситуации при президенте Зеленском. Оба они в равной степени вероятны с учетом последних событий.

Первый сценарий я назвал «оптимистическим» для Украины. Он основан на исходной посылке о том, что Зеленский сумеет сохранить свою предвыборную коалицию. Заместитель исполнительного директора Международного валютного фонда Владислав Рашкован заявил в конце июля, что поскольку Зеленский сумел заручиться столь мощной народной поддержкой и доверием, отражением которой стали результаты президентских и парламентских выборов, это дает ему право на осуществление смелых и решительных действий по борьбе с коррупцией и олигархической системой, а Украина получает уникальный шанс выйти из хронической постсоветской стагнации. В предстоящие годы политическое движение Зеленского сумеет сломать хребет старой украинской олигархии, а новая группа политиков может взять пример с прибалтийских стран, которые в 1990-х и в начале 2000-х годов пошли на трудные шаги. Это позволит Украине выполнить условия для вступления в ЕС и НАТО. Эффективные антикоррупционные меры также создадут условия для впечатляющего роста экономики.

На самом деле, Рашкован считает, что в условиях правильного руководства и при наличии нужных стимулов Украина к середине следующего десятилетия обгонит своих постсоветских соседей по темпам развития и приблизится к странам Центральной Европы.

Такой сценарий также предполагает, что если Зеленский сумеет продемонстрировать заметные успехи в осуществлении реформ, он сможет получить дополнительную политическую и экономическую поддержку от США и Европы. Новый евроатлантический консенсус в вопросе санкций, которому будет содействовать избрание бывшего вице-президента Джо Байдена на пост президента США в 2020 году (это единственный кандидат в президенты, реально заинтересованный и много знающий об Украине), заставит Турцию и Германию изменить свои позиции в вопросе российских трубопроводов, и тогда «Газпром» останется с обременительным имуществом на дне Черного и Балтийского морей. Россия будет вынуждена снова воспользоваться услугами Украины как главной страны-транзитера в поставках газа в Европу. Этому помогут новые западные инвестиции в ее транзитную энергетическую инфраструктуру. Соответственно, в этом сценарии напряженность между НАТО и Турцией будет снята, и Анкара снова станет южным форпостом новой стратегии по сдерживанию России.

В России же западное давление и внутренняя коррупция приведут к краху экономики, который будет сопровождаться политическим кризисом, вызванным неспособностью обеспечить устойчивый процесс передачи власти от Владимира Путина. В сочетании с «демонстрационным эффектом» от успешной политической реформы на Украине это приведет к оранжевой революции в русской версии. Москва утратит возможность вмешиваться в дела Украины, а может быть, даже будет вынуждена отказаться от Крыма. Для Украины откроется прямая дорога к плану действий по подготовке к членству в НАТО, и она начнет процесс вступления в Евросоюз на правах полноправного члена.

Второй сценарий я называю «российской реализацией», и в нем картина совершенно другая. Согласно этой гипотезе, Россия прокладывает свои маршруты в обход Украины, и эта страна оказывается на обочине.

Украинские граждане продолжают эмигрировать в Россию, чтобы работать на промышленных предприятиях, построенных на замену традиционным поставщикам с Украины.

Подобно «оранжевому движению» после 2004 года, коалиция «Слуги народа» в Раде распадается, и в украинском обществе усиливается процесс поляризации — особенно из-за того, что Зеленский начинает переговоры с Россией. На поверхность всплывают старые межрегиональные противоречия в украинской политике, а власти отказываются от экономических реформ, которых требует Запад, отдавая предпочтение популистским мерам по исправлению ситуации, которые дают лишь непродолжительный эффект. Даже сегодня известного обозревателя украинской политики Андреаса Умланда (Andreas Umland) беспокоит следующее:

Парламентское большинство Зеленского состоит в основном из новичков, не имеющих опыта работы на государственных должностях…. Эти новички в парламенте будут работать в такой политической обстановке, где явно не хватает устоявшихся институтов власти, но сохраняется коррупция. Им придется принимать решения и претворять их в жизнь в стране, где власть закона пока еще не укоренилась. Они также столкнутся с многочисленными политическими и личными вызовами, в том числе, с соблазнительными предложениями от украинских олигархов. Не исключено, что они будут к этому не готовы.

По этой причине МВФ посчитал необходимым предупредить Украину, что задержки в реализации самых важных реформ «могут усилить уязвимость украинской экономики и стать препятствием для дальнейшего сотрудничества с Международным валютным фондом».

Политические перемены в США и Европе тоже могут оказать воздействие на Украину. Меркель через два года уйдет в отставку. В Европе набирают силу популистские движения, и нарастает усталость от Украины. А это повышает вероятность ослабления европейских санкций, фактического признания аннексии Крыма и согласия с тем, что на Висле находится восточная граница европейского мира. Польша постепенно дрейфует в сторону авторитаризма, и из-за этого другие европейские страны, и особенно Германия, не хотят подчинять свою заинтересованность в улучшении отношений с Россией предпочтительному отношению Польши к Украине. Хаотичный процесс Брексита привел к тому, что исчез еще один ключевой сторонник давления на Россию. А правительства Германии и Франции после Меркель и Макрона наверняка захотят нормализовать свои отношения с Россией.

В настоящее время Байден является наиболее вероятными кандидатом на выдвижение от Демократической партии в 2020 году (он опережает Трампа в гипотетической гонке). Но если Байден потерпит поражение на праймериз или на всеобщих выборах, это существенно уменьшит шансы на восстановление прежнего евроатлантического консенсуса в вопросе давления на Россию из-за Украины. Так будет и в случае избрания Трампа на второй срок (трения с Европой сохранятся), и в случае прихода к власти более прогрессивной демократической администрации, которая исключит Восточную Европу из разряда приоритетов и важных для Америки регионов.

И наконец, даже если в России возникнет политическая напряженность в связи с передачей власти в 2024 году, неудача движения Зеленского будет означать, что у его российских единомышленников нет примера для подражания в лице Украины, и они не смогут бороться за перемены. Кроме того, если российская экономика восстановится, то исчезнет часть побудительных мотивов, вызвавших волну протестов в 2019 году, таких как экономический застой и коррупция.

Конечно, между двумя этими сценариями лежит целый спектр возможных вариантов развития событий. Однако американскому политическому руководству следует задуматься над тем, что может сделать администрация Зеленского и западные страны для того, чтобы будущее было больше похоже на первый, а не на второй сценарий. Кроме того, ему следует поразмыслить над тем, какие шаги может предпринять Россия, чтобы не допустить первый сценарий и добиться начала второго.

Безусловно, проблема в том, что пессимистический сценарий «российской реализации» — это вариант по умолчанию. Поскольку Запад не предпринимает согласованных и единых усилий, лишающих Россию возможности прокладывать маршруты в обход Украины, Москва в лучшем случае может полностью отказаться от ее услуг как страны-транзитера своих энергоресурсов, сделав это в ближайшие два года.

Даже та стратегия уменьшения отрицательных последствий, которую предлагают переговорщики Меркель (Россия продолжает частично пользоваться услугами Украины для транзита), приведет к значительной потере доходов для Украины. ЕС и США вряд ли смогут с легкостью и быстро компенсировать эти потери. Россия сможет и дальше направлять свои потоки энергоресурсов по обходным путям. Но есть казахский и туркменский газ, хотя этот вариант подорвет другой стратегический приоритет Запада — в полной мере задействовать Южный энергетический коридор как главный евразийский энергетический маршрут, идущий в обход России.

В то же время, если Запад не пойдет на прямые и радикальные действия, направленные на подрыв российской экономики, Москве хватит сил для продолжения своих операций на Украине, чтобы эта страна не могла приблизиться к вступлению в НАТО и ЕС. Хотя американцы предоставляют Украине военную помощь, украинский конфликт никак нельзя назвать постсоветской версией Афганистана для сегодняшней России. То был долгий и изнурительный конфликт, ослабивший в конечном итоге власть Москвы.

Замороженный конфликт на Украине устраивает Россию, а дипломатический путь Зеленского к урегулированию чреват серьезными опасностями.

Поскольку его политическая коалиция разнородна, а поддержка избирателей не монолитна, главный вопрос, который способен разрушить базу поддержки Зеленского, это Россия, тем более, что одно крыло «Слуги народа» готово к возможным компромиссам, а другое решительно против всего, что можно истолковать как сдачу позиций Украины, особенно если это лишит ее европейского выбора.

У России есть четкая стратегия, которую она осуществляет в отношении Украины, руководствуясь тем, что дальнейший курс этой страны будет иметь серьезнейшие последствия для российских интересов, как их интерпретирует нынешняя кремлевская команда. Поэтому Россия готова идти на риски и издержки ради того, чтобы помешать полной интеграции Украины с Западом или ослабить угрозу своим интересам со стороны единого и сплоченного евроатлантического мира. В отличие от нее, у Запада есть набор идеальных перспектив и результатов, но он гораздо меньше готов нести издержки и потери, чтобы увидеть предпочтительный для него сценарий.

Более того, провал политики в отношении Украины вызовет разочарование у трех ведущих европейских держав и даже у далекой Америки, но не станет мощным ударом по их интересам. Это объясняется тем, что они не могут определить, «почему Украина важна», и не знают, на какие риски в отношениях с Россией стоит идти ради изменения геостратегической ориентации Украины. Что крайне важно, на эти вопросы нет единого евроатлантического ответа, а есть отдельные польские, румынские, немецкие, французские и итальянские ответы. Кроме того, существуют значительные нестыковки во взглядах вашингтонского внешнеполитического истэблишмента и консервативной «средней Америки». А поскольку последовательные и связные ответы отсутствуют, Запад продолжает кое-как продвигаться вперед, надеясь на то, что Россия утратит интерес или возможности для вмешательства в украинские дела.

В прошлом коррупция и недееспособность украинских властей служили оправданием для отказа Украине в заявленной цели, которая, говоря словами конгрессмена Генри Хайда (Henry Hyde), состоит в «полной интеграции Украины с Западом и в защите этой страны его институтами». Избрание Зеленского создало проблему, которая на данный момент состоит в том, что у Запада теперь есть партнер, которого он предположительно искал. Приведет ли третий шанс для Украины к иному результату?

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev)
Алексей Филиппов — бывший морской пехотинец ТОФ РФ, офицер СОБР МВД РФ — был внедрён командованием ополчения ДНР в подразделения украинских националистов ДУК «Правый сектор» и батальона «Азов». О воспитании новых поколений украинцев в ненависти к России, русским и Русскому миру.

Политический эксперт, автор книги «Два капитала: как экономика втягивает Россию в войну» и «Миропорядок по-русски» Семён Уралов на страницах личного блога делится соображениями насчёт того, как Украина в лице днепропетровского олигархического клана будет вырываться из угла с Минскими соглашениями и «формулой Штайнмайера», куда сама же себя и загнала.



«Украинская власть потребовала распустить и разоружить ЛДНР устами Леонида Кучмы для того, чтобы начать внедрять „формулу Штайнмайера”. Того самого Кучмы, который пару недель назад подписывал ту самую формулу.

Что это значит? „Днепропетровские” поняли, что:

— кредиты от ЕС, МВФ и США не светят;

— с Россией придётся иметь отношения один на один, а в Москве просто так сдавать Донецк и Луганск не согласны;

— внутриполитическую ситуацию не контролируют, поэтому с национал-радикалами проще договариваться, а не зачищать.

Поэтому выбран курс на тотальный „кидок” — обнулить все обязательства, изобразив из себя жертву обстоятельств.

Что, в общем-то, и несложно сделать. Все выборы проведены, ещё четыре года можно делать все что угодно. Судьба персонально Зеленского тоже понятна — сольют через пару лет, назначив крайним.

Все-таки олигархия — крайне циничная форма правления. Но зато эффективная».

Источник: https://rusvesna.su/news/1571207111
Накануне представитель Леонида Кучмы Дарья Олифер озвучила новое требование Киева по выполнению политической части Минских соглашений. Украина намерена их выполнять только после роспуска ДНР и ЛНР, а также отвода сил по всей линии соприкосновения. Неожиданный поворот в украинской тактике переговоров вызвал бурную реакцию пользователей соцсетей

Не совладав с националистическим протестом против подписанной было Украиной «формулы Штайнмайера», команда Владимира Зеленского очень быстро скатилась на позиции своих предшественников и даже в чем-то усугубила идеи Петра Порошенко, который хоть и достаточно вольно трактовал порядок выполнения «Минска-2», но все же не позволял откровенно его отрицать.



Сейчас же Зеленский устами своих представителей на минских переговорах, выдвигая заведомо невыполнимые требования, фактически выходит из минских договоренностей. Абсолютно понятно, что никто требования Киева выполнять не будет, а значит, осталось лишь дождаться официальной реакции западных партнеров Украины, и можно будет смело говорить о новой конфигурации конфликта в Донбассе.

Пользователи соцсетей справедливо замечают, что хороших перспектив такая позиция Украине не принесет. И если тактических целей — некоторое успокоение национал-радикалов с помощью минского демарша — еще можно добиться, то вот стратегические последствия такой позиции будут разрушительными для самого украинского государства.

[Spoiler (click to open)]
Так, общественный деятель, глава Жилищного союза Украины Александр Скубченко критически оценил условия, выдвинутые украинской делегацией в Минске для продолжения переговоров о мирном урегулировании в Донбассе.

«Хочу узнать у авторов сего «шедевра», а какие действия должны совершить ЛНР и ДНР, чтобы Украина признала это роспуском? Как сами авторы этого дебилизма этот роспуск понимают? Да и что такое «квазигруппировка»? Это какой-то институт государственной власти, юридическая организация, какое-то количество людей или плод больного воображения? Потому что ни один юрист в мире процедуру такого «роспуска» не то что не проведёт, даже не оформит документально», — написал он на своей странице в Facebook.

При этом он призывает Киевские власти обратиться к политической реальности, в которой Донбасс живет уже более пяти лет.

«Нужно понимать, что гражданская жизнь на неподконтрольных территориях идёт, кто-то постоянно обеспечивает все процессы жизнедеятельности проживающих там миллионов людей. При этом возникают хозяйственные и финансовые права и обязательства, происходит уголовное преследование и наказание, возникают, изменяются и прекращаются юридические факты», — напоминает он.

Не без иронии воспринял требование украинской делегации в Минске депутат украинского парламента V, VI и VII созывов Спиридон Килинкаров.

«Украинская сторона потребовала в Минске распуститься Л/ДНР. Блин, как мы раньше-то не догадались, завтра они самоликвидируются, и все само собой рассосется.

Такое ощущение, что этот план урегулирования писал А.М. Кашпировский, тот самый психотерапевт в телевизоре», — заметил политик.

С тем, что желание Киева перевести переговоры по урегулированию в Донбассе в новый формат нелепо, согласен и украинский политолог Кирилл Молчанов.

«Читаю, Кучма в Минске потребовал роспуска так называемых ДНР и ЛНР для выборов на Донбассе.

Мне вот интересно, а как можно официально распустить то, чего официально не существует? Я понимаю, возраст, но во всех соглашениях они именуются исключительно как «отдельные районы Донецкой и Луганской областей». Кучма таки решил сорвать Зеленскому встречу в нормандском формате», — предположил украинский политолог.

Но куда как более критично и системно оценивает последствия дипломатического ультиматума киевский журналист Игорь Лесев, который убежден, что украинскому руководству пришло время определяться, какую модель государства они предполагают строить после фактического отказа от Минских соглашений.

«Украинская политика — это даже не инфантильно, непоследовательно или нелепо. Это всегда и в первую очередь стыдно. Идти на выборы с тезисом о мире. Мурыжиться на переговорах в Минске. Замучить всех с давно согласованной на международном уровне «формулой Штайнмайера». А затем заявиться на собственную свадьбу и заявить, что невеста должна похудеть, иначе ничего не будет. Вот за это и стыдно», — эмоционально написал он в соцсети.

Однако далее Лесев задается более сложными вопросам — а что значит нынешний отказ от «Минска» для всей остальной Украины?

«А теперь пришло время определяться. Для начала сказать людям — нам, простым обывателям — какую модель Украины вы продолжаете лепить? Этническую? Украину для украиноязычных украинцев? Если так, то, естественно, ни о каком «Минске» речи быть не может. Но вы просто должны об этом сказать вслух. И здесь, и за поребриком.

Если вы строите мультикультурную Украину, с признанием права за своими согражданами в языковом разнообразии и культурных особенностях регионов, тогда непонятно, что вас пугает в Минске. Просто озвучьте ваши страхи. Ваши «красные линии», о которых вы чешете, но которые вы не конкретизируете», — призывает журналист.

Игорь Лесев подчеркивает, что позиция украинского руководства абсолютно тупиковая, потому что она не имеет ничего общего с миром в Донбассе и вообще не о попытках интеграции.

«Отказ от «Минска» — это отказ от мультикультурной модели построения государства. А дальше только армовир. Ну, потому что идеологический вакуум не может быть пустым. Он обязательно чем-то будет наполнен. И, похоже, будет снова наполнен вятровичами. А от неподконтрольной части Донбасса Украина таки отказалась», — резюмирует свои рассуждения Лесев.

Донбасс невозможно реинтегривать на условиях, которые сегодня являются неоспоримыми для политического класса в Украине, говорит политический и экономический эксперт Андрей Головачев.

«Пару месяцев назад я написал, что самая сложная проблема для урегулирования конфликта на Донбассе — психологическая. То есть необходимость смириться с мыслью, что так, как раньше, не будет уже никогда. От слова «никогда».

Другими словами, необходимо смириться с тем, что Донбасс может вернуться только с особым статусом, или он не вернется никогда. Есть только две эти альтернативы. Или — или.

То, что решения по Донбассу до сих пор нет, как раз и отражает тот факт, что Украина никак не может выбрать ни одну из этих альтернатив. Общество в массе своей хочет, чтобы все было по-старому, как до февраля 2014 г. Но такой альтернативы уже нет. Это понял уже весь мир, но украинцы пока с этим смириться не могут», — написал политолог на своей странице в соцсети.

При этом Головачев подкрепляет свои выводы статистическими данными, согласно которым 80% украинского общества желает мира, но 60% — против предоставления автономии для ЛДНР, а 60% — против амнистии.

Из этого политолог заключает, что налицо непонимание сути конфликта и серьезности происходящего в Донбассе.

«Ну, а раз у 60% общества присутствует такая амбивалентность, то значит, конфликт будет продолжаться до тех пор, пока общество не смирится с неизбежным и не выберет одну из реально осуществимых альтернатив», — убежден Головачев.

При всем разнообразии акцентов, на которые обращают внимание пользователи украинского сегмента Facebook, нужно признать, что резкая смена переговорной риторики команды Владимира Зеленского на минских переговорах полностью меняет общий тон диалога в Минской контактной группе.

Очевидно, что, воспользовавшись старой максимой о том, что если ты не можешь обуздать процесс, его нужно возглавить, Киев пытается перехватить инициативу у партии войны и выбить главные идеологические козыри у своих политических противников. Другое дело, что теперь стоит ждать реакции западных гарантов «Минска», которых вряд ли обрадует перспектива нового обострения в Донбассе. А как раз к этому объективно могут привести провокационные ультиматумы Украины к республикам Донбасса.


Фёдор Фефелов
С 15 октября в Украине начинается отопительный сезон. Тарифы на газ и тепло повышаться в этом году не будут. Но цены на газ с 2020 года будут становиться выше, в основном ввиду введения в действие рынка газа. Хотя есть вариант, что в конкуренцию на украинском поле вступит «Газпром», которого газопотребители и предпочтут «Нафтогазу»



Популистское решение не поднимать тариф

Газ в структуре теплового тарифа составляет в среднем 87% с лишним, но тариф этот до конца отопительного сезона 2019-2020 остается прежним. Со слов президента Ассоциации «Укртеплокоммунэнерго» Арсена Блащука, согласно закону о жилищно-коммунальных услугах на данный момент ни комиссия по тарифам НКРЭКУ, ни местные органы власти, уполномоченные устанавливать тарифы, не могут их установить.

Во-первых, два члена Нацкомиссии по тарифам подали в отставку, и кворума для ее собрания нет. Во-вторых, не приняты изменения в законопроект №10228. Он узаконивает тарифообразующие услуги поставки тепловой энергии. «Если правки будут приняты, компании-производители тепла смогут пересчитать тарифы в зависимости от цены на газ. Это зависит от поставщиков газа. Но тарифы эти могут быть применены только в том случае, если с жильцами домов будут заключены договора. Эта работа очень объемная и будет завершена где-то не ранее следующего лета», — подробно разъяснил эксперт.

По постановлению Кабмина №560 от 26 июня о граничном тарифе теплоснабжения (а оно оспаривается в суде, так как правительство не имеет права регулировать тарифы, регулятором является НКРЭКУ) тариф остается на уровне 1400 грн/1 Гкал.

[Spoiler (click to open)]
Некоторые компании и города подверглись критике за установленный тариф в 1800 грн/Гкал, якобы экономически необоснованный. Но, по словам Арсена Блащука, реальный тариф таковым и является. В среднем в областных центрах он составляет 1800-1900 грн. А из тарифа в 1400 грн нельзя даже заплатить за газ. «Поэтому это популистское решение предыдущего правительства, члены которого через популизм надеялись пройти на выборах в парламент. Мы надеемся, что суды рассмотрят ходатайства наших предприятий и отменят это постановление», — подчеркнул специалист.

Он уверен, что постановление Кабмина Владимира Гройсмана бездумное. Ведь документ предусматривает мониторинг тарифов органами местного самоуправления: они не должны превышать 1400 грн/Гкал. Но чтобы покрыть ценовую разницу (газ, налоги, электроэнергия, зарплаты), придется из бюджета выделять деньги, чтобы… снова заплатить их в казну.

Вход в неизвестность

На сегодняшний день цена на газ для населения составляет 4653 грн/1000 куб. м без НДС и транспортных расходов. Летом «Нафтогаз» на основании постановления правительства №485 трижды снижал отпускную цену на голубое топливо — на 7,3%, 11,7% и 5,1%. Однако по объективным причинам и цена на газ, и тарифы на тепло скоро будут расти. Хотя бы потому, что в отопительный сезон цены на газ всегда поднимаются. Это традиционный сезонный фактор.

Директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений НАН Украины Валентин Землянский в этой связи напоминает, что Кабмин в 2017 году выпустил постановление №187 об импортном паритете. Постановление в силе и опирается на таможенные и биржевые показатели и показатели стоимости газа для промпотребителей.

Спецобязательства по продаже газа для производителей тепла и горячей воды (предприятия теплокоммунэнерго, ТКЭ) для населения по льготным ценам будут действовать до конца года. Верхняя планка тарифов на газ для населения будет составлять 9700 грн/тыс. куб. м (с НДС и транспортировкой). Брать больше «Нафтогаз» не имеет права. Но, по мнению эксперта, тарифы будут ниже, не более 8,5 тыс грн/тыс. куб. м.

При этом надо учесть, что с 1 января 2020 года начинает работать рынок газа. Значит, цены на энергоресурс привяжутся к европейским биржевым котировкам и будут отпущены в свободное плавание: стоимость газа в Европе плюс доставка и маржа — вот и отпускная цена для украинцев. «Сколько будет стоить газ для украинского потребителя, думаю, никто не возьмется прогнозировать. Хотя у «Нафтогаза» есть дешевый газ, купленный летом и закачанный в подземные хранилища», — отметил Землянский.

Зафиксировать сложно, но можно

Важны в этом вопросе и погодный фактор, и итоги переговоров Киева и Москвы касательно транзита газа из России. Ведь кризис этих переговоров отразится на росте котировок в хабах ЕС. Следовательно, цены на газ для бытовых потребителей Украины также пойдут ввысь.

Еще один момент, который отметил Валентин Землянский, таков: НКРЭ повысила тарифы на распределение ресурса для облгазов (они владеют газо-распределительными сетями, их газосбытовые компании поставляют газ для ТКЭ) почти вдвое — с 57 копеек/1 куб. м до в среднем 1,2 грн/1 куб. м. Тем самым вводится ежемесячная абонплата, и оплата производится не по фактически использованному объему, а за газовый период — с октября по октябрь.

«Сумма, которую потребитель должен заплатить за год, вносится ежемесячно. Например, 100 кубов газа он потребил в 2018 году. И заплатил 12 гривен. Значит, в течение следующего года он должен будет платить по 10 гривен абонентскую плату. И если вы в этом сезоне потребили меньше газа, абонплата на будущий период будет пересчитана с учетом уменьшения потребления», — объяснил Землянский.

Это сделано для того, чтобы облгазы могли вовремя рассчитываться с «Укртрансгазом» (госкомпания по поставке, транспортировке и хранению газа) либо с новосозданным оператором газотранспортной системы, чтобы у него не возникали небалансы — отрицательные финансовые значения, — которые могут вызвать претензии Еврокомиссии, разъяснил газовик.

И вот здесь, чтобы не допустить или сдержать рост тарифов, и должно выступить правительство. То есть постановлением зафиксировать августовскую цену и возложить спецобязательства на «Нафтогаз» до 31 марта — конца отопсезона. Тогда свои расходы могли бы лучше прогнозировать и люди, и предприятия ТКЭ.

«Потому что за шесть месяцев шесть раз поменяется цена газа, соответственно тарифы будут тоже меняться. В таком случае неясно, какие образуются долги у предприятий коммунальной энергетики и у граждан», — заметил аналитик.

По всем правилам рынка

При этом эксперт добавил: «Нафтогаз» принял на вооружение ситуацию прошлого года, когда из местных бюджетов возмещались долги населения за тепло. Теперь «Нафтогаз» обратится к правительству с тем, чтобы и в этом году местные власти компенсировали долги коммунальных предприятий, которым, в свою очередь, задолжало население. «Это позволит НАК «Нафтогаз Украины» после разделения без дохода от транзита существовать как трейдер», — сообщил энергоэксперт.

Тут снова стоит напомнить об абонплате за газораспределение. В условиях свободного рынка потребитель (облгаз) может сменить поставщика газа. А если Украина обновит с Россией контракт на транзит газа, на отечественный рынок может спокойно зайти «Газпром» или его дочерние компании.

Он будет иметь доступ к украинской ГТС по антимонопольному Третьему энергопакету. Поскольку рынок открыт для всех, иначе это уже не рынок. Тогда тарифные барьеры, которые может поставить для «Газпрома» государство из политических соображений, обернутся иском за нарушение правил конкуренции.

А пока с 1 января 2020 года «Нафтогаз» будет той единственной структурой, которая будет предлагать цены для облгазов, которые с небольшой наценкой будут продавать газ населению. Сейчас он торгует этим продуктом на украинском рынке по $200 с лишним/тысяча кубов — с НДС, но без учета логистики. «Газпром» предлагает газ европейцам по $129/тысяча куб. м. При сохранения транзита из РФ лишившийся монопольного статуса поставщика импортного голубого топлива «Нафтогаз», естественно, вчистую проиграет «Газпрому». «Думаю, что первыми среагируют облгазы, которые с удовольствием закупят ресурс у «Газпрома», — считает Валентин Землянский.

Виктор Мельников
Правительство Украины продолжило линию Кабмина Гройсмана-Порошенко на легализацию двойного гражданства. Эту идею соросятам «надуло» с Запада: внешние игроки хотят иметь полное право легально скупить активы страны, которую вот-вот выставят на продажу.



Интересно, что о разработке законопроекта о предоставлении двойного гражданства сообщил глава МИД, которого сегодня называют рупором Зеленского. Позже его слова подтвердил вице-премьер по европейской и евроатлантической интеграции Дмитрий Кулеба. Он признал, что несмотря на существование разных подходов к идее второго паспорта, есть главное: все созрели для того, чтобы работать над этим вопросом. «Мы начинали с того, что этот вопрос воспринимался как нечто совершенно космическое и нереализованное. А сейчас мы уже обсуждаем конкретный законопроект», - подчеркнул чиновник. И прежде всего напомнил, что юридический статус зарубежного украинца не наполнен достаточным содержанием, а инициатива позволит миллионам людей сохранить связь с Украиной. Проще говоря, все эта спешная паспортная ... ориентирована именно на зарубежных украинцев. Типа, им важно сохранить связь с родиной.

«Так сложилось, что миллионы людей выехали. И мы должны сохранить их связь с Украиной. И паспорт, гражданство - одна из таких связующих звеньев. Я рад, что есть эволюция в этом вопросе. И надеюсь, что оно будет поддержано обществом, потому что запрет на двойное гражданство был создан в одном контексте, а сейчас контекст совершенно другой», - пояснил дипломат. По сути, он продолжил установку президента: тот еще в ходе пресс-марафона заявил, что этническим украинцам планируют предоставлять частичное гражданство. Пока ни слова не было сказано о том, получат ли двойное гражданство русскоязычные украинцы, мечтающие о паспорте РФ. Скорей всего, именно здесь и будут введены ограничения, особенно если учесть, что еще экс-глава МИД Климкин жестко выступал против двойного гражданства с Россией. «Это будет обсуждаться только после того, как они вернут нам Донбасс и Крым», - не раз говорил «Клим Чугункин».

Очевидно, что идея нового правительства вряд ли будет отличаться от предложенного Климкиным: двойное гражданство с Россией наверняка будет запрещено. Тем более, что изначально эта идея лоббируется под покупателей украинского добра из стран ЕС и США. Тем более, что эксперты проводят параллели между решением новой власти открыть рынок земли и синхронным предложением о втором гражданстве. Может возникнуть заминка с Венгрией, которая давно раздает свои паспорта на Закарпатье, но это мелкий случай по сравнению с открывающимися перспективами. Примечательно, что молчит и СБУ, хотя еще год назад спецслужбы угрожали уголовными делами жителям Закарпатья и Донбасса, получившими «чужие аусвайсы». Похоже, что вопрос раздачи украинских паспортов европейцам и американцам решался совсем не в Украине.

Светлана Манекина
Чрезвычайный и полномочный посол КНР в России Ли Хуэй назвал «сомнительной организацией» Ельцин-центр и попросил его представителей перестать приглашать его на официальные мероприятия, проходящие в этом учреждении.

Об этом Ли Хуэй написал в своём Twitter.



По словам дипломата, ему «надоели глупые и бессмысленные призывы прийти на мероприятия, за которые их организаторам должно быть стыдно».

«Я обращаюсь к руководству Ельцин-центра и лично к Дине Сорокиной. Пожалуйста, перестаньте докучать мне своими приглашениями. Я не приеду ни на юбилей Горбачёва, ни на выставку картин Валерии Новодворской, ни на какое другое мероприятие, проводимое вашей сомнительной организацией. Если бы вы попробовали провести нечто подобное в моей стране, вы бы ответили за это по закону», — отметил посол.

Сообщается, что в период с 2012 по 2019 годы в дипмиссию КНР поступило 87 приглашений принять участие в различных выставках, фестивалях и симпозиумах, организовываемых представителями Ельцин-центра в Екатеринбурге, Москве, Иркутске и Владивостоке.

В ноябре 2015 года посол Китая присутствовал на открытие президентского центра имени Бориса Ельцина в Екатеринбург

В 2018 году второй советник посольства Хэ Линь посетил Екатеринбург после сообщения о закрытии мавзолея Ельцина на реставрацию. По итогам этой встречи посольство выразило разочарование тем фактом, что мавзолей первого президента РФ закрыли не навсегда.

AF-News

ЗЫ: А кто то говорит,что Россия Мордор...
Русских в Европе не любят. Почему? Потому что просто боятся. Боятся как что-то необъяснимое и непредсказуемое.



Вот история, которая случилась во Франции в небольшом городке Авиньон. В один из маленьких магазинов завозят свежевыпеченный хлеб (багеты) — вкусный, теплый и ароматный. Местные жители (французы) занимают очередь и ждут, когда товар выложат в специальные корзины. Ожидание затягивается на 10 минут, но никто не возмущается.

Но вдруг, появляется «ЗЛО». В магазинчик заходят пятеро шумных бородатых эмигрантов арабов и забирают все багеты, только что выложенные на прилавок. Громкие арабы проходят мимо очереди к кассе, чтобы расплатиться, а французы безмолвно провожают их взглядом. Повисает тягостное молчание. Французы понимают, что простояли в очереди зря, и хлеба им сегодня не купить, «благодаря» арабам. Но, тем не менее, все толерантно молчат.

Как вдруг, в тишине очереди хрипло и угрожающе звучит фраза на неизвестном французам языке: «Чё за …ня?!» Из середины очереди медленно вылезают три мрачных, полулысых типа. Так появляется второе «ЗЛО», и французы как-то неосознанно опускают свои взгляды в пол.

Второе «ЗЛО» медленно подходит к первому «ЗЛУ» и неотвратимо забирает у арабов все багеты. Все! Очередь съежилась во всех местах сразу. А дальше происходит то, что ломает европейский французский мозг окончательно. На обратном пути к своему месту в очереди русские отдают каждому французу по батону в одни руки. И отказаться от хлеба они не могли, даже если не собирались себе его покупать.

После того, как у каждого француза оказался в руках один батон, русские взяли и себе по одному багету. Второе «ЗЛО» победило первое «ЗЛО». Очередь в безмолвном и культурном шоке. В тишине слышны только мысли французов: «Это русские», «Русские не только могут силой забрать хлеб, но и заставить его съесть?!», «Если русские могут голыми руками навести порядок, так что они могут сделать при помощи автомата или подводной лодки?»

Всё просто: русским неуютно, если где-то творится несправедливость.

inforuss2018@gmail.com
Харьковчане поймали на лжи съемочную группу телеканала «Прямой», принадлежащего бывшему президенту Украины Петру Порошенко.



Журналистка в прямом эфире утверждала, что жители Первой столицы вышли на пикет к горсовету протестовать против «формулы Штайнмайера». Она в прямом эфире заявила, что акцию протеста якобы организовали представители штаба «Сопротивления капитуляции». Однако на самом деле пикетчиками оказались предприниматели местного рынка «Барабашово», которые выступают против строительства дороги на месте рынка.

Журналистка Порошенко на протяжении некоторого времени утверждала, что «харьковские активисты упорно сопротивляются капитуляции Украины», но тут в эфир ворвался мужчина, который грубо ее оборвал. Харьковчанин заявил, что представительница СМИ нагло врет. Он акцентировал внимание на том, что люди пикетируют мэрию из-за строительства дороги, которая соединит микрорайон Салтовку с центром Харькова.



Зачем вы это делаете? Здесь люди не за это стоят! Что за бред?» — начали перебивать журналистку протестующие.

На защиту корреспондента быстренько прибежали сотрудники правоохранительных органов, однако харьковчане не отступали и принялись им объяснить, что журналистка специально врет. Корреспондент поняла, что ее манипуляции раскрыты, поэтому принялась выкручиваться из ситуации, заявив, что возле мэрии Харькова якобы проходят сразу несколько митингов. Однако предприниматели не слушали ее слов, так как были сильно возмущены тем, что их акцию пытались представить политическим сборищем. Харьковчане убеждены, что сотрудница «Прямого» пытались осуществить спланированную провокацию.

«Мы вышли защищать рабочие места», — заявили предприниматели.



Напомним, сегодня депутаты Харьковского городского совета поддержали реализацию «формулы Штайнмайера» и призвали граждан и политиков воздержаться от проведения акций «Нет капитуляции».

AF-News
Жительница Горловки на протяжении нескольких месяцев рассказывала свою историю о получении российского паспорта.Наконец, это событие произошло.Как все было- вы узнаете в прямом эфире!