July 24th, 2021

Ликвидация Украины, о необходимости которой всё время говорили, свершается!

Смазывайте пятки салом, укропы!

То, что мы наблюдаем в последние дни — и статья Путина, и тектонические (и трагикомические тоже) движения вокруг «Северного потока — 2», и иск РФ в ЕСПЧ — это всё подготовка к ликвидации «Проекта Украина», о нежизнеспособности которого говорилось давно, с самого Майдана. Собственно, её и убили то тогда, в 2014, на Майдане, а все эти постмайданные годы — это была агония. Кровавая агония.



И вот теперь мы видим подготовительные работы к финальному аккорду. Образно можно сказать: началась артподготовка и выдвижение сил и средств на исходные позиции перед генеральным наступлением.

Хотел бы обратить внимание на один немаленький нюанс: у В.В. Путина есть одна фишка, которой он неукоснительно всегда придерживается. Даже две.

Первая — он всегда предупреждает и одновременно предлагает компромиссный — удобный для всех — сторон выход из кризисной ситуации. Как пример можно привести его Мюнхенскую речь. Ведь обозначил же тогда проблемы. Ведь предложил же выход — отказ Запада от однополярного мира. Ведь предупредил же тогда, что если не прислушаются к России, то тогда… Не прислушались. Ну что ж, «кто не заховался, я не виноват».

Вторая фишка — это всегда сопровождать свои решения безукоризненным и добросовестным юридическим оформлением. Как пример — возврат Крыма. Или ввод войск в Сирию.

Вот и с Украиной так же. Ведь предлагал же вариант, сохраняющий государственность Украины — Минские соглашения. Не прислушались…

Его статья «Об историческом единстве русских и украинцев» — вот вам предупреждение. Получите.

Подача иска в ЕСПЧ — это юридическое оформление. И, я думаю, даже уверен, это будет не единственным таким юридическим актом, а первым в ряду.

Я далёк от мысли, что Европейски суд по правам человека вот прямо-таки откажется от двойных стандартов и вынесет честное и справедливое решение. Когда европейцам надо, они забывают об общечеловеческих ценностях и закрывают глаза на всевозможные нарушения ими же принятых законов.

Не надо забывать, что расизм, фашизм, колониализм — это всё порождение Запада. И они от них не отказались, а только лишь видоизменили и закамуфлировали.

Там ещё живы люди, которые ходили в зоопарк смотреть на других людей в клетках. Так что двуличие у них в генах. Но интересно будет посмотреть, как евросудьи будут выкручиваться между «похоронить свои евроценности» или «похоронить Украину». Хотя не исключаю и такой вариант, что подача этого иска — это подыгрывание Путина Западу.

Предоставление возможности сохранить лицо при резком развороте в украинском вопросе. Дескать: «Ай-яй-яй! А мы и не знали, что там такое творится! Ну-ну-ну, Украина, ступай в угол, там тебе место»

А ведь с самого начала говорили умные люди майданутым: не верьте коллективному Западу вообще, и американцам в частности. Посмотрите историю: они создали немецкий фашизм, потом с ним боролись; они создали Талибан*, с ним борются до сих пор. Они создали ИГИЛ*, и тоже якобы борются. И вас предадут, придёт время. Не послушали… Ну что ж…

Вот время пришло. Мы ещё увидим, как Запад «вдруг», «неожиданно для себя», с диким «удивлением» и «возмущением» разглядит украинский нацизм и будет с ним «яростно» бороться.

Смазывайте пятки салом, укропы!

Игорь Немодрук

В Турции призвали вернуться к строгим мерам из-за коронавируса

Суточный прирост выявленных случаев коронавируса в Турции составил в пятницу 11 094 — это максимальный показатель с 19 мая. Глава минздрава страны Фахреттин Коджа призвал вернуться к строгим мерам против пандемии.



Суточный прирост заболеваемости 16 апреля в Турции показал максимум с начала пандемии, составив 63 082 случая, после чего начал постепенно снижаться. В июне — первой половине июля он стабилизировался на уровне 5–7 тысяч, однако с середины июля начал увеличиваться.

Согласно сводке турецкого минздрава, в пятницу было выявлено 11 094 новых случая COVID-19, умерли 60 человек.

«Мы должны вернуться от гибкости к строгим мерам», — написал Коджа в Twitter, призвав немедленно вакцинироваться тех, кто этого еще не сделал.

Ранее в Турции был объявлен самый длительный с начала пандемии локдаун — с 29 апреля до 17 мая — из-за роста заболеваемости коронавирусом. До 1 июня действовал ежедневный комендантский час с 21:00 до 5:00 и круглосуточный комендантский час по субботам и воскресеньям, а рестораны и кафе работали только на вынос и доставку.

С 1 июля комендантский час в Турции был полностью отменен в связи с улучшением эпидситуации в стране.

В январе в Турции началась вакцинация от коронавируса вакциной CoronaVac китайской компании Sinovac Biotech, с марта в стране также применяется вакцина Pfizer/BioNTech. В конце апреля Турция разрешила экстренное применение «Спутника V».

По данным минздрава Турции, первую дозу вакцин от коронавируса в стране получили более 39 миллионов граждан, две дозы — более 22 миллионов.

Решение о возобновлении авиасообщения с Турцией было принято во второй половине июня оперативным штабом по предупреждению завоза и распространения новой коронавирусной инфекции на территории РФ. С 22 июня в Турцию из России начали осуществляться регулярные и чартерные рейсы.

Источник: https://rusvesna.su/news/1627072060

Западные СМИ стараются раздуть скандал вокруг российских спортсменов на Олимпиаде

Издание «The Guardian» опубликовало статью о действиях российских СМИ и Олимпийского комитета России (ОКР) в преддверии Олимпиады в Токио, пытаясь раздуть скандал на пустом месте.



Так, хэштег #WeWillROCYou, организованный российскими звёздами в поддержку наших спортсменов и Олимпийского комитета в Токио, в статье связали с «агрессивной атакой допингового скандала». К чему-то журналисты даже приплели здесь песню поп-исполнителя Тимати 6-летней давности про Владимира Путина, пытаясь доказать ангажированность Тимати в поддержке спортсменов.

В сеть также попала памятка для членов российской команды на Олимпиаде о том, как лучше всего отвечать на те или иные вопросы журналистов на соревнованиях в Токио. Ответы в памятке совершенно безобидные и нейтральные, например: на тему BLM спортсменам советуют отвечать тем, что Олимпиада — не площадка акций и жестов, на вопрос о Крыме и Донбассе — тем, что спорт должен оставаться вне политики, вопросы о санкциях против России за допинг порекомендовали переадресовывать на тех, кто их вводил.

Памятка в теории могла бы стать действительно полезной инструкцией, помогла бы избежать курьёзных моментов и необдуманных, предвзятых ответов спортсменов, которые, возможно, не слишком интересуются международной политической и социальной повесткой. Но сам факт её появления уже пытаются использовать для имиджевого урона российской команды. Естественно, заметка как горячие пирожки разошлась по тем самым западным СМИ, которые трактовали её как затыкание ртов и замалчивание, напомнив также о сдержанном освещении Олимпиады на российских госмедиа якобы из-за постыдного условия с запретом флагов и гимна РФ на соревнованиях.

Но стоит отметить, что западным журналистам, тут каши варить, в принципе, не из чего. Тэг в поддержку национальной команды — дело привычное и распространённое, а инструкции в памятке для спортсменов носят рекомендательный характер и скорее являются некими общими постулатами без углубления в ту или иную тематику. Главный сигнал ОКР здесь именно в том, что спорт должен оставаться вне политики, и все попытки искусственно организовать новый ненужный скандал в мире спорта, так мало к этому миру относящийся, будут восприниматься притянутыми за уши.

Виталий Кольцов

«А ты кто у них?». Визит в Грузию для Зеленского оборачивается грандиозным скандалом

Конференция «Три государства — один выбор: Грузия, Молдова и Украина в пути», прошедшая недавно в Батуми, завершилась скандалом.

Об этом со ссылкой на очевидцев в своем «фейсбуке» написала киевская правозащитница Елена Бережная.



«После официальной церемонии в Батуми президент Грузии Саломе Зурабишвили отклонила предложение о встрече , высказанное Зеленским. Причины этого вполне понятны. Нахождение осужденного в Грузии, Михеэла Саакашвили в государственной системе Украины делает невозможным установление прямых контактов между руководством Грузии и Украины. Не понимать этого невозможно, но политика Зеленского в привлечении во власть «личных врагов Порошенко» сыграла тут свою роль.

Далее последовал абсолютно ожидаемый демарш Молдовы», – написала Бережная.

Она уверяет, что скандальный характер носила и встреча президента Украины Владимира Зеленского со своей молдавской коллегой Майей Санду.

«Видимо грузины что то подозревали, потому засунули место проведения разговора в «пенал». Это внутренняя комната без окон. Санду в маске, оставив у входа свою делегацию, бросив портфель помощнице, не садясь спросила, глядя на Зеленского, «Где Чаус?» (молдавская прокуратура обвиняет в похищении этого судьи, скрывавшегося в Кишиневе, украинские спецслужбы и дипломатов – ред.)», – написала Бережная.

Она утверждает, что Санду вела себя в Батуми довольно эмоционально, что для молдавского президента вообще-то нехарактерно.

«Ответить попытался Ермак, но Санду даже не обратив на него внимания обратилась к Кулебе, примостившемуся на самом краю стола – «А ты кто у них? Министр иностранных дел, или тряпка?». Кулеба промолчал. Усевшись за стол, Санду минут пятнадцать ровным голосом чеканила все, что о них думает. Про электроэнергию, которую поставляет Украина Приднестровью, про контакты Ермака с Красносельским, ну и «деле Чауса». «Мы знаем, что он у вас. Это знает Лондон, это знает Вашингтон», – пишет Бережная.

Она делает вывод о растущей международной изоляции Украины.

Елена Острякова

«Северный поток-2» - удар по «Британской империи 2.0»: о чем говорит истерика в британских СМИ

Больше всего недовольства сделкой Байден – Меркель, кроме явно заинтересованных в провале Северного потока-2 Украины и Польши, высказала Великобритания.

Причем Лондон истерит чуть ли не больше, чем Киева и Варшава. Почему? Давайте разберемся.



Сделка США и Германии по «Северному потоку-2». Что важно Знать? Борис Марцинкевич

Сделка США и Германии по «Северному потоку-2». Что важно Знать? Борис Марцинкевич. Геоэнергетика Инфо

США и Германия достигли соглашения, которое позволяет России достроить газопровод «Северный поток-2» без дополнительных санкций против его строителей. БЛМ разбирался в деталях и последствиях сделки

Прощай, Украина: Ищенко назвал сценарии вхождения Херсона, Одессы, Харькова в состав России

Почему украинский проект подходит к своему логическому завершению? Какие из украинских регионов смогут рассчитывать на вхождение в состав России, а кто останется буферной зоной? Какие наиболее вероятные сценарии развития политической ситуации на территории незалежной?

На эти и ряд других вопросов в интервью «Sputnik на русском» ответил политолог Ростислав Ищенко.

Распад США – быть или не быть: аналогий с поздним СССР все больше – и это настораживает

Распад СССР – население его не хотело (В марте 1991 года был проведен референдум, где население СССР почти дружно было за сохранение СССР), но… он произошел.

Распад США – население его пока тоже не очень хочет, но уже хочет намного больше, чем всего пару лет назад…

Новый чудовищный теракт ВСУ: каратели с воздуха ударили по скоплению людей

Сегодня утром в посёлке Александровка Донецкой Народной Республики ВСУ совершили новое преступление. Каратели дважды нанесли удар с воздуха: от первого удара загорелся дом, второй удар был нанесён, когда местные жители собрались, чтобы потушить пожар.



О новом чудовищном акте терроризма украинской армии в том самом посёлке, где весной так же сбросивший боеприпас беспилотник убил пятилетнего малыша, сообщил донецкий военкор Андрей Медведев.

Медведев опубликовал кадры с места, на которых видны разрушения от разорвавшегося боеприпаса, а также запечатлен момент, когда люди спрятались, услышав звук нового приближения БПЛА и последовавший разрыв снаряда.

«Внимательно посмотрите эти кадры: на фоне — детский голос, этот мальчишка ещё даже не ходит в школу. Всё его детство проходит под обстрелами.

Сегодня утром ВСУ снова нанесли удар по посёлку, в результате чего загорелся дом.

Повторные сбросы снарядов с БПЛА произошли уже в момент, когда люди тушили пожар.

На данный момент возгорание ликвидировано силами местных жителей, обстановка остаётся напряжённой», — сообщает военкор в своём авторском Telegram-канале.

https://t.me/rusvesnasu/10271


Источник: https://rusvesna.su/news/1627129368

Александр Роджерс: Классический капитализм России и Китая против западного кадавра

В России как минимум три клуба, претендующих на концептуальность. Я всё ждал, пока хотя бы один из них выдаст что-то на тему фундаментальных основ экономики. Не дождался. Придётся самому (причём половина нижеследующего текста – это просто перечисление и констатация уже известных банальных фактов и истин).

Впрочем, приступим…



Капитализм возник достаточно стихийно, как постепенное изменение социально-экономических отношений по мере развития производительных сил (и концентрации капитала в результате грабежа колоний, что немаловажно).

Нарождающийся капитализм сталкивался с осуждением на уровне религиозных догматов католической церкви и жесточайшим сопротивлением со стороны текущего на тот момент правящего класса – крупной феодальной знати Священной Римской Империи Германского Народа (СРИГН).

Мартин Лютер не изобрёл велосипед, он лишь выступил с манифестацией уже существующего явления (как минимум несколько богословов и философов того времени работали в примерно том же направлении). Причём схоластически-теистическая форма его «95 тезисов» – это неизбежный на тот момент формат, поскольку всё европейское общество строилось на основе толкований Библии, других вариантов просто не было (равно как и у Виклифа, Гуса, Иеронима Пражского и прочих).

Адам Смит и Максимилиан Вебер не изобретали капитализм, они описывали уже действующие в современном им обществе социально-экономические отношения (только в отличие от вышеперечисленных использовали для этого секуляризированный инструментарий познания). Смит больше с точки зрения экономики, Вебер больше с позиций социологии.

Аналогично как и Исаак Ньютон не «изобретал» гравитацию, а «открыл» её, описал как явление.

Величие Карла Маркса в том, что он не только описывал наличную ему реальность, но и пытался спрогнозировать будущее развитие, внедрить научную основу в развитие общества. К сожалению, спустя 170 лет большая человечества всё ещё предпочитает стихию, а не науку.

Но вернёмся к капитализму. Сформулированный Смитом-Вебером капиталистический идеал ближе всего к описанию Эбенезера Скруджа из «Рождественской песни в прозе» Чарльза Диккенза. Бережливость на грани аскетизма, минимизация личного потребления, максимизация инвестиций в развитие.

Маркс описывал капитал как «мёртвый труд». Но мёртвое зачастую служит питательной средой для живого.

Целью и сутью раннего капитализма были именно инвестиции в развитие.

Причём добродетель рыцарского Средневековья – «щедрость» – была превращена в грех «мотовства». И в условиях, когда около четверти ВВП Франции времён Ришелье уходило на оплату испанских кружев дворцовой знати, это было однозначно справедливо. Пока Париж строил дворцы и давал балы, Лондон строил мануфактуры и фабрики. Чья стратегия оказалась лучше – всем известно.

Впрочем, воспевание щедрости также изначально имело рациональную экономическую подоплёку – чтобы противостоять мёртвому накоплению богатств в стиле «там царь Кощей над златом чахнет», чтобы деньги находились в постоянном движении и стимулировали экономику.

Но, как учит нас Аристотель, многие здравые изначально идеи со временем принимают превращённую и извращённую форму. Так щедрость превращается в «чад кутежа», а бережливость в скупость. Поэтому всегда нужно смотреть не на внешние проявления, а на суть (на результат).

Это, кстати, прекрасно понимали Ленин, Сталин и ранние большевики. Которые запустили НЭП, чтобы стимулировать промышленное развитие в отсталой аграрной стране (которой на тот момент всё ещё оставалась Россия). И которые свернули НЭП, потому что (и на это есть достаточно указаний в архивах) нэпмены в большинстве не выполняли возложенную на них общественную функцию – вместо инвестирования прибылей в развитие производства предпочитали тратить их в кабаках, в роскоши и кутеже.

То есть если бы нэпмены в СССР вели себя, как эталонные капиталисты из книг Вебера, то они вполне могли бы как явление существовать и дальше. Потому что выполняли бы общественно полезную функцию (аналогично, я всегда указываю утрату полезности, как основную причину исчезновения дворянства). Но не захотели и/или не смогли.

Капитализм в момент своего зарождения, как «копить, чтобы инвестировать в развитие», был прекрасным и прогрессивным (по сравнению с практически застывшим и закостенелым феодализмом) явлением.

Капитализм, как «копить, чтобы инвестировать в развитие», умер на Западе в момент появления рейганомики.

Потому что кредит на развитие производства – это просто перераспределение рисков. А кредит на потребление – это воровство. Воровство у развития, воровство у будущего.

Либеральные/либертарианские экономисты и идеологи обычно пишут, что роскошь нуворишей – это хорошо. Потому что они тратят много денег и тем самым стимулируют производство (создавая рабочие места и так далее). Но они умалчивают о том, что при этом расходуются ресурсы. И расходуются они не на что-то общественно полезное, а на тупиковые предметы роскоши и показательного потребления.

Что вызывает самое большое возмущение российских (да и не только) граждан? Яхты и дворцы. Ненужные излишества, нерациональная трата ресурсов.

А теперь к этому списку можно ещё добавить частные «полёты в космос» различных миллиардеров. Потому что, и пропагандисты «частного космоса» об этом постоянно умалчивают, государственные космические программы различных стран – это всегда рационально и полезно. Каждый запуск позволяет космонавтам проводить различные исследования, двигать науку вперёд. Каждый запуск выводит на орбиту полезную нагрузку – метеорологические спутники, спутники связи, компоненты телескопов и так далее. Полёт Джеффа Безоса на металлическом фаллосе, позволивший ему несколько минут повисеть в невесомости – это бесполезный расход ресурсов, только потешивший ЧСВ данного персонажа.

А вы видели, чтобы экологи и зелёные активисты возмущались нерациональному использованию ресурсов господином Безосом? И я не видел…

Но вернёмся к нашему основному тезису: на Западе классический капитализм Вебера и Смита уже давно (несколько десятилетий) мёртв.

Чтобы в этом убедиться, достаточно посмотреть на норму сбережения в США и ЕС – и сравнить её с Китаем (где она на сегодня составляет более 30%). Общество потребления противоположно обществу накопления и классическому капитализму. Общество потребления – это по своей сути антикапитализм.

Поэтому Китай развивается, а Запад стремительно деградирует. Строго по науке.

В частности (если кому-то не достаточно вышеприведённых аргументов, то у нас ещё и ещё в запасе), фондовые рынки, которые создавались как инструмент привлечения средств в реальный сектор экономики, превратились в свою противоположность – в инструмент выкачивания денег из реального сектора экономики в финансовые спекуляции (как в рынок деривативов высокого порядка, так и в спекуляции на валютных рынках). В казино, где в конечном итоге всегда выигрывает только владелец казино.

Ещё одно уродливое порождение антикапитализма – это «майнинг криптовалют». Который расходует ценные ресурсы – электроэнергию в больших количествах, вычислительные мощности, и, что гораздо хуже, редкоземельные элементы на «железо» – но не производит вообще ничего полезного. Криптовалюты – это эталонный выбегалловский кадавр.

Капитализм, в своём изначальном виде, был полезен – он приводил к развитию производительных сил, по мере которого происходило освобождение человека от главной несвободы – от необходимости каждодневного труда для добычи хлеба насущного. То самое «из царства необходимости в царство свободы».

Но тот капитализм на Западе мёртв. Поэтому бороться нужно не с ним, а с антикапитализмом (вырожденным и контрпродуктивным, который пришёл ему на смену).

И сейчас мы видим борьбу паразитарного кадавра со странами, где капитализм (преимущественно государственный) продолжает выполнять полезную функцию – коллективный Запад пытается душить Россию и Китай.

Если по Гегелю, то на Западе сейчас стадия отрицания. Впрочем, это уже тема для отдельного разговора.

P.S. К сожалению, застрявшие в догмах полуторавековой давности «ортодоксальные левые» (преимущественно троцкистского толка) на такой анализ не способны.

Александр Роджерс

Воссоздатели несоздаваемого

Периодически какой-нибудь добрый человек говорит мне что-то вроде: «Когда-нибудь Вы вернётесь на Украину и наведёте там порядок», – и очень удивляется, когда узнаёт, что возвращение, а тем более «наведение порядка» в мои планы совершенно не входит. «Как же!» – говорят добрые люди – «это же родина, ей надо помочь».



Я понимаю удивление людей, плохо понимающих, что такое Украина и украинство и искренне верящих, что приход честных людей и запуск правильной пропаганды, вкупе с финансовой помощью центра могут быстро исправить ситуацию. К сожалению, не могут, ни быстро, ни медленно.

Я давно хотел написать этот материал, но понимал, что все мои аргументы будут трактоваться, либо как личная обида, либо как преувеличение, вызванное глубокой погружённостью в процесс. Хоть обиды у меня на «героев майдана» нет. Я им даже благодарен. Они пожертвовали своим благополучием, целостностью и самим существованием собственного государства для того, чтобы реализовать мою мечту и выдавить меня из своего сообщества, давно переставшего быть родным, с занятой данным сообществом территории, которая по этой причине давно перестала быть родиной, выдавить домой – в Россию.

Русским неоднократно в прошлые века под давлением врагов приходилось покидать степное пограничье, ныне именуемое Украиной. На Северо-Восток, в Ростово-Суздальскую, а затем во Владимиро-Суздальскую землю уходили бояре и крестьяне, дружинники и купцы из Чернигова, Переяславля, Брянска (входившего до средины XIII века в состав Черниговской земли, а затем ставшего южной окраиной земли Смоленской). Москва бурно росла и всего за полстолетия превратилась из заштатного княжения младшей линии потомков Невского в признанный центр собирания русских земель именно как город, активно принимавший эмигрантов с Юго-Запада.

Кто не мог или не хотел уходить, оставались и превращались в католиков-поляков, как Иеремия Вишневецкий – наследник славного православного княжеского рода, родственник легендарного Байды (князя Дмитрия Михайловича Вишневецкого, служившего Ивану Грозному, безуспешно пытавшегося организовать антитурецкий русско-литовский союз и казнённого в Константинополе повешением за ребро на крюке, за свою приверженность православию). Иеремия же прославился, как гонитель православия и отец единственного польского короля из рода бывших православных князей. Податное же население, лишённое поддержки и защиты ополячившейся аристократии, в правовом положении низводилось ниже уровня рабов античности, становясь в глазах своих католических хозяев рабочим скотом («быдлом», по-польски).

Кстати, характерно, что после воссоединения малороссийской гетманщины с Великороссией в средине XVII века, крестьянское население этих земель заваливало Москву, а потом и Петербург жалобами на казачью старшину, которая вела себя в отношении крестьянства и даже рядового казачества точно как польская шляхта. Даром, что не католики, а православные – плохому научились быстро. Только Екатерине II удалось вернуть ситуацию в законное русло, но она вынуждена была пойти навстречу требованиям той же старшины, признав за ней права российского дворянства и утвердив в крепостном состоянии около трети малороссийских землепашцев, ранее неофициально закрепощённых той же старшиной.

Так вот, все мои аргументы по поводу обречённости Украины на катастрофу при любой власти, до тех пор, пока провозгласившие себя «украинцами» не вернутся в русскость (а они не вернутся) не были бы восприняты, поскольку люди всё же склонны надеяться на лучшее. Но тут подсобил Путин со своей статьёй о едином народе.

Меня лично совсем не удивила реакция на статью Светланы Крюковой. Я был абсолютно уверен, что именно такой будет реакция русских, осознавших себя «украинцами», на любую попытку протянуть им руку помощи. Они эту руку должны обязательно укусить и побольнее. Я хочу обратить ваше внимание на то, как на «ответ Крюковой Путину» отреагировали оставшиеся на Украине русские. Те, которые «украинцами» не стали и не станут, но не уехали и в большинстве своём уже не уедут.

Самые умные, самые продвинутые из них, местные гуру и лидеры общественного мнения, стали говорить и писать, как же, мол, так? Как могла Света так предать своих преданных читателей? Небось денег много дали? Неужели она не понимает, что сократит аудиторию Strana.UA? А почему Гужва её не уволит? Нет, денег не дали. В том-то и дело, что она так думает. И Гужва, да и вся украинская информационно-политическая тусовка не видят в этом никакого криминала. Просто они умнее и предпочитают помалкивать, чтобы не оттолкнуть массы с которых кормятся.

Теперь эти гуру с важным видом рассказывают, что «от Страны.ЮА попахивает». Надо же, только дошло! Впрочем, что с них взять. Они же голосовали за Зеленского, с криками «Он не такой!», уже прекрасно зная, что в 2014 году, после короткой фронды, вызванной неадекватной оценкой ситуации, Зеленский быстро бросился давать концерты «героям АТО» и начал именовать восставших жителей Донбасса мразями. С чего бы это ему быть «не таким». Но они до сих пор гордятся, что «прогнали Порошенко» (хоть Порошенко прогнал Аваков, а от них ровно ничего не зависело) и выбрали Зеленского, который, по их же признанию «хуже Порошенко».

Они, точно как украинские крестьяне в эпоху гетманского правления, жалуются в Москву на своих хозяев и жалуются друг другу на Москву, которая не спешит спасти их от хозяев, занимаясь решением собственных проблем. В каждом очередном проходимце, произносящем ритуальные фразы о мире, равноправии и прагматичном сотрудничестве с Россией, они видят мессию, в каждом СМИ, которое критикует нацистскую власть с либеральных позиций, в каждом блогере, обслуживающим интересы альтернативных олигархических группировок они находят «бастион» сопротивления режиму и готовы верить им безгранично.

Они искренне считают, что на Украине каким-то чудом могут работать пророссийские СМИ и действовать проросийские политики, не замечая даже, что им уже перестали обещать двуязычие. Самые их рьяные «защитники» обещают не запрещать просто говорить по-русски на улицах, в магазинах, в общественном транспорте и у себя дома. Государственный статус русского языка или хотя бы образование на русском и допуск российских СМИ в украинское информационное пространство не обещает никто. Но они верят и надеются, потому как, говорят они, «больше же никого нет, а эти хоть что-то делают».

Вот эти-то люди и должны составить опору русского возрождения на Украине. Но какая же они опора? Они глина в руках умеренных евроинтеграторов. Именно умеренные евроинтеграторы претендуют на власть на Украине после нацистов. Их программа заключается в том, что строить сильное независимое украинское государство надо опираясь на российские ресурсы, но стремиться при этом в Европу, так как, по их мнению, только максимальное дистанцирование от России и вхождение в Западные военно-политические и экономические структуры гарантирует украинский суверенитет от посягательств Москвы. Русских они действительно не планируют преследовать (за исключением излишне политически активных) разумно полагая, что они сами лет за тридцать вымрут, а новые поколения будут уже украинизированными.

Точно так же они вполне прагматично подходят к церковной тематике. Они не собираются поддерживать ПЦУ или «Киевский патриархат» и с удовольствием дадут им умереть, будучи прекрасно осведомлены о том, что автокефалистская группа в УПЦ МП достаточно сильна, чтобы за пять-десять лет выдавить автокефалию из Москвы законным путём. Эта группировка архиереев и священников сейчас вынуждена опираться на Москву в борьбе против альтернативных псевдоправославных псевдоцерковных новоделов, поддерживаемых украинской властью. Как только такая опасность исчезнет, автокефалисты в УПЦ МП быстро двинутся по пути к церковной независимости в полном согласии с умеренной украинской властью, поддерживаемой оставшимися в пределах Украины русскими «потому, что не Порошенко».

Напомню, что русская партия ни разу не проходила в украинский парламент (левые проходили, русские нет). Юго-Восток всегда предпочитал голосовать за умеренных евроинтеграторов. Сейчас, когда баланс сил объективно сместился в их пользу (потеряны избиратели Крыма и как минимум три миллиона избирателей Донбасса, эмигрировали многие активисты и публицисты, выросли поколения, рождённые на независимой Украине, они уже составляют большинство экономически активного населения, повлияла на настроения и военная пропаганда) умеренные евроинтераторы победят на любых свободных выборах с гигантским отрывом.

С умеренной евроинтеграционной программой шёл на выборы Зеленский. Пойдёт с такой же программой Крюкова или Гужва, Бондаренко или Лукаш, Монтян или Шарий, Медведчук или Азаров – любой повторит результат Зеленского, а то и улучшит его. Если же все они обнимутся, простят друг другу обиды и двинутся единым фронтом, то могут и 90% голосов собрать. Им надо только, чтобы кто-то нацистов убрал с улиц и заставил силовые структуры работать по закону. Других проблем у них нет, нет только сил победить нацистов в открытом противостоянии.

Собственно для этого и нужна Россия. Это именно та сила, которая способна нейтрализовать нацистов, чтобы умеренные евроинтераторы могли без проблем взять власть.

Почему я не радуюсь и не спешу с ними сотрудничать? Ведь они такие умеренные, цивилизованные, законопослушные. Потому, что в своём стремлении сохранить украинскую самость, а они искренне считают себя другим народом, нуждающимся в собственном государстве (об этом, не только Крюкова злобно огрызнулась, но и Медведчук, благожелательно прореагировавший на статью Путина, на это же предельно прозрачно намекнул), они отказываются считать себя русскими. Если же человек определённым образом себя идентифицировал, его практически невозможно переубедить. Более того, каждое напоминание о близкородственности умеренные евроинтеграторы в большинстве своём воспринимают болезненно, рассматривая это как попытку навязать им русскость.

Они обязательно пойдут по тому же пути, по которому шли Кучма и Янукович и обязательно придут к тому же результату. Как бы Россия им ни помогала, на какие бы уступки ни шла, они всё равно будут дрейфовать от России. Умеренность режима приведёт даже к худшим результатам. Тупое нацистское давление вызывает сопротивление. Медленная ползучая украинизация и деруссификация дадут результат чуть позже, но зато гарантированный, при всеобщем удовлетворении и одобрении.

Умеренные никогда не уберут из политики украинских радикалов. Единицы наиболее одиозных и запятнавших себя могут подвергнуться уголовной репрессии, могут быть сведены какие-то личные счёты (евроинтеграторы очень обидчивы и обиду помнят долго), но в целом радикалы останутся в политике и будут занимать свою нишу, даже получат какое-то небольшое представительство в парламенте, чтобы каждый раз, когда народ будет проявлять недовольство властью умеренных ему можно было говорить: «Вы что этих хотите? Забыли что при них было?» А вот русские партии воссозданы не будут и русских в общеукраинскую политику не допустят. Могут создать пару потешных «общеславянских» проектов, но русские останутся маргинализированными на Украине в плане политическом, информационном и образовательном при любой, самой умеренной украинской власти.

Итак, что в сухом остатке?

Шансы на власть «после наци» на Украине имеют только умеренные евроинтераторы. Разделяющая их взгляды или просто истосковавшаяся по статусу часть эмиграции в случае, если евроинтеграторам повезёт к власти прорваться, может действительно вернуться и работать с ними. Может быть им повезёт и следующий нацистский мятеж накроет Украину уже после их ухода в мир иной. Тем же, кто желает вернуть Украину к русскости, я бы судьбу искушать не советовал. Радикалы для умеренных конкуренты (иногда даже полезные), а мы враги. Как бы временами ни совпадала риторика, они всегда будут помнить, что мы «два разных народа». Мы для них или варяги, или предатели. Медведчук, в своём комментарии к статье Путина так и сказал, что эмигрирующие русские стоят перед выбором: уехать и предать Украину или остаться и предать свою национальную идентичность. То есть даже выполнение пожелания «чемодан, вокзал, Россия» рассматривается, как предательство. Медведчук, ведь писал вполне искренне, он действительно так думает.

Более того, даже если предположить, что та немногочисленная часть украинской эмиграции, которая считает себя русскими, прибудет в Киев в обозе российских танковых колонн и с грозным мандатом Кремля в кармане, этих людей всё равно будет исчезающе мало. Им надо будет на кого-то опираться из местных, с ними работать. А там самые лучшие, либо умеренные евроинтеграторы, либо слепо верящие им русские. И строить эти люди будут уже известную и милую их сердцу Украину Кучмы или Януковича: «многовекторную» и коррумпированную.

Любой, кто попытается с ними бороться, будет подставлен, опорочен и уничтожен (как минимум политически, а то и физически). Тот, кто попытается играть по их правилам, быстро станет либо евроинтегратором, либо игрушкой в руках евроинтеграторов. Игрушкой, которой не жаль пожертвовать, когда центр начнёт слишком уж сильно гневаться из-за зашкаливающей коррупции и отсутствующих результатов.

Это будет происходить не потому, что евроинтеграторы такие плохие, просто они никогда не работали в другой системе и не знают как это делается, они, как говорил Виктор Степанович, «что ни делают, а получается КПСС».

России трудно Крым переформатировать. Так там живут русские люди, мечтавшие вернуться в Россию, которым некуда деться от России и которые искренне хотят нормально интегрироваться в большую Россию. До сих пор получается не во всём и не всегда. На Украине вы столкнётесь с людьми не считающими себя русскими, видящими в вас предателя, либо варяга, не желающими сближаться с Россией, больше минимально необходимого для функционирования украинской экономики и видящими себя «в европейской семье народов». Они не знают, как может работать государственный механизм без коррупции, просто согласны брать меньше, чтобы коррупция не душила экономику.

Повторяю, кто бы и как бы им ни помогал, у них ничего не получится. Рано или поздно они вернутся в февраль 2014 года, только более кровавый. На самом деле путь на Запад для Украины закрыт, но там даже в отдалении не видно политика или политической силы, которые бы это осознавали.

С моей точки зрения, несмотря на все издержки (в том числе и для России), несмотря на огромное количество проблем (от гуманитарных до политических), связанных с таким вариантом, Украине надо дать пройти путь самостийности до конца. Ей не так много осталось. Народ вымирает и разбегается, поскольку жить в этой стране уже невозможно, а дальше будет только хуже. На каком-то этапе станет ясно даже местным оптимистам, что проект независимой Украины приказал долго жить и что для собственного спасения надо срочно искать покровителя.

Не думаю, что все украинские территории увидят такого покровителя в России. Галиция точно попытается уйти под Польшу. Но для большей части населения будет более естественно вспомнить о своей русскости, чем учить польский язык. И вот если они сами заявят, что они русские (а не «другой народ»), можно будет подумать о порядке, этапах и механизмах денацификации, деукраинизации и постепенной интеграции. Это как с Крымом, искренность стремления к воссоединению единого народа, позволяет легче преодолевать многие проблемы.

Любой иной вариант помощи и поддержки лишь затянет агонию (в худшем случае на десятилетия) и испортит жизнь ещё нескольким поколениям людей, которым не повезло родиться на данной территории. В данном случае гуманнее всего не оттягивать искусственно ужасный конец, чтобы ужас не продолжался без конца.

Так что реализация всех более-менее эффективных вариантов работы с Украиной абсолютно не требует присутствия в Киеве кого-то из представителей эмиграции. Выберут ли местные худший вариант или лучший, это будет их проблема, их усилия и их ответственность перед собой и своим потомством. Мы не можем их убедить или заставить считать себя русскими, они могут осознать (или не осознать) свою русскость только самостоятельно.

Начиная с 1996 года, с каждым годом всё больше, я говорил и писал, что они не выживут, не сохранив свою русскость. Они не верили. В конце концов, они смогли превратить кусок русской земли, на котором я жил, в какую-то Украину, после чего родной город стал для меня чужим. В конце концов мы разошлись. Я обрёл свою Россию, они получили свою Украину. Человеку не свойственно признавать свои ошибки, тем более, если его собственная глупость сломала жизнь и ему самому, и его потомкам. Они и не признают, уверяя всех, что на Украине всё прекрасно (вот только «Россия напала»). Сейчас они тем более не прислушаются к голосу разума, отвергнутому ими тогда, когда ещё не была совершена масса ошибок и преступлений. Они могут только погибнуть, оставшись «украинцами», или измениться, вернувшись в русскость. Но решение зависит только от них самих.

Есть, конечно, и среди нас сторонники большевистских методов, требующие штыком загнать «украинцев» в общерусское счастье, но я лично не сторонник насилия – оно всегда давало лишь временный и неустойчивый результат. Все прочные политические проекты – результат согласия сторон. Я не знаю насколько ещё сократится население Украины прежде чем до него дойдёт, что украинство – это смерть, но сейчас они вымирают по собственной инициативе, искренне веря, что они «другой народ». Когда оставшиеся (сколько бы их ни осталось) поймут (если поймут), что мы, русские, один народ, тогда и миссия наша изменится, ибо мы будем наводить порядок у себя, в России (в Одессе, Харькове, Киеве, как сейчас в Крыму), а не восстанавливать для «другого народа» Украину.

«А если нет – нам нечего терять».

Ростислав Ищенко

Испанские фанаты возмущены перспективой перехода украинского неонациста Зозули в их клуб

Фанаты испанского клуба «Алькоркон» выступили резко против перехода украинского футболиста Романа Зозули, известного своими неонацистскими взглядами, в их клуб.



Информация о том, что 31-летний Зозуля близок к подписанию контракта с «Алькорконом», выступающим во второй испанской лиге (Сегунде), появилась 23 июля. Вслед за этим сообщением в публичном пространстве поднялась волна возмущения.

Фанатский клуб «Секция Петака» опубликовал заявление, в котором назвал Зозулю фашистом.

«Роман Зозуля — не патриот своей страны, а фашист, который поддерживает батальон Азов — украинскую нацистскую военизированную группировку.

Подобному человеку нет места ни в нашем городе, ни в клубе. Их идеология противоречит нашим ценностям».

Свое недовольство высказало также другое объединение фанатов, «Пенья Ла Превия», которое подчеркнуло, что взгляды Зозули не соответствуют ценностям футбола.

«Подписание игрока, который публиковал фотографии с нацистскими цифрами, который поддерживает ультраправые и фашистские группировки в его стране, — ошибка. Это несовместимо с ценностями уважения и терпимости, которые продвигает этот спорт».

В этом заявлении речь идет о фото Зозули на фоне баскетбольного табло с цифрами 14:88, сделанном в 2019 году. Эти цифры являются зашифрованным лозунгом адептов Гитлера. После поднявшегося скандала украинский футболист попытался убедить общественность в том, что его «просто привлекла разница в счете».

Клуб болельщиков «Федерация Пеньяс дель Алькоркон» в своем заявлении был ещё более резок:

«Когда у фанатов есть различные мнения, нужно выслушать всех. Но сейчас мы все согласны в одном — это дерьмо, это порождает только гнев и разделение, чего раньше никогда не было».

Напомним, что в 2017 году именно из-за протестов фанатов сорвался переход Зозули из «Бетиса» в «Райо Вальекано» на правах аренды. Спустя полгода после этого украинец подписал контракт с клубом «Альбасете», за который выступал до последнего времени.

Летом его контракт закончился, украинец стал свободным агентом и мог бы достаться «Алькоркону» бесплатно.

Зозуля открыто поддерживает проведение карательной операции Киева на Донбассе, переводил деньги на эту войну против гражданского населения и в 2020 году получил за помощь ВСУ медаль «Операция объединенных сил. За доблесть и верность».



Источник: https://rusvesna.su/news/1627107744

Либеральный догматизм как фундамент западного доминирования

Что мешает нашему народу жить счастливой и зажиточной жизнью?

Вариант ответа западников, что наш народ «непутёвый», «убогий», «совковый», «крестьянский», «нецивилизованный», «азиатский», в высшей степени несостоятелен. Народ, располагающий высочайшей художественной, инженерно-технической и научной культурой, создавший самое большое государство в мире, сформировавший за жалкие пятнадцать лет сверхдержаву (1930–1945), победивший орды европейских фашистов и первым покоривший космос, по определению не может считаться недостаточно развитым или «дефектным». В этой прозападной позиции проявляется лишь старый евроцентристский расизм, глубоко укорененный в англо-американской культуре и мировоззрении некоторой части нашей интеллигенции.



Если верить государственным СМИ, то возникает ощущение, что стране мешают лишь внешние враги. И действительно, американская и европейская корпоратократии издавна стремятся уничтожить Россию как политический субъект. Правящие круги США и отчасти ЕС хотели бы видеть на месте России разрозненные территории с предельно дешёвой рабочей силой и полной свободой движения капиталов. Эти стремления носят абсолютно деловой характер максимизации прибыли и уничтожения конкурентов, а не являются следствием «русофобии» или, например, «советофобии», как это часто представляют. Напротив, идеология ненависти к России и запугивания «русской угрозой» лишь обслуживает сугубо практичные экономические интересы западных корпораций, так же как они в своё время обслуживали земельные аппетиты датско-шведских крестоносцев, польско-литовских панов, турецких беков, японских баронов и французских капиталистов.

Однако степень внешнего воздействия США и ЕС на Россию объективно весьма ограничена. Россия, несмотря на лихолетие 1990-х, не утратила государственности, боеспособной армии и ядерного арсенала, обладает всеми необходимыми ресурсами: богатыми недрами, сырьём, инфраструктурой, рабочей силой и её производственной культурой. Более того, западные корпорации не хотят терять доступ к нашей нефти, газу, алюминию, калию и т. д., поэтому ни США, ни тем более ЕС не заикаются о тотальной экономической блокаде, ограничиваясь лишь «санкциями».

Следовательно, фактор, определяющий качество нашего развития, находится внутри России, внутри нашего общества.

Прежде всего, необходимо сказать о вражеской агентуре. Ещё Георг Вильгельм Фридрих Гегель подметил закон жизни, по которому во всяком явлении есть какая-то его часть, идущая против природы целого, которому принадлежит. Он назвал этот момент «бытие-для-иного». Так вот, наши либеральные оппозиционеры, всякие Навальные, Яшины, Варламовы и поддерживающие их слои интеллигенции, как раз являются таким «бытием-для-иного», а именно «бытием» для «коллективного Запада» в интересах американского и европейского империализма. Сущность либеральной оппозиции заключается в проведении американской и европейской внешней политики внутри самой России. Их программа состоит в максимальном ослаблении государства, максимальной либерализации экономики, максимальном насаждении западного образа жизни и образа мысли. Полная реализация такой программы приведёт к развалу страны.

Важно понимать, что эта вражеская агентура бывает как в прямом смысле агентурой на содержании ЦРУ, МИ-6, БНД, ГДВБ через гранты и фонды, так и в переносном смысле, то есть по велению сердца. И это нормально и закономерно, как говорилось выше, во всяком явлении есть такая «антитеза», во всяком народе — такие гадкие утята.

Однако, опять же, степень влияния либеральной оппозиции и даже всей вражеской агентуры весьма ограничена и не может представлять собой фактор, определяющий качество нашего развития. По крайней мере, пока не допускают до власти всяких навальных.

Значит, речь идёт о весьма влиятельных внутренних факторах жизни нашего общества. В настоящей статье предлагаю обратить внимание на идеологический аспект внутренней политики России, а именно на укоренившийся у нас либеральный догматизм, который по факту служит интересам торможения развития нашего общества. Никакой ФБК и никакие проамериканские НКО не сравнятся по деструктивному воздействию на Россию с порочными антинаучными идеологическими установками, внедрёнными ещё с перестроечных лет.

С 1917 до 1953 год Россия вместе с «братскими республиками» и «братскими народами» строила, согласно марксизму-ленинизму-сталинизму, коммунизм. Когда умер Сталин, в руководстве оказались люди другого пошиба. Сталинизм был подвергнут остракизму, мы поссорились с Китаем и начали строить «развитой социализм». КПСС постепенно вырождалась из партии революционеров и «кремлёвских мечтателей» в партию чиновников и лицемеров. В итоге в середине 1980-х годов руководство оказалось в руках откровенных путаников и, возможно, даже предателей, которые буквально за пять лет развалили страну. В начале 1990-х мы решили строить капитализм, «как на Западе». Наплодили олигархов, разрушили промышленность, ввергли народ в нищету. Но с приходом Путина постепенно пришло осознание, что капитализм по методикам МВФ и чикаго-бойз нам не нужен, он лишь разваливает новую Россию, так же как развалил СССР. Теперь мы строим «правильный капитализм» с сильным «социальным государством» и незыблемым суверенитетом. Это куда более взвешенное решение, основанное, между прочим, не на рекомендациях западных стран, а на историческом опыте развития рыночных экономик. Легко заметить, что современное экономическое строительство в России теоретически опирается на опыт американского кейнсианства, корейского чеболизма, японского кэйрэцу и т. д., хотя об этом открыто и не принято говорить.

Однако из идеологии перестройки и бушующих 1990-х к нашему народу привязались некоторые либеральные догмы, которые активно поддерживаются многими современными руководителями и идеологами. Они обрели ореол общепризнанности и практически никогда не подвергаются критике. Исторически эти догмы возникли в Европе в период становления демократического движения в эпоху буржуазных революций и были направлены на разрушение институтов феодального общества, прежде всего абсолютной монархии и сословного деления. Рвущийся в XVIII–XIX веках к власти класс предпринимателей, купцов и промышленников стремился минимизировать роль государства в обществе, ограничить его функции защитой права частной собственности. Но сейчас совершенно другая ситуация, требующая если не пересмотреть, то переосмыслить идеологические установки прошлого.

Догма первая: сменяемость власти — это всегда хорошо

Вера в априорную благостность сменяемости власти пошатнулась в нашем обществе после украинских майданов. Чехарда смены одной группировки власти на другую в итоге привела Украину к гражданской войне и колониальному положению. Не менее наглядна смена (уже в рамках одного политического режима) Порошенко на Зеленского.

Твёрдую позицию против бездумной сменяемости власти заняло большинство белорусов в ходе недавней попытки свержения Лукашенко прозападной оппозицией. А вот киргизы продолжают свергать правительство за правительством чуть ли не каждый год.

Следует отметить, что под сменяемостью власти в либеральной догматике понимается вовсе не полная сменяемость в любое время всех без изъятия должностных лиц, то есть не право отзыва депутатов и чиновников, а именно ограничение на избрание одного и того же лица на высшую должность несколько раз.

Этот принцип был в своё время введён в систему прежде всего американских демократических ценностей с одной единственной целью — ослабить централизованное государство, лишить его политику последовательности и масштабности. Принцип сменяемости власти идёт вразрез с необходимостью обеспечения последовательности государственной политики и общественного развития, потворствует стихийной стороне социальных процессов, противоречит плановому началу экономической и политической жизни общества, нарушает стратегическое планирование в целом.

С другой стороны, короткий срок нахождения лица в высшем руководстве удобно подходит для деструктивных действий, для разрушения, уничтожения уже созданного обычно под видом реформ.

Сами американцы уже давно осознали деструктивную сторону принципа сменяемости власти, поэтому в их стране никакой сменяемости власти нет (как, собственно, и конфедерализма). Формальная власть переходит из рук в руки у двух партий, политика которых ничем, по сути, друг от друга не отличается. А фактическая власть сосредоточена в руках крупнейших корпораций, несменяемой и никому не подконтрольной финансовой олигархии. Зато всех остальных американские апостолы демократии активно наставляют как можно чаще ротировать верховную власть, чтобы не допустить последовательности общественного и экономического строительства.

Теоретики сменяемости власти опираются на абсолютно умозрительную, чисто публицистическую концепцию «циркуляции элит» Парето. В основе размышлений итальянца лежала идея разделения общества на элиту и народ. Народ же, согласно его взглядам, это те, «кому недостает энергии, характера, ума, одним словом — людей, оставшихся вне элиты». Будучи большим любителем Макиавелли, который призывал подражать в политике зверям, Парето разделил людей по типу поведения на два типа: «львов» и «лисиц». Вот их-то он и предполагал ротировать с помощью сменяемости власти. Сильные, решительные, ведущие войны «львы» сменяют хитрых, трусливых, ведущих реформы «лис» и, наоборот, дополняют друг друга. Читатель может сам оценить глубину и прозорливость концепции Парето.

Бездумная сменяемость власти противоречит историческому опыту человечества, который фиксирует рост компетентности индивида пропорционально росту его практики. Противоречит также управленческой практике, показывающей, что чем опытнее управленец, тем выше его результаты, авторитет, в том числе дисциплинный.

Разумеется, из сказанного не следует, что менять власть никогда не нужно и всякая власть замечательна. Напротив, менять власть нужно, но тогда, когда эта власть перестает выражать интересы народа, предаёт свой народ, окончательно от него отрывается. Деградация конкретного политического режима предупреждается только волей народа, а не ограничением прав избирателей голосовать за одно и то же лицо несколько раз.

Догма вторая: Запад нам поможет

На излёте СССР наша политология, а отсюда политическая выучка, была загипнотизирована демократической демагогией о партнёрстве, равенстве, дружбе и взаимопомощи стран. В 1990-е западные страны вдруг предстали в розовых тонах: все дружат и хотят помогать друг другу. Но это всё только на словах и в заявлениях, в реальности же эта идеология слепой веры в помощь Запада только обслуживала разграбление страны. Эпоха сменилась, но эта вера в содружество разных стран во многом осталась.

В реальности взаимоотношения государств пронизаны духом экономической конкуренции выгодоприобретателей политики этих государств. Например, за американским государством стоит американский бизнес, глобальные корпорации, которые заинтересованы только в одном — максимальном извлечении своей частной прибыли. Поэтому политика США направлена на обеспечение наиболее благоприятных условий для реализации этого интереса во всех регионах мира. Разгромить независимое государство, уничтожить промышленный потенциал, ввергнуть народ в нищету — вот наиболее эффективные средства создания благоприятных условий для американского бизнеса. Дешёвая рабочая сила, крупный потенциал для инвестиций, минимизация государственного регулирования — самые лучшие условия для вывоза капитала.

Примерно то же самое и в Англии, Франции, Германии.

То есть богатые рыночные страны, находясь на верхушке глобальной мировой системы хозяйства, меньше всего заинтересованы в развитии стран бедных и отсталых. Зачем растить себе конкурентов? Поэтому они больше всех и пекутся, как бы так правильно «помочь» отстающим, чтобы их отсталость стала хронической и подконтрольной.

А одним из методов западных стран по поддержанию своего господствующего положения в мире стало навязывание другим странам разрушительных политических режимов под звонкими демократическими лозунгами. Создание же любой иной неамериканизированной политической системы признаётся угрозой западному образу жизни, вызывает санкции, протесты и даже приводит к насильственному свержению неугодных режимов. Политологи на службе американских корпораций давно поняли, что скорость поглощения экономики отсталых стран прямо пропорциональна количеству реформ и интенсивности демократической чехарды в их политической жизни. Поэтому, возвращаясь к первой догме, лозунг на «смену власти» является наиболее ходовым во внешней политике США.

Следует отметить, что догмой о внешней помощи особенно поражены украинцы, которые терпят проамериканский марионеточный режим на своих плечах. Результаты такой терпеливости настолько наглядные, что стали хорошим уроком для всех остальных. Если украинский народ продолжит терпеть в том же духе, то страна окончательно развалится.

Догма третья: рынок решит проблемы

Как было сказано выше, мы уже пытались построить дикий капитализм, в котором абсолютно всё «решает рынок». Однако, отойдя от этой пагубной практики, многие продолжают напирать на рыночные отношения как всеобщий и универсальный регулятор общественной жизни.

На самом деле рынок — это стихия борьбы частных интересов, борьба всех против всех. Рынок неплохо работает в условиях множества разрозненных мелких производителей на низком уровне организации производства вроде мануфактурного и на небольших территориях. В нашей же стране, с её необъятными масштабами, рыночные отношения объективно невозможно реализовать так, чтобы они были более-менее эквивалентными. Тем более на современном уровне производства, в котором даже для производства бытовой мелочи задействованы сложные машины, компьютеры и сотни тысяч людей. Поэтому рынок в России — это всегда сильно ограниченный государством экономический институт. Так было в царское время, так было и при ленинском НЭПе, так есть и сейчас. Это отвечает объективным потребностям рыночного хозяйствования.

Следовательно, практика показывает, что необходимо не отдавать те или иные сферы жизни во власть рынка, а наоборот, вырабатывать их сознательное, разумное государственное регулирование, которое бы отвечало запросам и потребностям народа. В том числе развивать и укреплять государственную собственность в реальном секторе экономики.

Те, кто утверждает, что рынок решит какие-то наши проблемы, говорят это, как правило, в интересах узкой группы лиц, которые смогут озолотиться в результате неэквивалентного обмена.

Вместо вывода

Есть, конечно, и другие либеральные догмы, сковывающие наше развитие, но эти три — наиболее массовидные и вредные.

Важно понять, что следует идти своим путём, не веря в благостность рекомендаций и принципов западных политологов. Во-первых, их рекомендации и принципы не работают в их же странах, во-вторых, они не имеют под собой научной основы.

Анатолий Широкобородов

Венгрию выгоняют из ЕС по требованию ЛГБТ-лобби (Роман Романов)

Лидеры стран Евросоюза (ЕС) должны провести референдум по вопросу дальнейшего членства Венгрии в объединении. Такое мнение высказал глава МИД Люксембурга Жан Ассельборн, его слова передает Spiegel.

Политик призвал к обсуждению будущего Венгрии в ЕС из-за нового закона премьер-министра страны Виктора Орбана о запрете пропаганды ЛГБТ. Ассельборн предрек, что результаты референдума будут не в пользу Будапешта, так как многие члены объединения не готовы продолжать «терпеть» венгерского премьера.

Ранее стало известно, что Орбан решил провести в Венгрии референдум касательно закона о запрете ЛГБТ-пропаганды среди детей из-за резкой реакции Брюсселя. Он подчеркнул, что только «общая воля народа» может защитить страну.

«Нормальные» убийцы: что происходит с украинским обществом

За последние годы социальных потрясений Украина стала ужасным местом для жизни, но замечательным местом для социологических, психологических и культурологических исследований



В принципе понятно, почему активизировался небольшой процент всегда политически заряженных бандеровцев. Но всегда интересно, почему их взгляды и, самое главное, поведение копирует довольно большое количество абсолютно средних, нормальных людей, мало что знающих об истории украинского национализма? Да и положа руку на сердце не сильно этим интересующихся.

Привычка подчиняться

По большому счету, на этот вопрос ответили еще социальные психологи, изучавшие феномен германского нацизма после Второй мировой войны. Например, знаменитый Стэнли Милгрэм, тот самый, который разработал известную у нас по кинокомедии «Елки» теорию «шести рукопожатий».
Правда, главная заслуга Милгрэма, конечно, не в этом. В 1961 году он изучал суд над нацистским преступником (одним из «авторов» холокоста) Адольфом Эйхманом, а в 1963 году в Йельском университете провел свой эпохальный эксперимент, использованный затем не только для объяснения холокоста, но и для исследования массовых убийств мирного населения, произведенных американской армией во Вьетнаме.

Суть эксперимента Милгрэма в следующем. Участникам заявили, что будут исследовать влияние боли на память. Испытуемый (на самом деле нанятый актер) должен был заучивать определенные пары слов из списка, экспериментатор — с помощью вопросов проверять, запомнил ли тот все, что нужно, а приглашенный с улицы доброволец — наказывать за ошибку раз за разом усиливающимся электрическим разрядом.

[Spoiler (click to open)]
С увеличением разряда актер (в другом помещении, его не видно) все громче и истошнее кричит, имитируя боль, просит прекратить мучения. У «мучителя» возникают сомнения, а надо ли продолжать, но профессор говорит, что эксперимент очень важен для науки, напоминает, что доброволец сам вызвался и обещал довести его до конца, и вообще он берет всю ответственность за последствия на себя.

Что же в результате? 12,5% испытуемых остановились на 300В, когда жертвы стали ругаться и стучать кулаками в стену. Еще 10% прекратили на 315В, когда жертвы только стучали в стену и уже не давали никаких ответов. 5% сжалились над жертвами на 330В, когда прекратились даже стуки. Еще примерно столько же вышли из эксперимента на следующем этапе. Однако 65% добровольцев дошли до 450В, то есть до конца шкалы и прекратили нажимать на кнопку только после команды профессора.

Почему? Из-за врожденного садизма? Но они не были садистами, для эксперимента специально подбирались обычные люди с устойчивой психикой, никогда не замеченные в чем-то подобном.

Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте обратим внимание на исследование еще одного социального психолога Альберта Бандуры. Примерно в те же годы он провел эксперимент с куклой Бобо. На глазах группы младших школьников более взрослый ребенок («подсадной» участник) колотил куклу, и за это его в разных случаях хвалили и угощали конфетами, ругали и шлепали, никак не реагировали. Когда же потом детям дали поиграть с куклой Бобо самостоятельно, они вели себя очень агрессивно. А особенно агрессивно те, на глазах которых «агрессор» остался безнаказанным.

Эксперимент Бандуры абсолютно точно доказал, что насилие порождает насилие, а еще он подтвердил существенность влияния авторитета.

Мы привыкаем подчиняться властям с самого рождения. Сначала родителям, потому что зависим от них, затем школьному учителю, потому что это общественно принято и потому что от него зависит наш аттестат.

Наблюдая поведение других, получая информацию из СМИ, а также указания родственников, лидеров общественного мнения и так далее, мы привыкаем подчиняться и государственным властям. Немаловажную роль в этой привычке имеет и осознание наказания (штраф, тюрьма) за неподчинение.

Мало того, часто подчинение дает нам и личную выгоду — продвижение по карьере, правительственные награды и премии, общественный статус. Поэтому нельзя сказать, что конформизм и подчинение авторитету — всегда отрицательное явление. Нельзя жить в обществе и быть свободным от него. Мало кому нравятся откровенно антисоциальные личности, не так ли? Но во всем нужна мера.

Когда привычка подчиняться «законным властям» применяется избыточно, в виде, скажем, беспрекословного выполнения заведомо преступных приказов, происходят Хатынь, вьетнамская деревня Сонгми или Одесса 2 мая. Как говорил идейный вдохновитель восстания Уота Тайлера — Джон Болл, «когда Адам пахал, а Ева пряла, кто дворянином был тогда?».

Так, на избыточное толкование из Послания к Римлянам о том, что любая власть от Бога, а значит, надо ей подчиняться, Ян Гус справедливо замечал: «Власть, нарушающая заповеди Бога, не может быть Им признана». Увы, за эти и другие слова Болла четвертовали, а Гуса сожгли на костре, и старушка, подкинувшая пучок хвороста в костер, была названа мятежным священником «святой простотой».

Советские символы на службе бандеровцев

Поэтому, к сожалению, средняя нормальность и отсутствие патологий у таких вот «старушек», обычных людей, не дают иммунитета от избыточного подчинения властям. Желая сделать как лучше, а ни один человек в здравом рассудке не желает сделать как хуже, «старушки» совершают разнообразные ужасы и мерзости.

Бандура показал, что особо легко нормальный человек идет на насилие, когда знает, что его, если не похвалят, то хотя бы не накажут за это, а Милгрэм — что средний член общества совершит непозволительные для себя в нормальной ситуации поступки (вплоть до насилия), если получит указание от авторитета, будет осознавать общественное значение своих действий и точно знать, что не понесет ответственность.

То есть насилие должно быть хотя бы негласно, но санкционировано властями и быть выгодным как в плане материальном, так и в плане общественного статуса, в том числе и личного ощущения полезности обществу.

Естественно, никакой объективной пользы украинскому обществу от обстрелов Донецка нет, но раз медиаресурсы утверждают, что это высшее проявление героизма и гражданственности, призванный в АТО — обычный человек. Это ассоциация консенсуса с правильностью и даже истиной. И хотя в частной беседе многие скажут, что большинство может ошибаться, и, если ты точно знаешь, что прав, надо идти против большинства, на деле так себя почти никто не ведет, потому что это чревато весьма некомфортными издержками.

Согласно легенде, Галилей, конечно, сказал: «И все-таки она вертится», но только после того, как официально признал перед Инквизицией ошибочность своих воззрений.

Таким образом, в обычных условиях средний АТОшник может быть приятным парнем, душой компании, может заступиться на улице за обижаемого хулиганами, даже настучать по голове слишком зарвавшемуся нацику, который будет по-хамски требовать от бабушки у подъезда перейти на украинский и сказать: «Слава Украине!».

Так, однажды АТОшник, делавший ремонт у соседей, провожал меня до суда, чтобы защитить от нападения наци из С14. Просто он визуально определял во мне здравого и спокойного члена общества, а в наци-штурмовиках — очевидно, антиобщественный элемент. Нечего кошмарить людей за их взгляды в нашем мирном правовом городе. Но если «Родина» призовет стрелять из РСЗО по Донецку (ведь там враг и война), такой во всех отношениях приятный человек без колебаний пойдет стрелять, а вернувшись домой, снова будет возмущаться разгулу национализма.

Так в среднем работает человеческая психология, и государственная пропаганда пользуется этим на 100%.

Правда, я не поверю, что некоторые особо удачные ходы были придуманы местными специалистами. Уж больно очевидную некомпетентность выказывают они в других вопросах (вроде той же организации карантина), чтобы поверить в их уникальные пропагандистско-манипуляторские таланты. Скорее всего, такие ходы им подсказали иностранные партнеры, прекрасно разбирающиеся в теориях Фестингера, Милгрэма, Бандуры или Зимбардо.

Так вот, одним из ярчайших примеров мастерского использования «нормальных» социальных установок «нормального» человека для того, чтобы сделать из него убийцу, я считаю социальную рекламу, услышанную по запорожскому радио году эдак в 2015-м. В том ролике говорилось о «путинской агрессии» с явными коннотациями к гитлеровской Германии, и запорожцы призывались в армию, чтобы защитить от Путина «родной ДнепроГЭС».

Рефлексия по этому поводу позволила бы запорожцу уличить пропагандистов в общем-то дешевой подтасовке. Ведь эти же пропагандисты занимаются декоммунизацией, сравнивают Сталина с Гитлером, обвиняют СССР и его лидеров в геноциде украинцев и в то же время апеллируют к чисто советским установкам большинства — стыдно не выступить против Гитлера (в образе Путина), стыдно не защитить родной ДнепроГЭС (им. Ленина и построенный советской властью, как известно, на крови украинцев).

Это апелляция к установочной системе, которая состоит из пяти категорий: привычного поведения (давать отпор несправедливости и агрессии), поведенческих интенций — намерений перед самими действиями (я буду защищать Родину от агрессора), когниции — сложившиеся познания об объекте и о том, как «следует» вести себя по отношению к нему (агрессия — это плохо, поэтому если Россия несправедливо напала на Украину, мой долг сражаться с Россией) и установки — общие ценностные диспозиции по отношению к объекту, которые непосредственно влияют на наши дальнейшие действия (я иду воевать с Россией, потому что она хочет уничтожить все, что для меня ценно).

По сути своей советские, связанные с памятью Великой Отечественной войны, хоть и высказанные лютыми антисоветчиками и бандеровцами, слова-маркеры (Родина, ДнепроГЭС, захватчики, агрессор) вызывают в сознании определенные образы, образы пробуждают установки, а установки побуждают к определенным действиям. Плюс эффект авторитета — сказанное по радио и одобряемое властями. Поэтому такой простой и нарочито туповатый ролик срабатывает.

Малороссийское донкихотство

А еще в украинском обществе есть странная категория людей, которые осознают преступность действий власти, видят разгул нацизма и дискриминацию и даже находят в себе смелость на определенном уровне выступить против этого всего, но…

Приведу два ярких примера лично знакомых мне людей. Один из них смотрел ролики Шария и бесстрашно рассказывал, что майдан преступен, что «Беркут» должен был всех разгонять, что новые власти продали страну Западу, уничтожили остатки экономики, развязали гражданскую войну, что воевать на Донбасс он не пойдет, даже если его призовут. Вроде бы все здраво. Однако потом он выдает: «Но, если Россия придет в Запорожье, я возьму оружие и буду отстреливаться из-за каждой будки».

Я молчу и жду, что будет дальше. Дальше он поясняет эти свои слова: «Я не против России как таковой и не против Европы, просто считаю, что мы сами должны и можем тут у себя наладить нормальную жизнь». Это явно в голове у человека срабатывает «эффект родного ДнепроГЭСа».

Я снова молчу и жду. Он тихо вздыхает и как-то удрученно говорит: «А может, и хорошо, если россияне снесут эту коррумпированную и импотентную власть. Путин, конечно, не очень, но порядок-то он навел».

Второй пример касается более грамотного и политически подкованного человека, имеющего некоторое отношение к науке и образованию. Он, украиноязычный украинец, не побоялся поставить свою подпись под обращением в пользу политзаключенных, не побоялся публично выступить в защиту русского языка и даже изъявил желание рассказать общественности о том, как в системе украинского образования негласно запретили критику фашизма (не только с коммунистических, но даже и с совершенно травоядных либерально-демократических позиций).

В чем же проблема? В том, что украинским СМИ эта тема, прямо скажем, не слишком интересна, а с заинтересованными российскими делиться информацией он отказался. Почему? Снова потому, что «мы тут сами разберемся, не надо к нам лезть».

Позиция, на мой взгляд, так себе, даже если поверить, что в нынешних условиях вообще можно с чем-то разобраться самостоятельно. Да и кто станет субъектом разбирательства? Власти? Так называемые активисты? Вот и выходит, что с такой позицией без дураков демократически и антифашистски настроенные люди подыгрывают фашистам. Не хотят, но подыгрывают. Потому что сами фашисты вообще не стесняются обращаться к иностранным СМИ, когда им это нужно и выгодно, а о наших проблемах мало кто знает, потому что «мы тут сами разберемся».

Трудно сказать, как бы назвали такой феномен классики социопсихологии, но умные люди из нашего окружения охарактеризовали его как «малороссийский ресентимент».

Термин «ресентимент» в свое время придумал Ницше в работе «К генеологии морали». Он имел в виду, что чувство неполноценности раба развиваясь порождает ценности, приводящие к восстанию рабов против господ с совсем иной моралью.

В нашем же случае чувство слабости и неполноценности есть, есть и чувство вины за то, что здесь все не так, как хотелось бы. Но только никакого «восстания» оно не вызывает, лишь моральное перекладывание ответственности с себя (слабого и неспособного на «восстание») на какого-нибудь «врага».

А почему ресентимент не какой-то, а именно малороссийский, понять не сложно. Бандеровцы сильны и организованы, герой-одиночка, яркая, необычная и творческая личность справиться с государственной машиной не может ни при каких условиях, а значит, и пытаться особо смысла нет. Разве что только в той степени, в какой такие попытки могут успокоить совесть — я пытался, но не смог, с меня взятки гладки.

Это прямо один в один с экзистенциалистской царапиной на великом ничто, которую только и может оставить заранее обреченный в борьбе с системой герой-одиночка. К такой пораженческой философии в итоге пришло все европейское антифашистское Сопротивление. Так сломался и Мигель де Унамуно, перейдя от материалистической концепции борьбы к «донкихотству», сумасшествию одиночки, который не может бороться, но и не может не бороться.

Совесть требовала от подпольщиков борьбы, а разум подсказывал, что победить машину Третьего рейха группы партизан не могут, здесь нужна равноценная регулярная армия. Такая армия была только у Сталина, который для евролевых тоже не очень, лучше Гитлера, конечно, но в целом весьма не ахти. И спрашивается, куда борцу Сопротивления податься? Становиться эгоистом, спасая в бесперспективной одинокой борьбе свою душу и свою совесть, но ни чем не помогая своим порабощенным соотечественникам.

То же самое происходит с некоторыми товарищами на Украине. Малороссийское чувство долга, вины и немощи в одном флаконе (тот самый ресентимент) — не украинское. Украинское вызывает агрессию против «вечного врага» в виде России.

Ясное дело, что Россия носителям этого ресентимента не по зубам. И они бы могли превратиться в унамуновских витающих в облаках беззубых донкихотов, если бы не поддержка государства. Но государство Украина с Россией тоже ничего сделать не может. А с кем может? Да с теми из своих граждан, кто будет объявлен «врагом». Часть своей территории можно бомбить, а на остальной организовать охоту на ведьм.

Малороссийский ресентимент связан с тем, что ему охота на ведьм не нравится, он не кровожаден и даже вполне толерантен. Но в то же время «охотники» — свои, а Россия — чужая. То есть плохие, но свои, хорошая, но чужая. Поэтому раз сам я ничего не могу, а от «чужих» помощь не приемлю, значит, и делать ничего не буду. Только страдать о терзаемой злыми бандеровцами Украине.

В народе такое называют хуторским менталитетом, но, поскольку звучит это как-то обидно, а людей с живой и болящей совестью обижать не следует, мы и назвали данное явление малороссийским ресентиментом. Может, термин даже войдет когда-нибудь в научный оборот и на страничке «Википедии», посвященной Ницше, мы увидим ссылку на наши изыскания. Надеюсь, Украина станет демократическим государством раньше.

Павел Волков