?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Порошенко пора готовить три конверта. Обзор блогосферы



В Сочи произошло то, что должно было произойти рано или поздно, — капитуляция Запада в отношении России. Из российских и немецких официальных лиц об этом никто не скажет даже ни полслова. Именно поэтому Владимир Путин и Ангела Меркель так тщательно зачитывали заготовленные шерпами тексты заявлений для прессы и были так осторожны в подборе слов при ответах на вопросы. Игра сделана — Россия выиграла этот раунд европейской политики. Но для того чтобы она (игра) прошла все стадии своей реализации, надо будет приложить еще согласованные взаимные усилия.

Что же произошло вчера в Сочи?

Во-первых, было само место встречи в Сочи. Меркель прилетела в Сочи, прилетела туда, куда пожелала российская сторона. Могла не прилетать. Но тогда для Германии и для Меркель лично в плане сентябрьских выборов все было бы гораздо хуже. Поэтому решила не рисковать.

Во-вторых, Меркель не прилетала в Россию два года — с 2014-го. Что же такого произошло, что лучшие представители западной правящей элиты сами обозначили снятие с России той блокады, которую они ей сами и устроили? Произошло несколько событий — выход Британии из Евросоюза — Brexit, победа Трампа на выборах президента США и позиция России, которая за два последних года не отступила ни на сантиметр ни по одному из ключевых вопросов современной геополитической ситуации в мире. В результате Германия остается один на один не только с тонущим в финансово-экономическом плане Евросоюзом, не только с миллионами хлынувших беженцев, но и с проблемой распадающейся Украины.

[Spoiler (click to open)]
Напомню, Германия была одной из тех стран, которые гарантировали Януковичу переговоры. Однако европейские переговорщики Януковича «кинули». Германия долго не хотела этого признавать, проиграв США место президента (Порошенко вместо Кличко) Украины, и тем не менее думала продавить Россию на этом направлении европейской политики. Тогда бы она смогла получить у США ярлык на княжение над европейской территорией. Москва этого не забыла и предприняла свои ответные и асимметричные действия, выступив адвокатом одной из сторон в гражданском конфликте на Украине.

Германия играла вдолгую, надеясь переиграть Россию на длительном временном отрезке и получить Украину под свой геополитический контроль, несмотря на президента — ставленника США. Однако Россия играла в еще более долгую игру, опираясь на те политические и финансово-экономические ресурсы, которые были созданы за предыдущее время. Даже военное присутствие в Сирии не смогло как-то сказаться на российской позиции на Украине, наоборот, она только усилилась. Поэтому все эти разговоры о размене Украины на Сирию или наоборот, которые так долго вели как на Западе, так и на Украине политологи, конечно, не имеют никакого отношения к действительности.

Дело в том, что, конечно, Сирия и Украина связаны между собой. Однако они и различаются. Украина — это исключительно региональная европейская проблематика, как и любая другая страна постсоветского пространства. И даже если за нее ведется противоборство, то оно идет по определенным правилам — даже не до первой крови. А вот Сирия — это действительно сегодня ключевая точка мировой геополитики. Поэтому какой для России смысл идти на размен там, где одна часть головоломки и так наша по-любому? — Никакого.

И это четко и неоднократно уже дали понять Трамп и его госсекретарь: проблема окраины — это проблема предыдущей администрации и ЕC, которые попробовали в 2014 году «кинуть» Владимира Путина. Вот пусть за это сейчас и отдуваются, а мы (новая администрация США) — не при делах, мы будем вести диалог «с чистого листа бумаги». Грамотно — зачем впрягаться за чужие косяки? И этот момент Трамп дал чОтко, именно так — через О, понять Меркель, когда она поехала к нему за ярлыком на княжение: «Какое княжение? — сказал Трамп. — Вы нам 350 млрд долларов должны («Вы нам еще за Севастополь ответите» в переводе на русский).

Этот момент дал понять Трамп и вчера. И сделано это было, с одной стороны, очень тонко, а с другой, нарочито показательно — он позвонил в ходе переговоров не Меркель, а Путину. Это знак очень показательный. Трамп показывает мировой элите: «В наших с Владимиром отношениях — Меркель не при делах, как договоримся, так и будет».

И что делать Меркель? Если она сейчас попадет впросак с Украиной, то вопрос ведь отнюдь не в ее перевыборах осенью, а в будущем Германии. И не хочет Меркель, чтобы в будущих учебниках истории в Германии было черным по белому написано: «Именно при Меркель произошел распад Евросоюза, в результате чего Германия оказалась на краю пропасти… (и далее по тексту о братской помощи русских)». Поэтому надо совместно с Путиным делать так, чтобы не потерять лицо. Что и было в полном объеме продемонстрировано на пресс-конференции в промежутках между первой и второй частью переговоров.

Приблизительно таким же образом рассуждают и другие эксперты: «Визит Меркель можно связывать с предстоящими первыми переговорами между Дональдом Трампом и Владимиром Путиным. Они пройдут во время саммита «Большой двадцатки», и по их итогам, вероятно, многое прояснится в отношении политики США на российском направлении. А ясность здесь определенно нужна. За сто дней правления Трампа так и осталось загадкой, как именно он намерен строить свои отношения с Москвой.

Все это, разумеется, не может не беспокоить Германию и не может не рождать подозрений, что американский президент все-таки собирается сделать украинский вопрос частью какой-то сделки с Путиным. И естественно, Меркель не может не интересовать, какое место в этой сделке отводится Объединенной Европе, и ее стране в частности. В этих условиях визит канцлера в Россию становится своеобразной «разведкой без боя». И ее исход во многом определит политику Германии в отношении не только Москвы, но и США».

Чтобы не проиграть, Ангеле Меркель надо правильно занять позицию в строю. Особенно важно это сделать накануне и до встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в июле на саммите двадцатки в Гамбурге. Потому что если Путин и Трамп договорятся без нее и исключительно уведомят канцлера Германии о сути того маневра, который ей предстоит совершить, то этого ей политические и финансовые элиты Германии не простят. А кризис на Украине надо решать. И виноват в нем Берлин, который попробовал кинуть Москву и поставить своего человека.

И так как Трамп показал, что он в это вмешиваться не будет, то у Меркель остается только один вариант правильного поведения — договариваться об условиях почетной капитуляции (чтобы другим не было видно) с президентом России Путиным и потом совместно начать сливать Порошенко и вообще делать то, что нарисовали на бумаге стратеги в Кремле.

Плюс немаловажным для Меркель является и вопрос денег: с исчезновением киевской хунты западные банки лишаются около 80−85 млрд долларов. И мы об этом ранее уже писали в статье «Реальность против Украины: 6:0».

То, что данная интерпретация итогов переговоров близка к истине, было сказано на пресс-конференции с Ангелой Меркель самим Владимиром Путиным: «Я глубоко убежден, что сегодняшние киевские власти упустили, можно сказать, шанс реализовать Минские договоренности тогда, когда у них были такие внутриполитические возможности». Меркель на это ничего не возразила. Имеющий уши да услышит. В этой связи, например, официальному Киеву было бы очень своевременно начать устанавливать хорошие и по-настоящему братские отношения с будущим президентом и народом Новороссии, той страны, которая будет создана на месте бывшей Украины, так как Порошенко после вчерашней встречи Владимира Путина с Ангелой Меркель — уже отыгранная политическая фигура.

Возможно, кому-то это покажется чересчур оптимистичным или несвоевременным, однако и разрешение украинского кризиса и улучшение российско-германских отношений, несмотря на всю сложность нынешней ситуации в отношениях России и Запада возможно. Однако гораздо быстрее эти процессы будут идти, если Европа, и Германия в частности, осознают, что отношения с Россией надо развивать в рамках формата Большой Европы. Тогда имеющиеся проблемы станут частными случаями гораздо более общей проблемы — формирования общего пространства безопасности, торговли, финансов и экономики между ЕС и Россией.

В любом случае первая после 2014 года встреча Владимира Путина и Ангелы Меркель на российской земле доказала, что происходит стремительное угасание Украины как антироссийского политического актива. А от токсичных политических активов надо избавляться так же быстро, как и от финансовых.

Юрий Баранчик

Recent Posts from This Journal