?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Специальная мониторинговая миссия (СММ) ОБСЕ в Донбассе 18 апреля 2018 года сообщила: из стрелкового оружия и крупнокалиберного пулемета украинские военные обстреляли ее беспилотник. А потом признали это и извинились.



А днем раньше они же обстреляли Донецкую фильтровальную станцию и ранили пятерых ее сотрудников. Теперь работа станции остановлена. И украинских военных можно понять. А как им еще отпраздновать тот факт, что, по данным компании Global Firepower, Вооруженные силы Украины (ВСУ) оказались на 29 месте в рейтинге лучших армий мира из 136 стран? Да еще и с учетом 55 самых разных индивидуальных факторов. По системе оценивания Global Firepower, меньшие, но технологически продвинутые, армии конкурируют с большими, но не такими развитыми. В прошлом году Украина занимала 30 место, а в этом – так «рванула»...

Сообщение понеслось по патриотическим СМИ, как биоотходы по канализационным трубам, потому что оно полностью ложится в контекст настойчивых выступлений гаранта и главковерха нации Петра Порошенко, который задрал уже всех своими рассказами, что в Украине самая сильная и накормленная армия, уже четыре года сдерживающая «российскую агрессию» и готовая победить любого. Жизнь вкупе с Global Firepower вносят свои коррективы в этот хвастливый милитаристский бред. По этому же рейтингу ВС России – вторые мире после армии США. И если бы они захотели и грохнули всей своей мощью, то от ВСУ даже память оставалась бы лишь некоторое время, а потом растаяла за ненадобностью. Потому что стыдно было гордиться тем, чего на самом деле не было. Даже в исследованиях экспертов в Европе, например, лучше украинской считается армия Греции (28 место), не говоря уже об армии Польше (22 место), на которую укры периодически задираются, грозясь наказать за обидное неприятие поляками бандеровщины. И вот ведь что удивительно: еще в 2016 году ВСУ были 25-ми, а при «кровавой панде» Викторе Януковиче, который, по нынешней легенде патриотов, «развалил армию», - 21-ми.

Но, тем не менее, это не мешает Порошенко маниакально и на всех уровнях повторять, что его полчища непобедимы. Во главе с ним же, главковерхом с пистолетной кобурой на толстом бедре. И это тоже понятно. Внутри страны рассказы о «непобедимости» нужны Порошенко, чтобы обеспечивать достаточный градус милитаристской истерии и военного психоза и хоть как-то - где обманом, где посулами, где апелляцией к патриотизму, а где и силой – обеспечивать призывы в армию. А также заманивать в ВСУ якобы высокими зарплатами добровольцев и контрактников и бесперебойно поставлять «пушечное мясо» в зону гражданской войны в Донбассе.

[Spoiler (click to open)]
Для своих внешних кураторов «на экспорт» Порошенко выдает легенду о «первоклассных ВСУ» для того, чтобы получать помощь. Оружием, обмундированием, деньгами. Бесплатно и за деньги из военного госбюджета. Из трастовых фондов страна НАТО и а рамках торговых соглашений о торговле оружием. Для этого Порошенко и его генералы даже готовы предлагать ВСУ и гражданскую войну в Донбассе с частью несогласного с ними народа как учебное пособие и полигон для обкатки новых методов ведения «гибридной войны» с Россией. Война в Украине превратилась в выгодное торгово-коммерческой предприятие, густо замешанное на крови, слезах и страданиях украинских солдат и ополченцев и мирных жителей самопровозглашенных ДНР и ЛНР. «Кому война, кому мать родна» - вот подлинный лозунг того чудовищного разворовывания военных бюджетов и бесчисленности коррупционных схем, по которым деньги выводятся из армии в карманы хитрованов в погонах с крупными звездами и самого главковерха. И начиналась все эта история, напоминаю об этом, с первых сообщений СМИ еще в 2014 году о том, что интендантские службы ВСУ не снабжают армию всем необходимым, как это они должны делать по штатному расписанию, а продают многочисленным волонтерам за собранные ими деньги. И именно того вновь избранный президент Порошенко пригрозил журналистам судебным преследованием за «информацию, порочащую ВСУ». И было возбуждено даже уголовное дело, судьба которого до сих пор остается неизвестной.

«Зеркалом» непобедимости ВСУ являются не бравурные отчеты украинских властей и стоящих на их страже генералов, а подлинная жизнь в окопах. Вот так Порошенко встречает инспекторов из НАТО:



А вот так на самом деле живут его солдаты, призванные воевать, а не служить в «потемкинских деревнях», создавая вид непобедимости, благополучия и благоденствия. Недавний скандал с полигоном «Широкий лан» в Херсонской области, на который из госбюджета выбросили сотни миллионов гривен, но деньги разворовали, даже не выводя их из Киева, -- тому подтверждение. И «Широкий лан» -- это только один из красноречивых эпизодов военной трагедии Украины, ее армии и ее народа, вынужденного погибать в гражданской войне. Вот будни «непобедимой и легендарной» по-украински:









А вот еще «картинки с выставки». По данным замгенпрокурора и главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса, с 2014 года по 2017-й «в Вооруженных силах и других структурах, которые защищают государство, погибли 10103 человека - безвозвратных и санитарных потерь: не от боевых действий». «Две полноценные бригады погибли в результате того, что не выполняли уставы, совершали преступления в отношении друг друга», - огорошил тогда Матиос. А уже в марте текущего года первый вице-спикер Верховной Рады и спецпредставитель президента по урегулированию конфликта в Донбассе Ирина Геращенко сообщила: с апреля 2014-го в зоне АТО погибли 2378 украинских военнослужащих. ООН тоже подсчитала: на конец прошлого года из-за войны в Донбассе погибли более 10 тысяч человек, еще более 23 тысяч мирных жителей были ранены.

Министр обороны Украины Степан Полторак, как известно, в прошлом году вынужден был уволить начальника клиники психиатрии в Национальном военно-медицинском клиническом центре «Главный военный клинический госпиталь» Олега Друзя за то, что тот публично огласил: 93% ветеранов АТО. То есть люди прошедшие войну в Донбассе, представляют угрозу для общества. Они продолжают воевать уже сами. В составе криминальных группировок и в одиночестве сводят счеты с жизнь. От болезней, последствий ранения и полной неприкаянности и безысходности в условиях так называемой мирной украинской жизни. Украинский журналист Алексей Братущак в прошлом году потряс Украину подсчетами: в боях украинские солдаты погибают меньше, чем в обычное время, и каждый четвертый гибнет от болезней и суицидов.

В это же время в Украине уже создан реестр суицидов, накрывших ветеранов и демобилизованных из АТО. Потому что, по данным психологов, в Украине у каждого из бойцов можно диагностировать так называемый «донбасский синдром». Назван он так незамысловато по аналогии с «афганским синдромом» и представляет собой на деле крутое депрессивно-травматическое расстройство. Или по-грамотному ПТСР - посттравматическое стрессовое расстройство. Добровольные покойники вносятся это реестр и типа анализируются. «Это лица, которым в большинстве нет 30. Большинство их них совершили самоубийство в состоянии алкогольного опьянения, большинство -- при помощи огнестрельного оружия. Большинство из них не имели работы», - отметила председатель Комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец. Но вешаются и стреляются, бросаются с крыш и травятся ветераны всех возрастов – перед «донбасским синдромом» и безнадегой все возрасты покорны...

И главная проблема многих украинских военных в том, что они вынуждены разрываться психологически и физически между патриотизмом - естественным желанием защитить свою Родину и пониманием неправедности той войны, в которой они вынуждены участвовать. По приказу своих командиров, которые нарушили украинскую Конституцию, которая запрещает использование армии против собственного населения во внутренних конфликтах. А конфликт в Донбассе – чисто внутренний, рожденный сначала неприятием части граждан Украины того, что случилось во время и после госпереворота 22 февраля 2014 года, а уж потом поддержанный Россией и добровольцами. Как из России, так и из многих других стран.

Отсюда, с одной стороны, и маниакальное стремление постпереворотных властей Украины выдать войну в Донбассе за некую «гибридную украинско-российскую», за «агрессию России с оккупацией части Донбасса», за «вторжение путинских террористических полчищ» и т. д. и т. п. С другой – отсюда же и переименование с 30 апреля сего года так называемой АТО (антитеррористическая операция) в ОСО (операцию объединенных сил). Таким образом официальный Киев хоть и поздно, но выводит собственных военных из разряда военных преступников, которые незаконно воевали с собственным народом в составе ВСУ. Но война-то в Донбассе продолжается под другим названием, а значит, психологическая «вилка» и раздвоенность чувств остаются и продолжают травмировать души, сердца и тела украинских военных...

Но самый гадкий подарок «легендарной и непобедимой» украинской армии в лице ее командиров и главковерха преподнесли те, кто и науськивает их в Донбассе на войну с Россией – «дорогие друзья и партнеры из НАТО», которой Порошенко старается передать «бесценных опыт войны с Россией» и на этом еще подзаработать. Заместитель генсека НАТО Роуз Геттемюллер заявила, что «партнерство усиленных возможностей», о котором заявил и которого требует президент Порошенко, не является ступенькой на пути к членству в НАТО. «По моему мнению, Киеву не стоит увлекаться, мол, это будет шагом к членству. Нет! Для стран-партнеров это может быть признанием того, что наше взаимодействие является тесным, но это точно не является ступенькой на пути к членству», - сказала эта милитари-дамочка. А глава Военного комитета НАТО, генерал Петр Павел просто добил украинских стратегов евроатлантической интеграции на крови военных и мирных жителей в Донбассе. Он заявил, что даже такое блестящее состояние готовности украинской армии, ее готовность в любой момент «порвать Путина» и передать свой опыт Западу, не являются ни критерием, ни даже поводом для получения Плана действий по членству в НАТО (ПДЧ), о котором грезят в Киеве. «Мы можем предоставить доклад о состоянии готовности украинских сил в любое время. Потому что нам известно, где мы находимся, где есть проблемы, какие вызовы. Это не критерии для предоставления ПДЧ. Потому что это – не условие. Предоставление ПДЧ – это политическое решение, которое не основывается на военных рекомендациях», - безжалостно и однозначно пояснил генерал накануне своего визита во Львов. Чтобы, значит, и не приставали с дурацкими вопросами «когда?» да «как?»

И что же делать украинским военным с 29 местом их армии в рейтинге могущества? Военный моряки вон выдвигают ультиматум главковерху: если им не дадут жилье, обещанное при выезде из Крыма в 2014м на службу Украине, они вернутся на полуостров и пойдут служить путину. Если тот примет, конечно. А украинские психологи и психиатры в Одессе тем временем говорят, что разработали и уже многократно испытали в новых условиях прибор, разработанный еще в декоммунизированные советские времена для лечения «посттравматического синдрома». То есть того самого ПТСР, которое изводит украинских военных и на войне и в мирной жизни. Этот новый прибор будут стимулировать те зоны в организме, которые ответственны за выработку эндорфина – гормона радости и счастья. С помощью электрического тока. «Как электротренажер для мышц, только для мозга», - убеждают специалисты-мозговеды. Всунул пальцы в розетку - и счастлив. А что? Красиво! Вот только кто за электричество платить-то будет, если все массово захотят быть счастливыми? Тарифы на него выросли так, что это счастье многим может оказаться в Украине не по карману...

Владимир Скачко

Recent Posts from This Journal