Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Украина села на русскую картофельную иглу

Массовый выезд людей из сел Украины привел к падению объема картофеля, выращиваемого на приусадебных участках – и всего объема производства. Украина вынуждена импортировать картофель, причем в основном – из России, которая за последние годы резко нарастила его производство.

Об этом на пресс-конференции в Киеве заявил вице-президент Украинской Ассоциации производителей картофеля Сергей Рыбалко.



«Если мы обратимся к нашей украинской статистике, то она сегодня утратила какую-либо реальность. Те данные, которые относятся к картофелеводству, вообще не соответствуют действительности. И это приводит к тому, что чиновники на высших уровнях делают неверные выводы.

Сегодня Украину позиционируют как четвертого в мире производителя картофеля, у нас 21 млн тонн, мы уважаемые, достигли больших результатов. В действительности эта статистика уже 10 лет не меняется. А изменилось за это время очень многое. За последние 4 года из села выехало много молодых людей. Те, кто занимался выращиванием картофеля, перестали этим заниматься. Картошка, выращенная на приусадебных участках, перестала быть товаром.

Из 21 миллиона, о котором говорят, по моим наблюдениям, можно отнять процентов 60%. Мало того, из этих 21 млн тонн мы выбрасываем и пускаем на корм скоту примерно 13-14 млн тонн», – отметил эксперт.



По его оценкам, объем потребления сейчас составляет 3-4 млн тонн, из которых выращивают около 2 млн тонн, столько же продается. Таким образом, объем рынка составляет около 2 млн тонн. Из этого объема в прошлом году импортировали более 500 тыс тонн.

«Если наш замминистра говорит, что Украина импортировала лишь 1,2% от того, что мы производим, это большая ложь. Украина превратилась в нетто-импортера картофеля. 25% картофеля, который продается на территории Украины, является импортом. Мы вообще перестали экспортировать картофель, мы стали импортозависимой страной.

Если все будет продолжаться в таком направлении такими темпами, в ближайшее время мы можем стать еще более импортозависимой страной», – отметил Сергей Рыбалко и добавил, что основные поставщики картофеля – Россия и Белоруссия.

«Мы неоднократно говорили президенту, что мы импортозависимы от России. Что бы мы ни говорили о России, за последние пять лет – и Россия и Белоруссия сделали несколько серьезных программ для своих аграрных производителей. Россия импортировала 800-900 тыс тонн картофеля, сегодня они импортируют 350 тыс тонн. Но они экспортируют около 600 тыс тонн.

Россия превратилась в нетто-экспортера. Они выросли, потому что были созданы льготные условия, сегодня их уже нет, но производители работали в них пять лет и развились до таких масштабов, чтобы производить достаточно», – заключил Сергей Рыбалко.

Игорь Петров

Подарок под ёлочку от правительства Украины: с начала 2021 года дорожает хлеб и газ

В начале 2021 года на Украине на 5% поднимется цена на хлеб. Об этом рассказал директор ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Руслан Сластен в эфире телеканала «Украина 24».



«Рост цены на пшеницу и соответственно на муку как составляющую уже сыграл свою роль, и в дальнейшем не будет влиять на рост стоимости хлеба. Вполне возможно, что в январе из-за подорожания коммунальных платежей, а также из-за поднятия минимальной зарплаты ожидается рост стоимости хлеба, но в пределах до 5%», — предупредил он.

Согласно его прогнозу, килограмм хлеба в 2021 году будет стоить 20—24 гривны.

«Стоимость пшеничного хлеба в сетях вполне может быть на уровне 20—24 грн за килограмм. Рост в 5% означает дополнительно 1—1,5 грн на стоимости этого хлеба», — сказал Руслан Сластён.



Также, с 1 января украинское правительство сделало ещё один «новогодний подарок» для своих граждан. Согласно информации на сайте «Нафтогаз» стоимость газа для простых граждан Украины поднимется на 14%: с 6,33 гривны за кубометр до 7,22 грн/куб. м с НДС, без стоимости распределения (доставки).

В компании аргументировали, что изменения цен на газ в январе обусловлены, в первую очередь, сезонным фактором и увеличением оптовой цены на голубое топливо.

Отметим, это четвёртое повышение цены на «голубое топливо» для населения за год. Для жителей Украины тариф был увеличен с 3,24 гривны за кубометр до 7,22 гривны за кубометр, заметен рост почти в два с половиной раза.

AF-News

Украину ждёт двойной ценовой удар в 2021 году – западный эксперт

Из-за эффекта Ла-нинья в 2021 году будет неурожай зерновых в США что вызовет резкий рост цен на продукты во всем мире.

Об этом в эфире Ukrlife.TV заявил управляющий партнёр компании HUG’S Эрик Найман.



«Я рекомендую приготовиться к тому, что в следующем году продукты питания подорожают два раза, в том числе, в Украине. Я очень надеюсь, что мы избежим этого сценария, но, к сожалению, есть такой эффект Ла-Нинья. Есть Эль-Ниньо и Ла-нинья.

Это уже официально свершившийся факт, этот эффект уже наступил. Немножко меняется течение Гольфстрима. Это глобальное климатическое изменение, которое приводит к засухе в США, в зерновом поясе, там, где они выращивают кукурузу и пшеницу. Там будет засуха. Такое было 2010 году и цена на кукурузу тогда выросла более чем в два раза.



Важно понимать: когда растет цена на кукурузу – растет цена на свинину (потому что поросята ее кушают), на яйца, на курицу. В Италии в 2010 году бунты были, потому что был дефицит пшеницы твердых сортов, той, из которой они привыкли есть пиццу, пасту. Ее не было, они вынуждены были перейти на изготовление пасты и пиццы из мягких сортов пшеницы. Просто физически не было зерновых.

Украина в этом году: уже урожайность почти на 20 процентов ниже была, в следующий год урожайность может быть еще ниже.

Климатические изменения очень сейчас приходят в самый неподходящий момент – центробанки напечатали много денег, выбросили их в экономику. А если упадет урожайность зерновых резко (все идет к этому, и узнаем и об этом где-то конце февраля в марте), получится двойной эффект – напечатали много денег, а продуктов питания меньше. Поэтому и произойдет инфляция», – заключил Эрик Найман.

Игорь Петров

Французы могут остаться без рождественских угощений — названа причина

Вчера Франция заблокировала движение туристов и грузов из Великобритании, а уже сегодня владельцы продуктовых магазинов забили тревогу по этому поводу.



Экстренное решение французских властей прекратить всякое сообщение с Британией из-за распространения там нового штамма коронавирусной инфекции может оставить французов без рыбы и морепродуктов на рождественские праздники.

Об этом во вторник, 22 декабря, заявил глава крупной французской сети продуктовых магазинов Système U Доминик Шелше. Он пояснил, что «грузовые автомобили остаются заблокированными по ту сторону границы, то есть в Великобритании», поэтому во Франции могут так не дождаться тех продуктов, которых ждут к праздникам.

В интервью BFM TV Шелше пояснил, что речь идёт о рыбе и морепродуктах, так любимых французами.

Источник: https://rusvesna.su/news/1608638369

Думы о борще… и не только

Борщ как зеркало украинской революции



Нет, я, конечно, давно знал, что политические украинцы ― люди не очень умные и, откровенно говоря, весьма недалёкие, но то, что случилось буквально на днях в социальных сетях, заставило изумиться даже меня.

В ответ на, в общем-то, невинный пост популярного российского «хохмача» Андрея Бочарова, в котором он рассказал, как изволил откушать русского борща, полились потоки гнева и проклятий со стороны свидомых и не очень украинских пользователей соцсети, с жаром и яростью уверявших, что борщ ― исконно украинское творение, известное ещё с тех незапамятных времён, когда древние укры откопали (или выкопали) Чёрное море. Так начался вселенский борщевой ср*ч, в смысле спор, между апологетами русского и древнеукраинского происхождения данного блюда.

Пока русские острили и беззлобно подкалывали оппонентов, «потомки трипольцев» обвиняли россиян в очередном воровстве чего-то национально-украинского и призывали на их головы кары небесные. Свара выплеснулась за пределы одной отдельно взятой социальной сети и потекла по просторам интернета, охватывая всё более широкие массы любителей наваристого первого блюда, знаменитого своим революционным красным колером.

Наблюдать за происходящим было и смешно, и забавно, но лишь первое время. В какой-то момент, когда проклятия становились всё громче, а ярость всё безумнее, стало понятно, что у наших «шароварно-вышиванковых» братьев серьёзно так срывает крышу. Но даже не это стало для меня таким шоком, а то, что, как оказалось, уже некоторое время тому назад сначала украинский Минкульт, а вслед за ним и Министерство иностранных дел незалэжной на полном серьёзе предлагали внести борщ в список всемирного наследия ЮНЕСКО в качестве эксклюзивного украинского изобретения. Вот тут я тихо присел.

Следует заметить, что, признавая все достоинства ароматного творения славянских кулинаров, я всё же не являюсь его большим поклонником, мне как-то всегда была ближе солянка. Слава богу, о её этнической принадлежности пока не ведутся жаркие споры. Тем не менее борщ я ел неоднократно и в различных вариантах, в том числе и на Украине. Кстати, именно там меня угощали восхитительным борщом с томатами вместо свёклы, доказывая, что это и есть истинно природный украинский вариант, а суп со свёклой ― это свекольник, а не борщ. Как видите, даже на самой Украине «не всё так однозначно».

Собственно говоря, удивляет не эта неоднозначность, а именно попытка украинцев довести до абсурда любую идею, пытаясь обосновать своё «первородство» максимально парадоксальными, на грани бредней сумасшедшего, методами. В этом контексте борщ перестаёт быть неким гастрономическим блюдом и превращается в символ веры, которая, как известно, не нуждается в доказательствах и даже отрицает всякую попытку обоснования, но в то же время требует беспрекословного следования каноническому учению.

Так было и с вышеупомянутым Чёрным морем, и с украинским языком как предтечей всего мирового языкового многообразия, и с Украиной ― прародиной всего сущего, и, наконец, с Галицией как местом рождения спасителя человечества Иисуса Христа. Так что в каком-то смысле борщ и нынешний спор о нём ― это эдакое зеркало современной украинской свидомой революции.

Борщевое мифотворчество

Но вернёмся к вещам более прозаическим. Как человек, закончивший в своё время исторический факультет, не удержусь и вставлю свои пять копеек на тему происхождения обсуждаемого гастрономического творения.

Итак, начнём с того, что борщ по своей сути блюдо народное, крестьянское, поскольку основу его составляют простые дары полей и огородов, легко и без значительных усилий произрастающие в наших широтах. Никаких особых изысков и дорогих продуктов борщ не требует. Вкус и качество готового продукта лишь свидетельство уровня кулинарного искусства хозяйки, над ним колдовавшей. Но нынешний всем известный вариант борща с определённым набором овощей, сваренных на хорошем мясном бульоне (свином, говяжьем или даже бараньем), имеет, как ни печально, несколько противоречий с исторической реальностью.

Во-первых, мясо как продукт повседневной кухни было малознакомо нашим далёким предкам. Сытно и зажиточно малороссийский крестьянин, как и его великорусский собрат, жили только в лубочных фантазиях ультра-патриотов. Чаще приходилось довольствоваться варевом, где, по меткому народному выражению, «одна капустка другой ау кричит». Так что споры, какое мясо более правильно для борща, вообще отдают сумасшедшим домом: любому были рады.

Во-вторых, не основным, но важным ингредиентом данного супа является картошка, которая, как ни крути, продукт заокеанский, привезённый к нам из далёкой Америки и культивированный в России лишь заботами матушки-императрицы Екатерины Великой, да и то с большим скрипом. И это я ещё молчу про не менее забугорные томаты. Здесь уж вообще комментарии излишни. Так что при любом раскладе нынешний «классический» рецепт никак не мог сложиться ранее первой половины, а то и середины XIX века. А раз так, то как минимум теория о древнеукраинских корнях данного чуда гастрономии рассыпается просто на глазах.

Аргументируя дальше, можно было бы легко вспомнить о том, что слово «борщ» и блюдо, им называемое, исторически имеется не только в украинском или русском языке, но и в польском, белорусском, молдавском, болгарском и литовском языках и кухнях. И здесь становится весьма очевидно, что право называться родиной борща украинцы столь яростно оспаривают почему-то только у русских: ни к полякам с литовцами, ни к молдаванам с болгарами по данному поводу никаких претензий нет. Но почему?

А всё просто, потому что в глубине души понимают, что когда-то в далёкие годы три родных брата хлебали борщ из общего котелка, потом один из братьев, отрицая своё родство с остальными, решил пойти, скажем так, своим путём и, прихватив среди прочего старинный семейный рецепт любимого блюда, очень хочет теперь доказать, что именно он его и придумал. Вот и начинает поднимать бессмысленную волну и обращается к высоким международным инстанциям, обосновывая своё первенство. Два же других брата лишь смотрят на него с недоумением и пожимают плечами.

И ведь главная проблема в том, что не борщом единым жива нынешняя незалэжная украинская сказка. Вся современная Украина пропитана архаичным духом легенд и мифов, большая часть из которых придумывается просто по ходу дела, подгоняя реальность под образы в головах свидомых украинизаторов.

Скажите мне, чем спор вокруг борща и попытка занести его в анналы достижений человеческой цивилизации, отличаются от создания совершено идиотского рецепта на основе ещё одного украинского национального продукта ― «сала в шоколаде»? Мало того, что это просто мерзко на вкус, так и по замыслу это какая-то нелепая попытка рядить «Дуньку с мыльного завода» в благородные одежды дам высшего света.

Я искренне не понимаю, зачем таким диким образом натягивать простонародную сову на эксклюзивный гастрономический глобус. Нет, я знаю, что когда-то и французский буйабес тоже был простой рыбацкой похлёбкой, стоившей гроши, но с тех пор рецепт переработали и стали его готовить с такой рыбой и морепродуктами, которые обычному рыбарю боле не по карману.

А в борще за условные 200 лет ничего не изменилось: те же простые и доступные ингредиенты, тот же всем известный способ приготовления. Впрочем, скоро стараниями современной украинской власти борщ вполне себе может стать золотым для стремительно нищающего украинского обывателя. И тогда он уж точно перейдёт из списка любимых народных блюд в разряд высокой кухни для богатых, по крайней мере в одной отдельно взятой стране. Так вот и становится простая и, в общем-то, непритязательная крестьянская еда частью гастрономического haute cuisine.

Лингвистическая гастрономия

Вообще на Украине давно прослеживается какая-то особая связь кулинарии с политикой. Помнится, в конце 80-х на волне перестройки повылезавшие из подполья националистические недобитки и примкнувшая к ним бестолковая, но пассионарная молодёжь обожали устраивать языковые допросы с целью отделения своих от чужих, и кодовым проверочным словом у них была труднопроизносимая для великороссов «паляныця». Это такой себе украинский праздничный хлебушек из пшеничной муки, приплюснутый, округлый, с характерным козырьком из корки сверху, получающимся благодаря специальному надрезу перед выпечкой.

Ходят слухи, что подобным способом определения неблагонадёжных граждан пользовались ещё петлюровцы в эпоху УНР. Но так это или нет, мне доподлинно неизвестно. Впрочем, я не удивлюсь, если это правда. И тем не менее в малороссийском диалекте русского языка, который до сих пор упорно называется украинской мовой, существует достаточно фонетических конструкций, труднопроизносимых для обычного русскоязычного человека, но каким-то неведомым образом всё опять сводится к жратве. И если так пойдёт, то вскоре нынешний сакраментальный украинский вопрос «чей Крым?» незаметно сменится ещё более значимым «чей борщ?»

А посему эти безумные споры и интернете, этот вечный украинский карго-культ с постоянным обращением к силам небесным посредством изображения на полях из подручных материалов больших тотемных символов типа трезубца в надежде, что «великие западные боги» увидят и прилетят, всё это свидетельство явного психического нездоровья нации.

Хорошо ещё, что на Украине не происходит дискуссии, как правильно говорить шаурма или шаверма, ведь раз уж всё произошло отсюда, с благодатных и бескрайних украинских просторов (если, конечно, верить свидомым историкам и географам), то и точку в этом бесконечном споре между Москвой и Питером, по идее, должны поставить именно в Киеве.

И вообще, шаурма она, кстати, чья? Или всё-таки шаверма? Или даже шаварма?

Голова кругом, что-то я проголодался от таких рассуждений. Пойду приготовлю себе турецкий дёнер кебаб, ну или дюрюм. Надеюсь, у небратьев по этому поводу претензий ко мне не возникнет…

Алексей Белов

Кулинарные битвы народов бывшего СССР

Спор вокруг происхождения и принадлежности борща, который разгорелся на минувшей неделе, напомнил и о других кулинарных битвах народов бывшего Советского Союза

В субботу, 5 декабря, российский актёр и переводчик Андрей Бочаров сходил на каток ВДНХ в Москве. Вряд ли бы это событие попало в новости, если бы во время катания он не проголодался. Захотев подкрепиться, Бочаров зашёл в ресторан «Оттепель», фотография из которого вот уже более недели не даёт покоя украинцам. Точнее не фотография, а подпись к ней.



«После катка отлично заходит русский борщ», — подписал Бочаров свой ужин.



На сегодняшний момент количество комментариев под этой записью превысило 10 тысяч. Острословы уже окрестили вспыхнувший в комментариях спор «Первой фейсбучной войной за борщ».

Перепалку о принадлежности излюбленной еды русских и украинцев подхватили не только СМИ России и Украины, но и некоторые западные НКО и массмедиа, в очередной раз обвинившие русских в «имперскости» и «апроприации исконно украинского блюда».

Но были и те, кто посматривал на новый «извечный спор славян между собою» со снисходительной улыбкой: бывшие сограждане русских и украинцев, жители большой страны, прекратившей своё существование ровно 29 лет тому назад — 8 декабря 1991 года, — могли бы рассказать схлестнувшимся в боях за борщ о своих, не менее острых спорах.

Не только шпроты

«Шакотис выше, чем Сабонис», — назвал 12 лет тому назад — 16 декабря 2008 года — свой сюжет «Первый балтийский канал». Речь в нём шла не о каком-то новом конкуренте легендарного советского и литовского баскетболиста Арвидаса Сабониса в спорте. Шакотис — это традиционный литовский торт, испечённый на открытом огне.



Возник он во времена Речи Посполитой в XVI веке благодаря трудам литовского повара Йонаса.

«Молодой повар Йонас, узнав о пристрастии королевы Барбары к сладкому и задумавшись, чем бы поразить вкус венценосной особы, случайно пролил на крутящийся вертел нежное тесто, которое неожиданно стало запекаться, образуясь в удивительное дерево. Конечно, влюбленный в королеву Йонас был вознагражден — став главным королевским поваром. А прекрасная Барбара полюбила шакотис. И с тех пор этот необыкновенный торт — традиционное украшение литовского свадебного стол», — пересказывалась в сюжете «Первого балтийского» легенда.

А вот польская версия была связана с другой королевой Речи Посполитой — уже знакомой читателям Украина.ру Боной Сфорца, — которая была свекровью королевы Барбары. Впрочем, и сам торт поляки называют не шакотис, а сенкач.

«Известность сенкачу принесла в XVI веке королева Бона Сфорца, которая провела множество сельскохозяйственных реформ и привезла средиземноморские овощи в Польшу. Этот десерт был традиционным изделием деревни Бержники на северо-востоке Польши. Когда королева Бона посетила этот регион, ей так понравился сладкий деликатес, что она решила заказать сенкач на свадьбу своего сына Сигизмунда Августа. Когда этот великолепный, высокий янтарно-золотого цвета торт был доставлен в Краков, капризная королева была наконец полностью удовлетворена», — описывал в 2016 году польскую версию портал Culture.pl, созданный Институтом Адама Мицкевича, который финансируется Минкультом Польши.

К внутренним советским спорам, впрочем, этот спор сложно причислить: Польша, хоть и была союзницей СССР по Варшавскому блоку, была самостоятельным государствам.

Зато даже хладнокровные латвийцы и латыши порой горячились, выясняя, чей хлеб вкуснее — литовский ржаной или всё же латвийский ржаной — рупьмайзе. Последний Латвия даже включила в Латвийский культурный канон, среди 99 самых выдающихся и значимых культурных ценностей латвийского народа. Кроме того, рупьмайзе включён и в национальные продукты Европейского союза с указанием географического места происхождения.

Сдержанные эстонцы, чей хлеб сепик всё же сильно отличается от латвийского и литовского, могут поспорить со своими соседями-латвийцам по другому поводу, а именно: где же первыми начали печь «перечное печенье» — piparkook по-эстонски, или piparkukas по-латвийски.

Кто-то скажет, что это обычное имбирное печенье, которое готовят и норвежцы, шведы и финны. Но многие эстонцы и латыши с этим не согласятся. Этим печеньям посвящают песни, ими гордятся.



Готовят пипаркукас или пипаркоок в конце декабря — на протестантское Рождество. Тем, кто захочет к традиционным новогодним блюдам добавить это прибалтийское печенье, можно порекомендовать замечательный рецепт на Sputnik Латвия.

Но всё же кулинарные баталии прибалтов можно с полным правом назвать самыми тихими. Не в пример народам, живущим в СССР восточнее.

Пальцев — пять, народов — и не сосчитать

Бешбармак — в переводе с киргизского означает пять пальцев. А ещё это название весьма популярного блюда из мяса. Настолько популярного, что в Киргизии есть даже «индекс бешбармака» — аналог украинского «индекса борща» или всемирного индекса «биг-мака».

Впрочем, есть у этого блюда и другие имена: эт, куллама, нарын, турама, норин.

«Известнейшее киргизское кушанье, называемое биш-бармак (биш значит пять, а бармак — палец. Название очень хорошо выражающее предмет: ибо биш-бармак не едят иначе, как пятью пальцами) приготовляется из мяса, мелко искрошенного и смешанного с кусочками сала», — писал в изданной в 1832 году книге «Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей» учёный этнограф Алексей Лёвшин.

Кстати, к моменту выхода книги он уже как год был одесским градоначальником.

И всё бы ничего, но киргизами в те времена в России называли и казахов. Более того, за полвека до выхода книги Лёвшина вышла книга «Продолжение дневных записок путешествия академика и медицины доктора Ивана Лепёхина по разным провинциям Российского государства в 1770 году». Её автор — академик Императорской академии наук и художеств, учёный энциклопедист Иван Лепёхин называл бешбармак уже не киргизским и не казахским блюдом.

«Биш Бармак, самая лучшая башкирская пища, происходит от слова «биш» — пять и «бармак» — палец и состоит в мелкоизрубленных кусках лошадиного, коровьего или овечьего мяса, и салмы. Салма делается из крутого теста пшениной, ячменной или полбенной муки, которое, разделяя на куски величиной с медный пятикопеечник, варят в одном котле с мясом так, как у нас клёцки», — писал Лепёхин.

Остаётся лишь добавить, что такое же блюдо есть у узбеков, ногайцев, уйгур, татар, туркмен, каракалпаков. И в жарких сетевых баталиях представители этих народов подчас ожесточённо спорят, кто же был первым. А тем временем бешбармак готовят и русские повара.



Но спорят в Центральной Азии не только о бешбармаке. Есть ещё одно блюдо, которое навсегда пленило сердца тех, кто его попробовал. Речь о мантах.

«В обоих Туркестанах (и Западном, и Восточном) их готовят повсеместно и утончённо. Трудно найти нормальный базар, где бы не дымилась, источая сладчайший аромат, пузатая мантоварка-каскан. Недаром сакраментальный вопрос о том, какой народ является изобретателем чудо-яства, получает свой безапелляционный ответ в зависимости от национальной принадлежности вопрошаемого.

«Манты? Это — наше!» — уверены узбеки. «Их начали готовить ещё наши предки, согдийцы…» — возражают таджики. «Не, ребята, настоящие манты только у нас, — резонно замечают уйгуры, — они у нас — национальное достояние!» «Ну, ну!» — лукаво улыбаются китайцы и открывают очередной «Дом мант», — рассказывало в 2017 году о сути споров между представителями разных народов казахское издание «Информбюро».

Остаётся добавить, что есть такое блюдо и у тибетцев (мо-мо), и у корейцев (ман-ду), и у калмыков, и у башкир, и у татар, и у монголов.

Но споры от мантах затихают, когда на сцену выходит Его Величество Плов. Редко какое слово из четырёх букв способно привести к таким ожесточённым спорам на кулинарную тему — разве что «борщ», но это уже совсем другая история.

Какой плов вкуснее? Ферганский или самаркандский? А может, ташкентский плов? А как же ошский?! И, самое главное, где же готовят тот самый — правильный (!) — плов: в Узбекистане, Киргизии, Таджикистане, Казахстане, Туркменистане, Афганистане, Иране или Азербайджане?

Где плов, а где просто рис с мясом? Подобные вопросы настолько часты, что отвечать на них устали и те, кто готовит плов профессионально.

«Эти люди и мне пишут: «Это у тебя на плов, а каша» <…> Кто-то считает, что есть какой-то единственный рецепт плова: рис, морковь, лук, чеснок, перец… Эти люди здорово ошибаются. Это не так. Плов видоизменяется каждые 30 км. Проезжаешь по Узбекистану 30 км, останавливаешься где-то кушать плов и видишь, что есть уже какие-то изменения», — рассказывал признанный знаток плова, автор многих кулинарных книг Сталик Ханкишиев в своей часовой лекции об ошибках при приготовлении плова в июне 2020 года.



Впрочем, даже он не избежал участия в кулинарных баталиях. Правда, в тех, что велись не в Центральной Азии, а западнее.

Кулинарное измерение войны

На своей странице в Facebook кулинар Сталик Ханкишиев 1 ноября описал спор по поводу приготовленного им плова с одним из армянских комментаторов в соцсетях.

«Понимаете, я приготовил не азербайджанское блюдо, я приготовил блюдо из самого сердца Узбекистана — из Самарканда. И раз это блюдо приготовил я, азербайджанец, то ему непременно захотелось плюнуть в чужой плов! Вот так. Но посмотрите, что-то давно не слышно возгласов «толма-наша», «бозбаш-наш», а «хаш — наш-наш-наш, потому что все остальные народы без нас никогда бы не догадались, что ноги и голову можно только отварить». А ведь как пели, как пели? Мне писали: как это блюдо может быть азербайджанским, если сам Азербайджан моложе Кока-Колы! Ах, какое остроумие! Бегите скорее на свое ради, в камеди клаб с этой искрометной шуткой!» — описывал Ханкишиев



Азербайджанцам он посоветовал на подобные претензии отвечать, что всё, что регулярно едят в разных регионах Азербайджана, и является современной азербайджанской кухней.

«Изучать, готовить, снимать фото и видео о родных мне узбекской и азербайджанской кухнях — моя профессия и мое дело, которым я горжусь. Это мои флаги, это мое оружие, при помощи которого я убедительно доказываю, что азербайджанцы и узбеки — народы с великой культурой, раз даже материальная, кулинарная культура у нас настолько прекрасная, что в нее безоговорочно влюбляются здоровые, нормальные люди. Из-за нашей кухни появилась изжога у врагов? Ну, пусть попьют что-нибудь, либо вспоминают свою народную кухню, либо даже готовят нашу, если на хорошие продукты заработают, но не коверкая ни названия, ни содержание», — отметил он.

Его запись свидетельствует: у противостояния Армении и Азербайджана есть и кулинарная составляющая.

В 2013 году издание Al Jazeera опубликовало материал «На Кавказе продолжается продовольственная вражда», в котором рассказало о противостоянии двух государств и взаимных обвинениях в плагиате.

Одним из блюд преткновения стал мясной фарш, завёрнутый в виноградный лист. Армяне называют это блюдо толма, азербайджанцы — долма. О том, что долма — это азербайджанское блюдо во всеуслышание заявил даже президент страны Ильхам Алиев.

Армяне в ответ ссылаются на давность своей истории, указывая, что готовили это блюдо ещё до того, как огузы появились в Закавказье. В этом их поддерживают некоторые кулинары.

«С XVII до начала XIX в. Армения была поделена между Турцией и Ираном. В этот период хозяйство Армении, её людские и материальные ресурсы пришли в упадок, но духовная и материальная культура не изменилась, не погибла и армянская кухня. Наоборот, армяне внесли свой вклад в кухню турок-сельджуков, так что многие истинно армянские блюда стали позднее известны в Европе через турок как якобы блюда турецкой кухни (например, долма)», — писал историк Вильям Похлёбкин в своей книге «Национальные кухни наших народов».

В 2017 году на 12-й сессии Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия ЮНЕСКО традиция приготовления долмы в Азербайджане была признана одним из элементов нематериального культурного наследия человечества, что подлило масло в огонь кулинарных баталий.

Впрочем, спорили даже по поводу того, кто первым придумал лаваш — популярный на Кавказе и в Закавказье хлеб.

В 2014 году на 9-м заседании межправительственного комитета Конвенции о защите нематериального культурного наследия ЮНЕСКО в список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО от Армении включили лаваш.



Турция и Азербайждан запротестовали. Они указали, что таким образом готовят хлеб не только в Армении.

В итоге в 2016 году на заседании межправительственного комитета ЮНЕСКО в Аддис-Абебе на основании Конвенции о «Защите нематериального культурного наследия» от имени Азербайджана, Ирана, Казахстана, Киргизии и Турции было принято решение включить культуру приготовления и преломления хлебной лепешки — лаваша, катырмы, жупки, юфки — в Список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО.

Увы, но кулинарными спорами противостояние армян и азербайджанцев не ограничивалось. Горькие плоды этого противостояние Закавказье будет пожинать не одни годы.

А ведь были времена на просторах бывшего СССР, когда простой советский инженер, поставив на полку книжку «Рубаи» Омара Хайама, шёл на кухню есть борщ, а затем плов, заедая всё чёрным ржаным хлебом и запивая чаем.

И не задавался при этом вопросами: а чьи стихи публиковало ЦК Компартии Узбекской ССР — перса, таджика или узбека, какое именно первое блюдо было у него — русское или украинское, какой именно он ел плов — узбекский или киргизский, и каким хлебом заедал — литовским, латвийским или русским. Да и вопрос о том, пил он индийский или краснодарский чай, его сильно не тревожил.

Одним из достижений канувшего в небытие СССР, которого так недостаёт в некоторых бывших советских государствах, была дружба народов.

«Под одной огромной крышей и просторней и теплей. Ни к чему нам дом отдельный, вместе жить нам веселей», — пела группа «Дюна» в 1995 году в песне «Коммунальная квартира», рассказывая о том, как в одной квартире уживались представители разных народов.



Кстати, в той песне рассказывалось и о блюдах разных народов, населяющих Россию.

Остаётся лишь пожелать, чтобы в будущем все кулинарные споры решались не скандалами и оскорблениями в сети, а общим дружным застольем, где участники на вкус определяли, чем тот же украинский борщ отличается от русского.

Николай Подкопаев

Дефицит продуктов в России | Импортозамещение | Выход на международный рынок

00:00 Прирост производства.
00:30 Избыток свинины.
01:58 Реклама. Великоросс - спорт.
03:06 Импорт мяса птицы.
05:26 Энергетика - фундамент экономики.
05:54 Хозяйство это...
06:44 Долго ли это будет продолжаться?!
07:51 Народ видел проблему.
08:55 Импортозамещение яиц.
11:25 Крупный бизнес.
12:45 Работа идёт ритмично, по плану.

В 2020 году Россия произведет 4,3 млн тонн свинины (в убойном весе), что на 9,7% больше, чем в прошлом году. Основной прирост производства свинины приходится на сельхозпредприятия. прирост 11,8%, до 3,8 млн тонн. В Личное подсобное хозяйство - снижение до на 4,2%, до 455,5 тыс. тонн. Остальные копейки дают фермеры.

Поскольку в России возникает избыток свинины. За первое полугодие 2020 года оптовые цены на свинину снизились на 10,4%. То часть продукции начинает уходить за границу. Растет экспорт свинины и в ноль уходит импорт.

Если в прошлом году экспорт свинины превышал импорт на символические 9 тыс. тонн. То в этом году превышение экспорта над импортом составит 180 тыс тонн.

90% экспорта свиной продукции приходится на: Вьетнам 57 тыс. тонн, Гонконг - 49,9 тыс. тонн Украину - 39,6 тыс. тонн , Беларусь - 22,5 тыс. тонн.

Самое удивительное то, что продовольственная независимость в свинине, возникла ранее чем в курятине. Еще в прошлом году. А вот в в мясе птицы только в этом.

Объем экспортных российских поставок мяса птицы увеличится на 45%.

Русские опять украли борщ. О гибридной войне и национальных комплексах

Вы не поверите, но русские опять украли борщ у украинцев. А ещё драники у белорусов и плов у узбеков. Некая медиа-контора под названием «Аналитический центр гибридной войны», она же «Украинский кризисный медиа-центр» выкатила совершенно прекрасную инфографику о кулинарной апроприации в России.



«Кулинарная дипломатия в последнее время стала элементом политики „мягкой силы‟. Мы решили распространить информацию о блюдах, которые Россия активно представляет своими собственными, фактически не имея к ним никакого отношения, так как они были получены в результате оккупации и империализма».

Первым делом, конечно, Россия украла украинский борщ, ведь русские умеют только щи лаптем хлебать, а украинцы варили борщ ещё при Рамсесе II. Борщ — вообще краеугольный камень особо обидчивой части украинского общества. Если поставить рядом слова «борщ» и «Россия», можно собрать десятки полыхающих комментариев в любой соцсети, проверено.

Ещё Россия украла у белорусов и прибалтов холодный свекольный суп. Драники тоже присвоила (серьёзно?). И плов. И шашлык. Вернулся генерал Ермолов с Кавказа, довольный такой, жареным мясом на штыке размахивает, радуется, прямо из аула до Петербурга вёз.

А, да, ещё пельмени у китайцев украли. Расскажите это китайцам и скажите, что они должны на это обидеться.

Ничего своего, в общем, у этих русских нет, всю еду наворовали у соседей и теперь используют в гибридной войне. Про гибридную войну — не шутка, об этом «Аналитический центр» написал в Twitter. Твит хорошо разошёлся в русской блогосфере и стал поводом для многочисленных шуток.

Ну а что ещё делать, не всерьёз же воспринимать. Почему китайцам совершенно наплевать, что в России радостно кушают пельмени, а итальянцы не собираются предъявлять всему миру за пиццу? Может, потому что они и так нормально себя чувствуют и не отягощены комплексом обиженного младшего брата?

— Приказ всему рядовому и командному составу: завтра на рассвете выдвигаемся в Мексику, получена боевая задача украсть буррито!

— Трщ плквник, личный состав интересуется, когда уже пивной суп у немцев украдём.

— Р-разговорчики в строю! А то пойдёте у меня в Швецию сюрстремминг воровать.

Вообще, национальные комплексы обиженных — это всегда смешно. Ещё смешнее, когда их ставят на службу пропаганде.

Ведь даже если поверхностно изучить историю кухни, можно заметить, что «национальные» блюда — почти всегда региональные, то есть их распространение не зависит от границ государств. Народные блюда изначально распространяются там, где есть необходимые для этого продукты; у них тысячи вариантов рецептов, иногда разные технологии, несчётное количество нюансов и деталей, которые могут меняться в зависимости от конкретной местности или даже отдельной семьи.

История народной кухни настолько сложна, что установить точное место происхождения конкретной технологии очень затруднительно. Тот же протоборщ, то есть мясной бульон со свёклой, придумали вообще ещё в Древнем Риме.

— Погляди, о почтенный Тиберий, я придумал делать суп со свёклой.

— Но зачем, о любезный Максимус?

— Пройдёт две тысячи лет, и за это идею будут спорить русские с украинцами.

— Русские?.. Украинцы?.. Что? Я только даков знаю.

— Забудь, просто попробуй. Может, сала добавить?

Но плевать на историю кухни. Мы будем на полном серьёзе обижаться, что у нас украли еду.

Да, я русский, а это значит, что я ворую еду. Обернулся украинец на птицу в небе посмотреть, а я стащил борщ прямо со стола. Прокрался ночью в лагерь имама Шамиля и шампур с шашлыком стащил, еле довёз. Ещё как-то плов у узбеков украл, привёз в Москву, а там сказали, что его уже украли у персов. Пельмени у китайцев украл, а они до сих пор не заметили.

Будете возникать — вообще на одной репе оставлю.

Александр Пелевин

Цены на базовые продукты в России могут заморозить

Правительству предложат зафиксировать верхние пределы цен на сахар-песок и подсолнечное масло с 1 января и до 1 апреля — именно эти товары драматично подорожали в ноябре за год.

Об этом сообщает издание «Известия», ссылаясь на два источника, которые участвуют в совещаниях по стабилизации цен.



Некоторые московские торговые сети снизили стоимость продуктов сразу после совещания 9 декабря, на котором президент Владимир Путин отметил: реально располагаемые доходы граждан упали на 4,3%, а цены, к примеру, на сахар выросли на 71%.

Как сообщала вчера «Русская Весна», глава государства весьма резко заметил, что сказки о ситуации с ценами рассказывать не надо. Он предложил не кивать на пандемию.

Итак, речь идет о 95 рублях за литр подсолнечного масла при покупке продукции у производителей и 110 рублях — на полке, а также о 36 и 45 рублях за один кг сахара соответственно, сообщалось ранее.

Один из источников добавил, что стороны, по сути, обсуждают государственное регулирование цен. И основной риск здесь — зафиксировать стоимость продукции на том уровне, который не выгоден производителям. В таком случае они могут приостановить поставки товаров в торговые сети, а это значит, что дефицит сахара и подсолнечного масла может стать вполне реальной проблемой. Поэтому важно, с одной стороны, «не прижать» производителей, а с другой — не дать им повышать цены бесконечно в попытке компенсировать будущие возможные потери.

https://t.me/rusvesnasu/5617


Источник: https://rusvesna.su/news/1607916495