Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Запад отступает от Донбасса? «Конверт Лаврова»

Что-то остановило ВСУ от нападения на Донбасс. Не навсегда, но пока остановило. Как писал я ранее – это ненадолго, и война все равно будет. Но вопрос в том, какой именно? Под покровительством западных спецслужб на Украине готовятся теракты, которые вызовут сильнейшую катастрофу на европейской территории со времен аварии ЧАЭС. Ходят слухи, что российское руководство, зная об этом, передало некий конверт американцам.



Но конверт конвертом, а ситуацию на Украине придется решать. Создана она искусственно, без поддержки извне – нежизнеспособна. О проведенном опросе на Украине я расскажу в следующий раз, но он очень впечатлил и украинское руководство, и их западных покровителей.

Украинские СМИ и чиновники говорят о «хорватском варианте» развитии событий. Часто вспоминают и грузинский вариант, когда подзуживаемый Западом Саакашвили вверг свою страну в непрекращающийся до сих пор политический хаос, потерял часть территорий и почти уничтожил экономику. Но в грузинском варианте есть и для нас урок. А кроме прочего, нужно понимать пару нюансов из настоящего и учитывать ошибки прошлого.

Во-первых, нужна политическая воля, чтобы дойти до Киева и взять его под контроль. Я знаю, некоторые «профессиональные русские» и те, у кого идеология заканчивается словом «выгодно» будут кричать, что Киев никому не нужен. Но точно так же кричали и о Тбилиси, а теперь большинство понимает, что, если бы в 2008-м взяли Тбилиси и вместо Саакашвили поставили кого-то вменяемого, проблем с Грузией не было бы.

Ровно та же ситуация и с Украиной. Никого кормить не надо, деньгами снабжать тоже не нужно. Платная дружба ВСЕГДА оборачивается сидением на двух стульях, из которых западный – гораздо мягче. Я надеюсь, что, несмотря на свой бубновый интерес, ответственные за это чиновники в РФ или были заменены на более адекватных, как это произошло с Россотрудничеством, или им сверху прилетело от дяди Вовы, что видно по резко изменившейся риторике МИДа.

Во-вторых, стоит помнить, что это война не с Украиной, а с ее настоящими хозяевами из глобалистской верхушки планеты. На пушечное мясо им плевать, на оставшихся жителей тоже. Им нужно, чтобы Россия отступила от «Северного потока -2» и еще нескольких проектов. А для этого они сделают все, чтобы у России стало проблем на порядки больше. С одной стороны, пережимая кислород финансовой «элите» РФ, с другой стороны создавая проблемы на внешнеполитическом театре действий.

Если уж сжигать такой «актив», как Украина, то с созданием больших проблем соседям. Для этого они не остановятся перед провокацией бактериологического или ядерного характера. Есть сведения с ТОЙ стороны, что подготовлены несколько вариантов: от теракта в бактериологической лаборатории, до теракта, связанного с одной из атомных станций.

Есть так же подготовка к уничтожению Черкасской дамбы, в результате чего вода из «Черкасского моря» (так называют это огромное водохранилище) сметет по Днепру всё! К Днепропетровску подойдет волна до 9 метров высотой. А дальше находится Запорожская АЭС и Каховское водохранилище. Последствия такой катастрофы даже сложно предсказать.

Вот на этом месте вступает в глобальное противостояние «Ультиматум Лаврова». Скажем так: ходят слухи… что представитель российского руководства не так давно летал в Индию, где встречался с представителем Белого дома. Наш представитель вручил американцу некий конверт, где будущее описано гораздо точнее предсказаний Нострадамуса. То будущее, в котором США все же устраивают глобальную провокацию на Украине. И по косвенным данным, этот конверт был доставлен в Вашингтон и внимательно прочитан.

Через свои «сливные бачки» США распространяет информацию о том, что ведутся переговоры с Россией на тему: мы вам полностью Донецкую и Луганскую области, а вы отказываетесь от «СП-2». Это все сказки для слабонервных, но именно такими методами глобалисты предлагают переговоры. Понятно, что Россия на такие глупости не согласится. Но сам факт того, что предлагают без войны отдать кусок украинской территории, заставляет задуматься о том – есть ли возможности у США долго удерживать украинские земли под своим контролем.

С этим «конвертом Лаврова» также связывают внезапное затишье на линии соприкосновения на Донбассе. Но затишье может быть связано с тем, что наши, республиканские РЭБ нанесли «радиоудар», и теперь ВСУ остались без навигации GPS. Украинская армия оказалась без возможности использовать БПЛА, РЛС и другими элементами военного противостояния. К этому моменту все наверняка уже работает, но намек был понят: когда начнется по-взрослому, то у ВСУ даже микроволновки погаснут.

Это не считая того, что из ВСУ народ разбегается, как из зачумленной местности. За прошлую неделю почти три сотни дезертиров в украинских рядах. Пить спиртное, баловаться наркотиками и обстреливать мирных граждан – это одно. А попасть под «прилет» Града или взрослый обстрел тяжелой артиллерии – совсем другое. Те из них, кто хоть что-то видел из настоящей войны, сидеть и ждать не будут. Плюс их рассказы совсем не поднимают боевой дух новоприбывших.

А что наши? А наши не горят желанием убивать, но, если придется – выполнят эту работу качественно и в срок. Это действительно работа. Тяжелая, грязная, работа для настоящих мужчин, которые понимают, что Родину надо беречь. Не для себя даже, а для своих детей и внуков. Это понимали наши деды, когда брали Берлин.

В войне побеждают не моднявые тиктокеры, не распальцованые тусовщики и не диванные стратеги. Если вы посмотрите, но фотографии победителей, то это будут усталые мужики, с ружейным маслом и порохом, въевшимся в руки. У них усталые глаза, они часто недобриты и наверняка не надушены модным одеколоном. У них заплатки на одежде, сбитая и грязная обувь. Но у них гордость победителей во всей осанке, в каждом аккуратном движении. Вот такие и у нас бойцы.

Мы мирные люди, но наш бронепоезд на запасном пути. И раскочегарить его нам пара пустяков, а вот остановить будет крайне хлопотно. «Конверт Лаврова» или понимание, что мы готовы идти до конца, но что-то пока остановило ВСУ. Война все равно будет, я просто пока не вижу иного сценария, который завершит это чудовищное порождение либерального фашизма, называемого «Украина»

Сергей Лебедев (Лохматый)

«Не знаю, что будет»: Дмитрий Стешин прибыл в Донецк

Спецкор «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин, который вместе с Александром Коцем делал репортажи из самых горячих точек донбасских фронтов в 2014 и 2015 годах, прибыл в Донецк на фоне растущего напряжения и ожидаемого всеми обострения.

Вечером 9 апреля он опубликовал в соцсети ставшее уже доброй традицией фото на фоне дорожного указателя со стрелкой на Донецк.



«Я не знаю, что будет. Я не знаю, начнется или рассосется. Я просто приехал на любимый Донбасс и буду вместе с ним, чтобы не случилось.

Дальше будут коротки записки, впечатления об увиденном. Всех интересует, что сейчас происходит на Донбассе», — прокомментировал он.

«Ширина ДНР настолько ничтожна, что Ростовскую область можно смело считать прифронтовой полосой. Я пил кофе на заправке, где-то за Дячкино. У меня чуть латте носом не пошел, когда точно над моей головой из облаков вывалился Су-30, сделал манерную бочку и опять нырнул в облака.

Как говорил один знакомый родновер, увидевший внезапно ворона или сокола: „То добрый знак“.

Сотню раз ездил в Донецк и ни разу не было такого, чтобы в радиусе 100 км от границы я не наткнулся на колонну армейской техники — грязной, с полигона или чистенькой, только что вышедшей из парка.

А вот сегодня я никого не повстречал. К чему бы?» — вот такие путевые заметки публикует он в своём авторском Telegram-канале «Русский тарантасъ».

Рассказывает он о том, что увидел на границе: «Обе республики плотно закрыты на карантин. При мне завернули назад четыре человека. Пару дней назад завернули коллегу-военкора.

Никакого панического бегства из ДНР не наблюдается. Видел как бежали в 14 году, с мебелью на багажниках. На данный момент — обычный траффик для вечера пятницы.

Повстречал семью, которая наоборот, возвращалась в республику из Курска, с кучей вещей. Помог им перетаскать три десятка сумок и баульчиков на рентген. Войну они не рассматривают как фактор, который может помешать их планам. В планах у них клубника и фруктовый сад от двух поколений родственников».

«Город ветшает, распадается, пыльные витрины бутиков режут глаз, пыли уже столько, что не заметить невозможно. Невозможно и поверить, что все вернется на круги своя. Хозяева пафосных бизнесов — в Киеве, Москве или в Европе, и возвращаться не собираются. Донецк теряет свой лоск», — так он описал впечатления от города.

Ну, а профессиональные украинцы и разжигатели ненависти из украинских так называемых СМИ уже два дня подряд демонстрируют крайнюю степень перевозбуждения, наперебой публикуя материалы с паническими заголовками в духе «Приехал российский пропагандист, сейчас начнётся война».

Напоминаем тем, кого стыдно называть коллегами: начнётся она, если Киеву даст команду Вашингтон, а вовсе не потому что в Донецк приехал Дмитрий Стешин.





https://t.me/rusvesnasu/7875


Источник: https://rusvesna.su/news/1618127696

Россия, Донбасс, Новороссия — время компромиссов закончилось

Известный российский философ Александр Дугин на страницах сайта «Кatehon» опубликовал авторскую статью, в которой проанализировал ситуацию на Донбассе и Украине и критически оценил политику РФ на этом стратегически важном направлении.



В 2014 году, то есть 7 лет назад, Россия допустила громадный просчет. Путин не использовал уникальный шанс, открывшийся после Майдана, захвата хунтой власти в Киеве и бегства в Россию Януковича. Последовательный в своей геополитике президент на этот раз не был верен себе. Констатирую это без всякого злорадства, скорее с глубокой болью и сердечной яростью.

Упущенный шанс назывался «Новороссия», «Русская весна», «Русский мир». Его смысл состоял в следующем:

— непризнание Киевской хунты, захватившей власть в ходе насильственного и нелегального переворота,
— просьба Януковича выступить за восстановление конституционного строя,
— поддержка восстания на Восточной Украине,
— введение войск по просьбе легитимного Президента (модель Асада),
— установление контроля над половиной территории Украины,
— движение на Киев.

Здесь можно было бы остановиться и подвести баланс прежде, чем двигаться дальше или объявить о существовании еще одной страны.

Вместо этого Москва удовлетворилась воссоединением с Крымом и вялой помощью Донбассу. Слава Богу, что вообще не сдали.

[Spoiler (click to open)]
Отказ от такого развития ситуации мотивировался «хитрым планом». Спустя 7 лет очевидно — никакого «хитрого плана», увы, не было. Кто выступал за него — подлецы и трусы.

Далее, на Донбасс бросается Сурков и начинается Минский процесс. Но дело, конечно, не в Суркове, а в том, что зная, кто такой Сурков и как он действует, его туда бросили. Это был знак: мы останавливаемся и начинаем затяжной и ни к чему не ведущий процесс, ведь всё, к чему прикладывал когда-либо руку Сурков, именно таким и было — не вело никуда.

Именно тогда и ровно за мою позицию по Новороссии Кремль насылает на меня опалу. Которая длится до настоящего времени. Уход из МГУ, стоп-листы на главных каналах, где до этого момента я приглашался еженедельно. Стена молчания.



В той ситуации — еще до признания Крыма — я дал очень важный структурный анализ, озвучив его на главных российских каналах, в множестве изданий, в блогах и социальных сетях. Он сводился к следующему:

1. Если признаем Крым, восстанет 5-я колонна, т. е. откровенные иностранные агенты, не стесняющиеся того, что работают напрямую на враждебную России силу.
2. Если втянемся в созидание Новороссии — восстанет 6-я колонна, то есть либералы во власти, олигархи и та значительная, если не основная — часть российской элиты, которая, будучи формально лояльной патриотическому курсу президента Путина, органически связана с Западом и безмерно тяготится этим курсом.
3. Если же Новороссия состоится, 5-я, а затем и 6-я колонна логически будут разгромлены, начнется русский поворот и полноценное имперостроительство с контргегемонистской идеологией. Для меня было ясно, что действовать надо было только так.

Все фазы мониторинга развертывания драматических событий на Украине и их геополитический анализ — последовательно, шаг за шагом — я описал в книге «Украина. Моя война».



Книгу почти запретили.

Крым признали, хотя вначале, казалось, могли и не признать. По этому поводу у меня было жесткое столкновение с Соловьевым в прямом эфире. Это сейчас он ультрас. В тот момент он как минимум колебался, если не сказать хуже.



Проект Новороссии был обозначен самим Путиным, но тут же свернут.

Еще не перестали звучать его слова в эфире о помощи «Русскому миру», а политика уже изменилась в противоположном ключе. Стороны остановились на этом и стали договариваться. Без Новороссии. Ее не предали, но и не спасли. Отложили.

Это значит, 6-я колонна тогда победила. 5-я еще выходила на митинги под лозунгами «Путин, верни Крым Киеву!», а 6-я — явно, против своей воли — Крымский консенсус признала. Но с условием, что Путин на этом остановится. Он на этом, к сожалению, на тот момент и остановился.

Вот тут-то и началась безобразная история с «хитрым планом». «Хитрый план» состоял только в том, что сняв эскалацию — и это при полной неготовности хунты вести хоть сколько-нибудь действенную войну, в отличие от того, что мы имеем сейчас! — сохранить любой ценой связи с Западом. За планом явно стоял не Путин, но Путин его принял.

Это не могло ни к чему привести, ни к чему и не привело. Мы потеряли 7 лет, а наши противники их приобрели.

Единственно, что скрасило этот период — четырехлетие Трампа. Трамп не был убежденным атлантистом и старался не идти без нужды на лишнее обострение с Россией. Его замысел состоял в том, чтобы сосредоточиться на внутренних проблемах США и оставить мир в покое. Более того, он бросил вызов мощнейшему глобалистскому лобби, определив его как «болото» (Swamp). Однако мы и этим толком не воспользовались. И снова за это надо благодарить 6-ю колонну. Кроме того, прямые атлантистские агенты, засланные из США под видом «левых», всячески демонизировали Трампа и трампизм.

Санкции против России ввели в полной мере. Так, как если бы мы освободили всю Новороссию. Но лживо обещали снять. Не сняли и не снимут. Наложат другие.

Сирия была удачным и верным геополитическим ходом, но это никак не снимало и не спасало украинский тупик. В Сирии была достигнута тактическая победа. Это прекрасно. Но не так принципиально, как переход к полноценному евразийскому деланию по восстановлению континентальной державы. А его и не произошло. Новороссия и была ключом.

Так как 6-я колонна фактически победила, не началось и духовного преображения России. Идеологию отложили, занялись техническим вопросами, контроль над политическими процессами оказался в руках технократов. Смыслы были вынесены за скобки. Началась стагнация, где на первый план выходили примитивные развлечения и стремительно разраставшаяся от скуки и безыдейности коррупция. И возвращенный Крым стал частью того же унылого российского социального пейзажа — без Донбасса Крымская весна также обернулась компромиссом. Лучше, конечно, чем под нацистскими либералами Киева, но далеко не то, что должно было быть.

И вот теперь, после брутального прорыва неоконса Байдена в Белый Дом, все снова вернулось к тем позициям, на которых стороны остановились в 2014 году.

Минский формат как был ничем, так и остался.

Исчез из процесса Сурков, подобно сатане в Апокалипсисе — вот он был, и нет его, и снова появляется и снова исчезает. Но это ни на чем не сказалось.

Только украинская армия за 7 лет смогла подготовиться, вплотную приблизиться к членству в НАТО и вырастить целое поколение украинских русофобов радикального толка.

Все это время Донбасс прозябал. Да, помощь была, без нее он просто не выжил бы. Но не более того. И Дамокловым мечом над ним висел Минский переговорный процесс — угроза, что на каких-то своих условиях Москва вернет гордые восставшие Республики Киеву — то есть передаст в руки палачей.

Теперь Вашингтон в шаге от того, чтобы дать отмашку для атаки. И у нас нет выбора — отвечать или нет. Снова как 7 лет назад в полной мере сохраняют свое значение те слова, которые я высказал на Первом канале и из-за которых я больше там не появлялся:

«Потеряем Донбасс — потеряем Крым, потеряем Крым — потеряем Россию».

Сегодня, в 2021 году, если Киев начнет карательную операцию, у нас просто не будет никакого иного выхода, как вступить в войну. Но если мы вступим в нее, цель неоконсов будет достигнута. Украиной они вполне могут поступиться, как поступились еще более союзной им Грузией в 2008 году.

При этом это ударит в средостение российско-европейских отношений, окончательно подорвет Северный поток, отрежет Россию от Запада и заодно консолидирует НАТО. Не столько по России, какой она должна быть, но по России, какая она есть сейчас — со всеми компромиссами и неопределенностями — это будет серьезный удар.

Так легко для нее это не закончится, поскольку радикализация давления глобалистского Запада подтолкнет прозападные элиты и коррупционные кланы, хранящие активы на Западе, к восстанию в самой России. 6-я колонна не сможет смириться с Новороссией и попробует свалить президента. На это и делается расчет.

То есть у «коллективного Байдена» (даже если в индивидуальном плане старик вообще ничего не соображает, это не имеет значения) в целом есть вполне рациональная стратегия. Трамп отложил неизбежное, но передышка закончилась.

Будет ли это началом полноценной войны России и США? Абсолютно точно, нет, что бы кто ни говорил.

Украина не является стратегическим приоритетом для США. То, что от нее останется после нашего наступления, станет членом НАТО, но это также не особенно принципиально, вся Восточная Европа и так в НАТО. Удар же по России будет жесточайший. Особенно потому, что все предыдущие 20 лет — не говоря уже о 90-х — Россия пыталась балансировать между двумя векторами:

— континентально-патриотическим и
— умеренно-западническим.



Еще 20 лет назад, когда Путин только пришел к власти, я писал, что такое балансирование будет чрезвычайно трудным и лучше бы сразу выбрать Евразию и многополярность.

Путин отверг — точнее, отложил на неопределенный срок — континентализм или двигался к нему в час по чайной ложке. Я ошибся лишь в том, что предположил, что долго такая половинчатость длиться не сможет. Смогла и длится до сих пор.

Но всему всегда приходит конец.

Я не уверен на 100%, что именно это и происходит сейчас, но определенная — и весьма значительная — вероятность есть. Конец приходит компромиссу между (не последовательным) патриотизмом и (еще менее последовательным) либерализмом (прежде всего в экономике, культуре, образовании), между которыми — пытаясь сочетать несочетаемое — как канатоходец — балансировала российская власть.

И это в каком-то смысле совершено закономерно, если не сказать хорошо. Лучше поздно, чем никогда. Я не говорю, что нам надо начинать первыми. Это пусть говорят те, кому сегодня все позволено. Я просто хочу сказать, что если Киев начнет наступление на Донбасс, у нас просто не будет шанса уклониться от неизбежного. А если войны не избежать, ее остается только выиграть.

Далее же мы вернемся к тому же самому, что было подробно описано в книге «Украина. Моя война» — то есть к Новороссии, Русской весне, окончательному освобождению от 6-й колонны, полноценному и финальному духовному возрождению России. Это очень трудный путь. Но никакого иного выхода у нас, вероятно, нет.

Александр Дугин

Крым под санкциями, война в Донбассе и южнорусские люди. Большое интервью Олега Царёва

На минувшей неделе Крым отметил семь лет присоединения к России. Это произошло 18 марта. Но интервью с Олегом Царёвым, в прошлом народным депутатом Украины, ныне проживающем в Крыму, мы провели чуть позже. Намеренно – чтобы в информационном пространстве схлынул пафос, стихли пламенные речи, и установилась тишина, на фоне которой можно искренне поговорить о победах и о бедах. Как сегодня живёт полуостров? С какими проблемами сталкивается? Чем доволен, а чем – не очень? На что надеется?



Разумеется, мы не могли обойти вниманием «Крымскую платформу», события в Украине, обострение в Донбассе, и всё более усложняющуюся мировую политическую повестку.

Наше большое интервью – вашему вниманию.

— 18 марта исполнилось семь лет с того момента как Крым вошёл в состав России. Что улучшилось в жизни крымчан и в целом в Крыму за это время, и что стало хуже?

— Построен мост, строятся дороги, введено льготное налогообложение для предприятий, находящихся в Крыму – реально, очень льготное, очень выгодно вести бизнес для тех, кто зарегистрирован в свободной экономической зоне, а зарегистрироваться легко. В Крым стало приезжать больше россиян, чем это было при Украине. В этом смысле всё намного лучше.

Что хуже? Очень многие россияне хотят обзавестись недвижимостью в Крыму, поэтому сильно выросла стоимость жилья, строительные компании застраивают каждый клочок земли в Крыму. Зачастую это вызывает негатив у крымчан, потому что при Украине не были оформлены парки, зелёные зоны, и сейчас, совершенно законно, эти площади ускоренными темпами застраиваются. Выросли цены на продовольствие, потому что, несмотря на мост, цены подтягиваются к московским. Когда была открыта граница с Крымом, поступало недорогое продовольствие из Украины, сейчас этого нет, и всё достаточно дорого. Перебои с водой пока сохраняются. К счастью, проблемы с электроэнергией устранены, сейчас даже проще получить техусловие на дополнительные электрические мощности, чем это было при Украине.

— Вы сказали о льготном налогообложении для бизнеса. Какие сейчас ставки в Крыму?

— Льготная ставка по налогу на прибыль. Нет налога на имущество для предприятий, зарегистрированных в СЭЗ, налог на зарплату 13% подоходный и 7% – это все перечисления во все фонды. Не 20% с лишним, как на материке, а 7%. Поэтому компаниям, зарегистрированным в Крыму, не надо уходить от налогообложения. Бизнес вести гораздо проще, не надо придумывать никакие схемы. Вы ведёте бизнес совершенно легально, и платите небольшие налоги. Не считая налогов на зарплату, которые тоже умеренны, в среднем бизнес платит от 1 до 2% с оборота.

— Вы упомянули о проблемах с водой. С прошлого года проблема водоснабжения Крыма встала особенно остро. Как обстоят дела сегодня и как власти намерены решать эту проблему?

— Проблема сохраняется, подача воды сейчас идёт по часам. Объекты размещения (санатории, дома отдыха – ред.) ставят себе дополнительные ёмкости для того, чтобы набирать воду и увеличить периоды, когда объект находится с водой. В среднем каждый объект размещения потребляет от 30 до 60 кубов в сутки, стоимость ёмкости воды где-то порядка 50-70 тысяч рублей. Нужно покупать эти ёмкости и запитывать систему. Так делают многие.

Что касается решения этой проблемы, то для каждого района оно своё. В Ялте собираются ставить опреснительную установку, хотя это достаточно дорого, проект около трёх миллиардов рублей стоит. В Ялте две большие речки, которые полным потоком стекают в море. Наверное, было бы проще уловить эту воду, отправить её в водохранилище – это было бы гораздо дешевле. Более того, строительство опреснительных установок – процесс не быстрый, он может занять до трёх лет. В других районах Крыма как раз таки ставятся дополнительные водозаборы - это реки с пресной водой, которые впадают в море, чтобы забирать из них воду и отправлять в водохранилища, бурятся скважины.

Владимир Владимирович сказал, что рассматривается вопрос бурения скважин под Азовским морем, где залегают пласты с пресной водой. Но я так понимаю, что для того, чтобы утверждать это точно, нужно пробурить хотя бы одну скважину.

— Как эти действия повлияют на экосистему Крыма?

— Для того, чтобы не нарушить экосистему Крыма, проблему нужно решать так, как решают её во всём мире. Я был директором Днепропетровской бумажной фабрики, и мы очень плотно работали с очистными сооружениями. Гораздо проще и дешевле очищать пресную воду, чем делать то же самое с солёной. Проще, дешевле и экологичнее. В случае с грязной водой мы очищаем её от бактерий, а в случае с солёной – убираем ионы металлов, солей, а они гораздо меньше, и мембраны нужны совсем другого типа. Насколько я знаю, Италия, Франция, Австрия, Германия, Япония, несмотря на большое количество пресных источников, активно используют очистные сооружения. Вот представьте себе населенный пункт в Италии, в Альпах. Рядом протекают чистейшие горные реки, грязную воду из населённого пункта сбрасывать в них просто нельзя. Поэтому ставятся очистные сооружения, и воду после очистки отправляют для нужд сельского хозяйства.

В Крыму почти каждый город сбрасывает целую реку загрязнённой воды в море, иногда эта вода не очень хорошо очищена, из-за чего в августе регулярно случается эпидемия ротавируса. Если эту воду очистить и направить на поливные сады, на теплицы, сельское хозяйство, то она, в конечном счёте, попадёт под землю в грунтовые воды, в результате чего поднимется уровень пресной воды. Вода после очистки получается чистая, просто по этическим нормам использовать её для питья нецелесообразно. А вот для сельского хозяйства, для полива – в самый раз. Это хороший и недорогой способ. К сожалению, пока по этому пути в Крыму не идут.

— Почему?

— У меня нет ответа на этот вопрос.

— Вы уже затронули тему тотальной застройки Крыма многоэтажками. Под строительство вырубаются даже парки. О скандальной стройке в парке Фороса говорят и пишут даже те, кто далёк от темы Крыма. Что там происходит сейчас и почему, на ваш взгляд, власти одобряют такое скандальное строительство, понимая, что это вызовет крайне негативную реакцию общества?

— В Форосе довольно сложная ситуация сейчас, которая имеет свою предысторию. Этот парк имел статус парка при Украине. Потом в какой-то момент времени Игорь Коломойский, используя свои возможности и деньги, поменял этот статус, прирезав земли парка к своему объекту – пансионату «Форос». В дальнейшем, при переходе Крыма в российскую юрисдикцию, этот объект был национализирован. Коломойский попытался купить назад свой объект – я просто знаю внутреннюю кухню этого дела. Он направил сюда людей, которые попытались получить эту землю под инвестпроект, то есть, он намеревался купить этот объект на подставных лиц. Когда об этом стало известно, эта сделка была зарублена, и для того, чтобы этот объект не попал в частные руки, его отдали Татарстану. Это стало гарантией того, что Коломойский через подставных лиц не получит эти земли обратно. Республика Татарстан, совершенно законно получив землю, сделала проект и начала строить этот объект. Насколько я знаю, часть деревьев там была спилена без необходимых согласований, возможно, были допущены ещё какие-то ошибки. Сейчас возбуждено уголовное дело.

— Объект в парке будет достроен, вы как думаете?

— Я думаю, что вообще нужно ввести мораторий на строительство в Крыму. Здесь уже нет свободной земли, вся земля в Крыму принадлежит частным лицам. И если все они начнут строить, страшно представить, во что превратится полуостров.

Знаете, раньше Ялта была покрыта парками и дворцами. Сейчас она застроена гаражами, мини-отелями, сараями, всё обнесено заборами, не проехать – не пройти. Зелёная зона сокращается стремительно. Если все объекты, на которые выданы разрешения, будут застроены, это превратится в человейник. Ялта, да и Крым в целом, потеряет всю свою притягательность и смысл. Поэтому, на мой взгляд, должен быть введён мораторий на строительство, необходимо разобраться с документами, а потом, возможно, придётся выкупать назад эту землю у частных собственников. Ну, не забирать же её бесплатно? И это будет дешевле и правильнее, чем просто уничтожить Ялту этими застройками. Ещё Чехов говорил, что Ялта лучше, чем Ницца. Но эта была та, старинная Ялта, а не сегодняшняя, покрытая многоэтажками, в том числе, панельными, и зданиями, не представляющими никакой архитектурной ценности. Каждое строительство в Большой Ялте – это должен быть какой-то очень красивый объект. Надо выкупать землю, сносить эти все сараи, развивать парки. Ялта – это не собственность одних только ялтинцев, это собственность, жемчужина всей России.

В новой конституции прописали новый вид территорий – территории федерального подчинения. Деятельность на них регулируется законом. Я считаю, что Большая Ялта должна стать федеральной территорией, подчинённой напрямую Москве, все вопросы строительства здесь должны решаться исключительно на федеральном уровне.

— Указ президента о запрете иностранным гражданам владеть землей на большей части Крыма вступил в силу 20 марта. Почему этот документ вышел именно сейчас, и, возможно, это как-то связано с тем вопросом, что мы обсуждаем?

— Думаю, что это связано. Думаю, что вопросы границы и территорий - второстепенные вопросы, хотя их и вынесли во главу угла. Самое главное, что в Большой Ялте и Севастополе не осталось свободных земельных участков. Здесь нельзя больше строить какие-то знаковые культурные объекты, просто негде, потому что вся земля частная. Но как способ решения этой проблемы, мне он видится весьма спорным. Царь под Ливадийский дворец, под семейное имение у татар выкупал земли. Выкупал! А мог бы и забрать… И все другие также выкупали.

— То есть, эту землю просто отберут у иностранных владельцев?

— Дело в том, что из-за того, что огромное количество объектов недвижимости и участков нужно было перерегистрировать в достаточно короткий срок, очень небольшое количество пользователей сумело это сделать в российском законодательстве. Здесь возбуждается очень много уголовных дел сейчас, в связи с тем, что люди, для того, чтобы ускорить это дело, давали взятки. Если вы помните, такая ситуация в 90-х годах была в Украине в БТИ – чтобы перерегистрировать квартиру, нужно было ещё что-то сверху заплатить. Так вот, у всех тех, кто не успел перерегистрировать землю в российском законодательстве, земля просто бесплатно перейдёт в собственность Республики Крым. А для тех, кто успел зарегистрироваться, у тех эта земля будет выкупаться. Но таких, повторюсь, очень мало. Я имею в виду граждан Украины.

— Они этой земли просто лишатся?

— Да, они её просто лишатся. И в Крыму возникнет новый рынок земли.

— Кто будет распоряжаться этой землёй?

— Власти Крыма.

— Ваша статья об уродующих Крым застройках стала довольно резонансной. Была ли какая-то реакция на неё со стороны власти?

— Я написал её, как обычный гражданин, проживающий в Крыму. Изложил свою точку зрения. Ну да, как бывший депутат, разбирающийся в законодательстве. У меня болит душа за Крым, за то, что здесь происходит. Знаю, что статья стала резонансной в обществе, много откликов, обсуждений, перепостов. Какой-то особой реакции со стороны власти пока не было. Возможно, кто-то прислушается.

— Почему власти полуострова стимулируют хищническую застройку, вместо того, чтобы развивать международный и внутрироссийский туризм, делая из Крыма курорт мирового уровня?

— Смотрите, всё дело в том, что строго формально власти Крыма никаких законов не нарушают. Да, практически везде можно найти какие-то нарушения, но в целом законов никто не нарушает. Есть генплан, в соответствие с ним значительные территории Ялты будут застраиваться. Другое дело, что люди не хотят, чтобы Ялта застраивалась вот таким вот образом, как это делается сейчас.

Почему власти Крыма это поощряют? Наверное, потому, что в Крыму нет других видов деятельности. Есть только санаторная деятельность - не слишком прибыльная, и очень прибыльный бизнес – строительство. И всё. Огромное количество москвичей, сибиряков, жителей других городов, особенно северных, хотят иметь жильё в Крыму. И самый быстрый способ – возвести здесь большое количество многоэтажек, вплоть до панелек. Российское законодательство даёт возможность строительным компаниям за заёмные средства за очень небольшой процент взять кредит, быстро построить, и очень дорого продать, потому что есть большой спрос. Это очень выгодный бизнес. Ну а мы, как известно, живём при капитализме. И если на чём-то можно заработать много, или даже очень много денег, то бизнес всегда будет использовать эту возможность. И я повторюсь, что при всём при этом власти Крыма формально не нарушают никаких законов. А я как раз таки выступаю за то, чтобы законом запретить эту деятельность.

— Посещают ли Крым иностранные туристы? Из Европы, Америки, Китая, других стран?

— Посещают, но в очень небольшом количестве. Но, если вы помните, и при Украине здесь их было не так много. Почему? Потому что здесь не было тогда, нет и сейчас ни одного сетевого отеля, типа Marriott и других. При Украине был такой подход – разрезать на небольшие кусочки землю, и быстро продать. Для того, чтобы сюда пришёл какой-то крупный сетевой отель, ему нужно было выделить на побережье сразу 20-40 гектар, чтобы он смог разместить там всю свою инфраструктуру. А сейчас они не приходят сюда из-за санкций. Каким бы ни был хорошим объект «Мрия», но за рубежом его никто не знает. Иностранные туристы, как правило, приезжают в незнакомую страну в какой-то известный им крупный сетевой отель. Здесь таких нет. Поэтому нет и туристов.

— Как крымский бизнес выживает в условиях непризнанности международным сообществом в качестве части России? Как заключаются контракты? Как люди выезжают за рубеж? Многие ли сохранили украинские загранпаспорта?

— Да, очень многие крымчане сохранили украинские паспорта. Для того, чтобы получить российский паспорт в Крыму, по законодательству РФ, надо было отказаться от украинского. Люди писали уведомления в украинское посольство о выходе из гражданства, но посольство все эти бумаги выбрасывало. Оно категорически не хотело принимать отказы от крымчан. Таким образом, практически у всех людей, за редким исключением, остались украинские паспорта.

Прошло время. Выяснилось, что с российским зарубежным паспортом, полученным в Крыму, за рубеж не выпускают. Поэтому крымчане массово потянулись на Украину получать биометрические паспорта. Было много случаев, когда даже крымские чиновники выезжали на Украину, и попадали там под уголовные дела. Те, кто похитрее, и у кого больше возможностей было, делали себе прописку - хоть постоянную, хоть временную - на материке, в любом регионе России, кроме Крыма, и получали загранпаспорта там. Это, как правило, чиновники, депутаты всех уровней, судьи и так далее, то есть, те люди, которые обладают достаточным материальным ресурсом, чтобы ездить за границу. Они так решали этот вопрос. Но, опять-таки, они и входят в основную группу риска за границей, потому что там их могут арестовать по запросу Украины и депортировать на Украину. Рабочему человеку вряд ли нужен загранпаспорт, поэтому перед ним такая проблема в принципе не стоит.

Что касается бизнеса, заключения контрактов, то зарубежных контрактов не так много. Каждый год в Крыму проходит выставка, Минэкономразвития ею занимается, куда приезжают зарубежные инвесторы. Посмотрели статистику исполненных договоров, договора, к слову, подписываются под камеры, это показывает телевидение, об этом пишут СМИ. Реальное исполнение договоров с зарубежными компаниями – около 1%. Иностранцы в Крым из-за санкций не приходят.

— Крым на сегодня дотационный регион?

— Да, Крым дотационный. Но Крым – это жемчужина. Сюда в огромном количестве приезжают отдыхать россияне, а сейчас, в связи с ковидом, путёвки улетают, как горячие пирожки. В прошлом году в разрешённый период был огромный спрос на отдых в Крыму, сейчас тоже. Объекты размещения получают достаточно серьёзные деньги.

— Как Крым справился с ковидом? Какая ситуация на сегодняшний день?

— Многие переболели. И я, и мои друзья, мы все переболели где-то после Нового года. Последний месяц я даже не слышал, чтобы кто-то где-то болел. Сейчас идёт вакцинация, пока она не массовая, пока не в достаточном количестве.

Больницы одно время, действительно, были забиты. Истерия в обществе была настолько сильной, что люди при малейших признаках пытались сразу лечь в больницу. Это создавало проблемы и с вызовом скорой помощи, и с размещением больных. Сейчас ситуация стабилизировалась.

— Говоря о проблемах в Крыму, в том числе, и о коррупции принято утверждать, что всё это – наследие Украины. Однако случай с губернатором Пензенской области, и ряд других подобных случаев, не позволяет говорить о том, что в России коррупция побеждена. Вы имеете возможность сравнивать, где дела с коррупцией обстоят хуже – в Украине или в России? И где с ней борются лучше?

— На Украине коррупционер очень редко попадал в тюрьму. Если коррупционер каким-то образом попадал в зону внимания правоохранительных органов, то это, как правило, кончалось потерей денег для него. Денег – но не свободы. Количество дел, доведенных до суда, тем более, до тюрьмы, как при Януковиче, так и сейчас, минимально. В Крыму при Российской Федерации правоохранительная система работает очень активно, посадок много, и, мне кажется, цифры взрослого населения, побывавшего в тюрьме в России очень высоки. На Украине для нас было из ряда вон выходящим, если какой-то чиновник попал в тюрьму, а уж если попал, то сложно предположить, чтобы он, выйдя из заключения, вновь со временем стал чиновником. В России это нормальное явление – можно отсидеть, выйти, положенный срок не занимать никаких должностей, и потом снова занять.

Опять-таки, очень большая разница в бюрократической работе. И чиновники очень часто просто ошибаются. Объясню, что имею в виду. Российское законодательство ближе к советскому, а украинское, по которому они работали раньше, всё-таки ближе к европейскому. На Украине мы, принимая законы, двигались в сторону Европейского Союза, и некоторые вещи – уголовный, уголовно-процессуальный кодекс, административный мы подстраивали под европейские стандарты. Опять-таки, мы ограничили полномочия прокуратуры, статус судьи в уголовном процессе намного вырос. За это нужно отдать должное Андрею Портнову, он очень много сделал для этого. В Украине была комиссия по защите предпринимательства, и мы боролись с каждым разрешением, все законопроекты мы анализировали на предмет коррупционной составляющей и на увеличение препон для бизнеса. Год от года количество разрешений у нас уменьшалось. В России же количество разных разрешительных документов – согласований, разрешений и так далее – на порядок больше, чем в Украине, и продолжает увеличивается. Здесь чиновник, даже на самой маленькой должности, должен соблюсти столько формальностей, что найти изъяны в его работе очень легко. При таком огромном количестве документов всегда можно найти что-то, что оформлено не так. Это не очень хорошо. Чиновники даже местного уровня говорят мне о том, что при переходе в российское законодательство количество документов выросло в десятки раз. А люди, которые их оформляют, остались те же. Количество документов, которые через них проходят, просто громадно. Поэтому не обязательно, что эти люди коррупционеры, они могут просто ошибаться.

Я когда разговариваю с друзьями из Украины, с депутатами, бизнесменами, и рассказываю, что в России деньги выделены, но их не смогли освоить, они долго смеются, а потом спрашивают – а как это вообще возможно? У нас за 10 дней до Нового года выделялись деньги, что-то строилось мгновенно, тут же подписывались акты, и уже вдогонку потом всё доделывалось. Здесь такого и близко нет. Чтобы что-то сделать, нужно оформить такое количество бумаг, что иногда проще взять и построить что-то на свои деньги, чем заниматься этим всем с соблюдением всех формальностей. И это сложно – и людям, и чиновникам. Я крымским чиновникам совсем не завидую.

— В сентябре состоятся выборы в Госдуму. Планируете выдвигаться?

— Нет, не планирую.

— Почему?

— Я свой долг перед Родиной и обществом уже отдал, пускай попробует кто-то другой.

— За какую партию намерены отдать свой голос?

— Я не хожу на выборы.

— Вы себя ощущаете ещё украинским политиком или уже российским?

— У меня есть друг, журналист Александр Чаленко. Он придумал очень хорошее определение для таких, как я – южнорусские люди. Я был, вы знаете об этом, некоторое время очень связан с Донецком, и много времени проводил в Ростове. Так вот, наш суржик, на котором говорила восточная Украина, ничем не отличается от того суржика, на котором говорит Ростов. Я считаю себя русским, хоть сердце моё осталось в Украине.

— Украина планирует созыв так называемой «Крымской платформы», где представители разных стран намерены обсуждать план возвращения Крыма Украине. Вы как оцениваете всё это? Есть ли у Украины шансы? Какова роль Турции в этом проекте, при том, что Турция неоднократно заявляла о том, что не признаёт Крым российским?

— «Крымская платформа» - это очень серьёзная вещь. При заключении Минских соглашений Россия сумела сделать так, что она не является стороной конфликта. И это соглашение одобрено Совбезом ООН. Поэтому любые заявления на этот счёт представителей Украины или международного сообщества разбиваются в пух и прах об эти соглашения. А вот «Крымская платформа» задумана как раз для того, чтобы сделать Россию обвиняемой. И эта платформа будет набирать обороты. Независимо от того, чем закончится ситуация в Донбассе. «Крымской платформе» будут придавать больший статус, будут втягивать туда всё большее количество стран для того, чтобы обвинять Россию. Российской Федерации точно стоит отнестись к этому процессу очень серьёзно.

По поводу шансов Украины. Очень большие надежды Запад и Украина возлагают на смену лидера РФ. Почему сейчас очень активно наносят удары информационного характера, прежде всего, по Владимиру Путину? Они уверены, что следующий лидер будет гораздо более сговорчивым по этим вопросам.

Что касается Турции, там всё немного сложнее. Всё более активно Украиной занимается Великобритания. Великобритания курирует Турцию и сотрудничает с Турцией по целому ряду вопросов, участвует зримо и незримо во всех вооружённых конфликтах, где присутствует Турция. Великобритания затаскивает Турцию в Украину и в «Крымскую платформу». Некоторое время назад Зеленский побывал в Великобритании, встречался с Ми-6, было подписано соответствующее соглашение о сотрудничестве, причём ещё тогда, когда Великобритания была в составе ЕС. В ЕС тогда случился скандал, потому что страна, входящая в него, подписала отдельное от ЕС внешнеполитическое соглашение. Зеленский этим самым очень сильно уронил себя в глазах европейских чиновников. После подписания этого соглашения, Великобритания открыла офис в Киеве, Ми-6 очень серьёзно сейчас работает в Киеве, и будет проводить свою политику там, конечно же. А политика Великобритании очень проста – сталкивать Россию со всеми соседями, в том числе, с Турцией.

— Великобритания связана с США или это её собственный проект?

— Они согласовывают свои действия. По основным направлениям они действуют вместе. В частности, решение о деолигархизации Украины – это совместное решение Великобритании и США. Но если с США у Турции после попытки переворота отношения испортились, то Великобритания осталась там на очень хороших позициях, и Штаты получают то, что им надо от Турции, руками Великобритании.

— На ваш взгляд, повлияет ли на отношения России и США выходка Джо Байдена, оскорбившего президента РФ?

— Я повторю то, что уже говорил: Запад сейчас будет бить конкретно лично по Владимиру Путину, потому что там уверены, если он уйдёт, то вести дела с Россией будет гораздо проще. И, конечно, эта выходка не улучшит отношений между Западом и Россией.

— Украинская власть поддержала оскорбление Байдена в адрес Путина, при этом сам Байден не спешит звонить Зеленскому, невзирая на лоббизм Курта Волкера и других серьёзных фигур. Почему, на ваш взгляд?

— Байден не звонит Зеленскому, потому что ожидает, что Зеленский сделает ряд шагов, так сказать, заслужит того, чтобы Байден ему позвонил. Во всяком случае, Зеленскому формируют именно такую точку зрения. Его уверяют, что Байден позвонит после того, как политическое поле Украины будет зачищено от партий и людей, выступающих за сотрудничество с Россией, после того, как будет запущен процесс деолигархизации, уголовный процесс по Медведчуку, Коломойскому, когда будет предъявлено обвинение Андрею Деркачу. И, как видим, он работает, прикладывает все усилия для того, чтобы заслужить этот звонок.

— То есть, закрытие телеканалов Медведчука, санкции против него – это всё только ради того, чтобы заслужить «звонок друга»?

— Да, причём обратите внимание, я не говорю о том, что этого требует Байден. Я говорю о том, что Зеленского убедили в том, что это нужно сделать, чтобы получить его расположение и звонок. Нет никаких гарантий, что это именно желание Байдена или Госдепа, но окружение Зеленского убедило его в том, что это так. И он начал действовать. Зеленский хочет стать вторым Порошенко - он отказался от центристской позиции, став президентом войны, а не мира. И в этом статусе ему без поддержки США и Запада в целом пребывать очень некомфортно. После того, как он отказался от поддержки большинства населения Украины, ему нужна поддержка Запада. Вот у Порошенко она была – он получал эту поддержку, а у Зеленского её нет. И Зеленского убедили в том, что эта поддержка и это сотрудничество начнётся сразу после звонка Байдена. После этого Зеленский уже по-настоящему сможет стать вторым Порошенко.

— Война в Донбассе является условием для звонка Байдена?

— Насколько я знаю, нет. Но Зеленский направляет в Донбасс войска превентивно, чтобы в случае поступления такой команды, быстро её выполнить.

— Москва вступится за Донбасс, если начнётся большая война?

— Для Москвы эта война крайне невыгодна сейчас. «Северный поток-2» находится на заключительной стадии. И я думаю, что все заявления российского руководства призваны остудить пыл Зеленского, чтобы он не начал войну. Строительство должно быть завершено как можно скорее, чтобы оно перестало быть средством давления на Россию. Но, на мой взгляд, если начнётся большая война в Донбассе, то, несмотря на то, что строительство окажется под угрозой, «Северный поток -2» не дадут достроить, будут введены новые санкции, но Россия всё равно вмешается. Это моё предположение.

— Если начать строить гипотетические сценарии дальше, вмешается для чего: чтобы защитить нынешние территории ЛДНР? Выйти к границам областей? Взять часть Украины?

— Тут сложно что-то предполагать даже на уровне фантазии. Я был депутатом четырёх созывов Верховной Рады Украины. Так вот, мы всегда заранее знали, когда и какое назначение состоится, кто какой проект получит, кто к кому и зачем зашёл, кто с кем и о чём договорился. Для нас всё было понятно. Все знали, что происходит, и чего ждать от завтрашнего дня. В России всё совершенно не так. Решения принимает исключительно один человек, и каким именно будет это решение - никто не может предположить. Фантазировать можно бесконечно долго, сказать точно, что произойдёт – нет.

— Вернёмся к санкциям против Медведчука. ОПЗЖ не устроила акций протеста ни против закрытия телеканалов, ни в поддержку Медведчука и его супруги. Можно ли говорить о том, что партия, по сути, слилась?

— Когда ввели санкции и забрали активы у Тараса Козака и Виктора Медведчука, я сразу сказал о том, что отмотать это дело обратно не получится. Отстоять свою точку зрения протестами, или процедурными решениями в судах не получится. Потому что Зеленский будет идти по беспределу, опираясь на поддержку Запада в этом вопросе. Когда тебя грабят, можно стыдить грабителя, рассказывая ему о том, что он нарушает действующее законодательство, но из этого не выйдет ничего толкового, грабитель не остановится. Так и здесь. Поэтому никакие акции протеста ни к чему бы не привели.

Что касается самой ОПЗЖ, то это вообще чудо, что они сохранились на Украине. Многие мои друзья, которые из-за своей непримиримой позиции выехали из Украины, считали, что там остались только те, кто стал сотрудничать с новой властью. Они их за это осуждали, но по-другому им было просто не сохраниться в новых условиях. Другое дело, что они в любом случае не сохранятся. Я думаю, что бизнес Медведчука будет полностью разрушен. Телеканалы уже забрали. Я точно знаю, что в Офисе президента лежит готовая юридическая схема по закрытию ОПЗЖ, и бесполезно говорить, она чистая, с точки зрения закона, или нет. Кстати, то же самое в отношении партии Шария, уже видно, что она в процессе закрытия. Перед Офисом президента стоит задача создания симулякров, которые будут якобы пророссийскими, будут собирать протестные голоса, но работать будут под контролем Офиса президента. Кум Владимира Путина, стоящий во главе политической партии на Украине, не устраивает ни Запад, ни Зеленского.

— Из кого будут созданы симулякры, имитирующие пророссийскость?

— Из остатков Партии Регионов, которые ещё менее принципиальны, чем те товарищи, против которых сейчас вводятся санкции.

— Реален ли, на ваш взгляд, второй срок Зеленского, о котором уже говорят в его партии? Если нет, то кто может занять место президента?

— Все хорошо помнят, что во время избирательной кампании Зеленский говорил, что на второй срок не пойдёт. Но сейчас мы видим, что Зеленский определённо засобирался на второй срок. И выход на второй срок он связывает с поддержкой Запада, понимая, что с этой поддержкой у него есть шансы. Зеленский хочет показать Западу, что он совершенно управляемый, и будет делать всё, что ему скажут. Но я думаю, что Запад всё же будет делать ставку на кого-то из «соросят», и поставит на это место не просто лояльного человека, а уже своего, скажем так, «сотрудника». И фамилия в данном случае не важна.

— И всё же, какие это могут быть фамилии?

— Неплохие шансы сейчас у Разумкова.

— Украина проголосует за Разумкова?

— Украина проголосует за того, на кого укажет Запад. Вспомните, как Юлия Тимошенко признала победу Порошенко в первом туре, хотя у неё были все возможности, чтобы протестовать, у неё был фактаж, который говорил о том, что выборы сфальсифицированы. Но с ней провели беседу, и на несколько лет она пропала из политического поля Украины с критикой Порошенко. Также и с Разумковым, или любым другим ставленником Запада - у него просто не окажется конкурентов. Разумкова долгое время ведут, он не входит ни в один скандал, он равноудалён от всех, не попадает ни под одну раздачу, и у него очень низкий антирейтинг - для украинских политиков это сейчас важно, то есть, он не раздражает людей. Но, повторюсь, фамилия в данном случае не слишком важна. В любом случае, это будет человек Запада.

— В последние годы идёт агрессивное наступление на славянский мир. Украина уже оторвана от России, Белоруссия пока устояла, но что будет дальше - неясно, ведь протестный электорат никуда не делся в этой стране. Саму Россию прошлое лето сотрясали протесты в Хабаровске, зимой прошло несколько акций в поддержку Навального, сейчас планируется новая акция на полмиллиона человек. Регулярно вводятся новые санкции, Песков уже заговорил о возможности отключения от SWIFT. Очевидно, что Запад не остановится, и агрессия по всем направлениям будет нарастать. Что делать России, как противостоять этой агрессии? Как сохранить влияние на Белоруссию, как вернуть Украину без войны? Какой образ будущего Россия может предложить, как минимум, для сохранения славянского мира?

— Россия вновь сможет стать «старшим братом» для республик бывшего Советского Союза, если уровень жизни в РФ будет значительно выше, чем у всех остальных. Для того, чтобы быть «старшим братом», нужно стать «старшим братом» на самом деле, в реальности. Потому что все и всегда тянутся к сильным: к тем, у кого сильная армия, у кого высокий уровень жизни. Я уже неоднократно говорил, что для того, чтобы вернуть Украину без единого выстрела, достаточно создать витрину Русского мира в Донбассе. Для того, чтобы вернуть влияние России на постсоветском пространстве и вообще в мире, нужно сделать из России витрину лучшей жизни. В России есть газ, нефть, алмазы, золото, умные трудолюбивые люди, есть всё для того, чтобы развиваться. И если, или когда, Россия станет богатой и сильной, все придут и сами попросятся.

Лиза Резникова

Царёв: Украинским олигархам конец. Даже Порошенко. И даже Кучме

Украинских олигархов не спасёт ничего. Первыми жертвами будут Медведчук и Коломойский. За ними Фирташ и Порошенко. Покидает Украину Пинчук, и Кучма с ним. Ахметов рассчитывает стать «любимым олигархом», но у него тоже не получится.

Украиной будут править транснациональные корпорации. Население будет вымирать от непомерных тарифов и отсутствия работы. Под прямой контроль Запада перейдут все ветви власти Украины.



О том, в чём суть операции западных спецслужб по «вагнеровцам» и для чего задумана «Крымская платформа», обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал Олег Царёв.



[Spoiler (click to open)]
Валентин Филиппов: Наша виртуальная студия находится в гостях у Олега Царева, которого представлять я не считаю нужным, потому что его все и так знают.

Здравствуйте, Олег.

Олег Царев: Здравствуйте

Валентин Филиппов: Олег, скажите, а украинских олигархов от раскулачивания могла бы спасти молниеносная война?


Олег Царев: Украинских олигархов сейчас не спасет ничего, решение принято. Вот точно так же, как много лет тому назад, задолго до того как начали раскулачивать Коломойского, я общался с сотрудниками МВФ в Москве. Мы обсуждали Украину, и они мне говорили, что «у нас тут не хватит никаких денег, чтобы финансировать Украину. Всё что мы финансируем, ворует Коломойский. Ворует, выводя через Приват-банк. Мы подали расчеты в головной офис. Мы подсчитали, что проще один раз выплатить деньги за национализацию Приват-банка».

Вы помните, что Приват банк был номер один по количеству депозитов. Надо было сразу же влить деньги в банк, для того, чтобы не обрушилась банковская система. И от моего разговора до национализации Приват-банка прошел целый год. И от этой докладной записки, до принятия решения в МВФ могли быть какие-то задержки. Но, тем не менее, решение было принято и оно было выполнено.

Точно так же сейчас принято решение, что «невозможно спасти Украину». Здесь какая ситуация? Украина – оккупированная страна, это колония. Но если раньше заходили войска, ехали немцы на мотоциклах, занимали города и поселки, ставили везде своего офицера, который запускал предприятия. Вы знаете, что предприятия на оккупированных территориях работали, люди ходили на работу, получали заработную плату.

Малое количество людей уходило в партизаны, около 2%, причем из них – подавляющее большинство на Украине – были этнические русские. Вот какая-то особенность у русских, что все время им неймется, хочется повоевать за правду. Это я все шучу.

Валентин Филиппов: Я понимаю. Но я хочу сказать, что некоторые эти предприятия до сих пор работают, а на некоторых немецких мотоциклах до сих пор ездят наши дедушки.

Олег Царев: И получается, что непосредственно вплоть до самых далеких сел, был прямой контроль немецкого командования. 2% шло в партизаны. 2% шло в полицаи, остальные просто ходили на работу. Потому что такова экономика. Весь юго-восток России был захвачен, и они должны были работать, ездили поезда, автомобили, выпускались товары народного потребления. Вот сейчас ситуация нынешней оккупации, что контроль только над президентом, над кабинетом министров, над НАБУ, сейчас они хотят взять под контроль суды. Кроме того, после скандала с вагнеровцами, которых 3 года ЦРУ и МИ-6 вело спецоперацию по их аресту…

Валентин Филиппов: Вы думаете, это правда?

Олег Царев: Да, это правда. Они должны были посадить самолет, они должны были достать вагнеровцев. Часть из них россияне, и это должно было быть…

Валентин Филиппов: скандал…

Олег Царев: …фактором, чтобы обвинить Россию в прямом участии в военных действиях на Украине. Потому что до сих пор Россия в том же статусе, что Германия и Франция – гарант минских соглашений. Так вот, после этого западные спецслужбы поставили задачу – не просто сотрудничество с украинскими спецслужбами, а полный контроль и подотчетность напрямую. Вне президента, напрямую они должны быть подчинены. Точно такая же ситуация с судами. Они намучались с украинскими судами. Всё, что они в НАБУ принимают и все решения, что проводятся, – отменяются в судах.

И они поняли, что надо брать под контроль суды. Но все равно они не доходят до полного контроля над экономикой, до каждого села, до каждого города, до каждого предприятия. Для того, чтобы это обеспечить, нужны транс-национальные корпорации, чтобы они зашли на Украину. Зайти они не могут, по той причине, что никакая транс-национальная корпорация не может конкурировать с нашими олигархами.

У них есть депутаты, суды, они могут дать взятку, они могут договориться, они могут надавить, они могут запугать. И олигархи украинские не нужны. Решение по олигархам принято, олигархов не будет. Первыми в этом списке, естественно, Медведчук и Коломойский. Но такое же решение принято и по Пинчуку, по Порошенко, не удивляйтесь…

Валентин Филиппов: А что, Пинчук не откупился?

Олег Царев: Пинчук хотел встроиться. Он очень хотел, он плотно сотрудничал с Соросом, он использовал все свое политическое влияние, чтобы соросятам и Соросу было хорошо, чтобы решения, нужные Западу, проводились в Верховной Раде и думал, что этого достаточно. Оказалось, что нет. Когда цунами, то – что ни делай, цунами есть цунами. Таки-да, принято такое решение, принято на мировом уровне. Принято не только в Соединенных Штатах.

Вы знаете, что сейчас и Англия очень серьезно заходит на Украину, это поддержано и Великобританией. И Пинчуку объяснили, что «при всем хорошем к тебе отношении, ты можешь сохраниться, но продавай свои активы, тогда, по крайней мере, ты сможешь их продать». Никаких олигархов на Украине не будет. И он сейчас перевел офис из Соединенных Штатов в Лондон, перевез туда семью, переводит управление компанией, продает свои компании, выставляет все на продажу. Леонид Данилович очень не хочет ехать, они его уговаривают.

Что касается Фирташа, это все понятно, мы эту ситуацию с Вами уже обсуждали. Если при Трампе у него была надежда, что у него все будет хорошо, то сейчас тучи над ним сгущаются. Как минимум, он выведен из украинской политики, а максимум – поедет в Соединенные Штаты и там, в зависимости от того, захочет ли он сотрудничать со следствием или не захочет, он сядет или не сядет. От него хотят получить данные о том, что у него оставались газпромовские деньги и якобы он этими деньгами финансировал какие-то спецоперации по вмешательству во внутреннюю политику Соединенных Штатов и тем самым получить повод для очередных санкций против России.

Что касается Петра Порошенко, то он в шоке от этой ситуации. Он знает, что он тоже под ударом, и он спешно сейчас решает свои вопросы. Прячет активы, он не готов продавать, он консолидирует их, и вот то, что мой бывший коллега по парламенту и по фракции Володя Макеенко продал свой телеканал «Прямой» на него, это в рамках того плана, который Порошенко осуществляет с целью спасения своих активов.

Что касается Виктора Медведчука и Коломойского. Мы видим, что активы, которые отжаты у Виктора Медведчука, это труба, самый основной актив у него был эта труба, по которой нефтепродукты поступали в Украину по очень хорошим ценам, и он конкурировал со всеми и имел значительную часть рынка нефтепродуктов. Трубу у него забрали…

Знаете, в 2014-м году мы считали, что у олигархов 40% рынка и активов Украины, 40% ВВП вырабатываются на предприятиях олигархов. Но если добавить ещё те активы, которыми олигархи управляют, не являясь собственниками, то это будет далеко за 60%, останется только малый и средний бизнес.

Ну вот точно так же, как труба поступила в распоряжение Рината Ахметова, он сейчас всей энергетикой руководит. Забрали Центрэнерго у Коломойского, кто им управляет? Ринат Ахметов. Ринат Ахметов, получая эти активы, очень надеется стать любимым олигархом. Тем, который всё будет выполнять, всё будет делать.

Валентин Филиппов: То есть, они всё ещё надеются, что…

Олег Царев: На протяжении многих лет Ринат Ахметов финансировал и помогал становлению Арсения Яценюка. Он надеется, что через Арсения Яценюка он сможет получить доступ на Запад и политическую крышу.

Валентин Филиппов: Ну не через Ляшко же…

Олег Царев: Он сейчас исполняет роль крысолова. Крысолов, если вы помните, железная бочка, сажают крысу, долго морят голодом, после этого бросают крысёныша, он его разрывает, потом бросают двух крысёнышей, трех, он всех душит. И становится крысом-канибалом. Его выпускают в доме, он всех крыс зачищает. А для того чтобы очистить дом от крыс убивают потом и крысолова.

Ахметов рассчитывает, что он останется.

Валентин Филиппов: Печальную вы картину нарисовали для наших олигархов. Особенно мне жалко Кучму, которому придется доживать свой век среди иноязычных людей, не говорящих по-украински.

Олег Царев: Я хочу сказать, что это классическая революция. У нас на Украине – это классическая революция. У нас базис и надстройка совпадают. Базис – это олигархический капитализм, капиталисты имеют пароходы-заводы…

Валентин Филиппов: …и газеты.

Олег Царев: …газеты, партии, масс-медиа. Проводят свои партии в парламент, президент выступает арбитром во время дележа государственного бюджета.

Валентин Филиппов: Ну, или клоуном.

Олег Царев: …паразитируют на государственном бюджете. То, что собираются сделать иностранцы, – это фактически революция.

Валентин Филиппов: Ну хорошо, а как же это все будет работать? Просто это будет встроенная в вертикаль какой-то международной власти территория? Мы же социализм-то не построим, правильно? Это не народное добро будет. Это все олигархическое добро станет чьим-то.

Олег Царев: Будут такие фейковые партии, в том числе, фейковые пророссийские партии…

Валентин Филиппов: Подождите. Вот смотрите. Мариуполь. Завод имени Ильича. Принадлежит Ахметову. Раньше вот был государственный, а потом стал ахметовский. Вот кому будет принадлежать Завод имени Ильича? Вряд ли он станет государственным… или рабочим скажут: «Это ваш завод! Вы на нем хозяева!». Такого ж тоже не будет.

Олег Царев: Такого не будет.

Валентин Филиппов: Так кому Завод Ильича достанется?

Олег Царев: Вы хотите, чтобы я назвал фамилию конкретного иностранца?

Валентин Филиппов: Нет-нет-нет,

Олег Царев: или конкретную транс-национальную корпорацию, которая купит этот завод?

Валентин Филиппов: Хозяин у него все равно будет, да?

Олег Царев: Естественно. Социализма не будет.

Валентин Филиппов: То есть, это он же тоже будет своего рода олигарх, раз он будет владеть заводами?

Олег Царев: Я говорю о том, что землю, заводы, порты, железную дорогу, почту скупят транснациональные корпорации иностранные.

Валентин Филиппов: И вот они будут, как бы, нашими олигархами?

Олег Царев: Да, придут иностранные партии для того, чтобы кредитовать вот этот иностранный бизнес, проценты будут такие же, как за рубежом, то есть, очень низкие. Лизинг будет, будет много чего хорошего, только останется очень мало предприятий и рабочих мест не будет. Фактически мы получим Прибалтику с уровнем жизни, Прибалтику, ухудшенную раз в 100.

Валентин Филиппов: Прибалтику легче прокормить: там населения очень мало.

Олег Царев: А никто кормить не собирается.

Валентин Филиппов: Нет, в принципе, если гражданство дать не всем, то тем, кому дать – можно и прокормить.

Олег Царев: Гражданство уже дадут, наверное. То есть, забирать не будут. Это не Прибалтика, которая может такой финт сделать в самом начале. Просто не будет рабочих мест, и люди будут разъезжаться. Старое население будет вымирать из-за непомерных тарифов.

Уже сейчас в сельской местности, я вот созваниваюсь там со своими родными: бабушки собираются по 3-4 бабушки в один дом для того, чтобы 4 пенсии сложить и заплатить за его отопление. Денег на лекарства нет – люди мрут. Молодежь и люди среднего возраста, если не воюют в АТО, то ищут, куда уехать за границу.

Валентин Филиппов: Картину вы нарисовали, хорошо. А сбежать куда-то олигархам? Например, в Россию? Не?

Олег Царев: Не исключено, что мы Игоря Коломойского увидим гуляющего по набережной где-нибудь в Ялте через какое-то время. Конечно же, он будет рад.

Валентин Филиппов: С Депардье под руку.

Олег Царев: Я – человек, за которого Коломойский назначал миллион долларов награды. Коломойский командовал захватом моего дома, который я построил своими руками вместе с отцом. Он захватил и разрушил весь мой бизнес. Я потратил на эти производственные предприятия 20 лет, у меня к нему симпатий никаких нет.

Но я хочу отдать должное в том, что он боится. И вот из Швейцарии ему сказали: «Надо уезжать» – он уехал. В Израиле ему сказали о том, что «Будет уголовная статья – мы тебя выдадим». Он уехал на Украину. Дальше бежать ему некуда, у него остается только Россия.

Валентин Филиппов: За голову Коломойского 10 путевок в санаторий Кирова!

Олег Царев: Ни в каком другом месте он от Соединенных Штатов не спрячется.

Валентин Филиппов: Северная Корея, Китай.

Олег Царев: И ему есть, что России предложить. Я знаю показания по целому ряду, десятку дел, которые чрезвычайно важны для Российской Федерации. Я просто так обозначу одно: например, дело Боинга. Они убили диспетчера, пропал летчик, но обстоятельства дела они все очень хорошо зачистили, знают только два человека – Корбан и Коломойский.

Валентин Филиппов: Два свидетеля – это достаточно.

Олег Царев: Ну, хотя бы один.

Валентин Филиппов: Простите, война на Донбассе, как ложится в эту всю схему? Во всю эту продуманную операцию по зачистке Украины, продолжение войны на Донбассе? Нужна ли она западным хозяевам?

Олег Царев: Вот то, что сейчас происходит с «Крымской платформой» – это многоходовочка. Надо отдать должное американцам – они способны работать в долгую и играть в несколько этапов: первое – создание «Крымской платформы». Вы знаете, Минские соглашения американцев не устраивают, потому что там Россия в статусе гаранта Минских соглашений. И вот эта спецоперация по вагнеровцам, которая накрылась, она была нужна для того, чтобы Россию обвинить напрямую: «Вот она участник»…

Валентин Филиппов: Я все равно не понимаю, как можно было благодаря этому обвинить… То есть, они бы сняли с самолета граждан России, которые летели на работу, на охрану каких-то вышек в Турции или ещё куда-то…

Олег Царев: Валя, они в тот момент времени, когда они их вербовали на работу, каждый из них подробно рассказал, где он воевал. Для того, чтобы повысить свой статус. Поэтому у них вся подноготная уже была, оставалось просто получить какие-то уже показания, которые они и рассчитывали получить…

Валентин Филиппов: Живьем к себе.

Олег Царев: Что касается «Крымской платформы», здесь она чрезвычайно важна, потому что Россия – «агрессор по Крыму». То есть, развитие этой темы – это чрезвычайно важно для того, чтобы непосредственно в этом процессе обвинить конкретно Россию.

Валентин Филиппов: А смысл?

Олег Царев: Следующее – для того, чтобы усилить эту тему, в «Крымскую платформу» на следующем этапе собираются втащить вопрос Донбасса. То есть, Крым и Донбасс. И программа минимум, насколько я понимаю, в рамках «Крымской платформы», в рамках переговоров, договориться о том, чтобы Донбасс перешел Украине без всяких условий, то есть без федерализации, без какой-то милиции, без защиты людей, которые там сотрудничали с властью Народных Республик.

Это программа минимум – при выполнении она же бьет по внутренней политике Российской Федерации. То есть, когда там будут в концлагеря сгонять людей, которые сотрудничали с той властью, это будет бить лично по Владимиру Путину и по власти Российской Федерации. Усиление вот этой темы, которая для американцев чрезвычайно важна, когда обвинить можно непосредственно Россию – «Россия – агрессор».

Им помог бы прямой ввод российских войск на Донбассе. То есть, если будет прямой ввод, то тогда «Россия – агрессор», и она уже не гарант Минских соглашений. Минские соглашения, как таковые, рассыпаются.

Валентин Филиппов: Но если Россия вводит войска на Донбасс, то это, естественно, в том случае, когда Минские соглашения, наконец-то, слава Богу, забываются навсегда. То есть, это естественный ход после того, как Минские соглашения признаются недействительными, они разрываются. «Ребята, всё, нет никаких Минских соглашений, мы продолжаем боевые действия». Это логично. А вы говорите, что это будет поводом для разрыва Минских соглашений… Так, хорошо же.

Олег Царев: Программа минимум – разменять Донбасс на признание Крыма. Программа максимум – забрать Донбасс и оставить подвешенным вопрос по Крыму.

Валентин Филиппов: Я просто не понимаю, «Крымская платформа», ну собираются там какие-то люди, о чем-то разговаривают. А как это может быть давлением? Они там себе разговаривают, что-то решают, говорят: «Россия аннексировала Крым».

Хорошо, даже если аннексировала, в законах международных всё про аннексию написано – Россия, как аннексирующая сторона, присоединила к себе эту территорию, выполняет все обязанности аннексирующей стороны. Заботится о населении, предоставляет им все права, снабжает его.

То есть, даже если называть это аннексией, Россия эту аннексию проводит в рамках международных представлений об аннексии. Она ничего не нарушает, она ведет себя как аннексирующая сторона.

Олег Царев: Просто уже к этому все привыкли. Но, таким же способом Россия могла по просьбе Януковича, да?, завести войска…

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царев: …на Украину, в Киев, и…

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царев: И тогда это бы был не Крым, а гораздо большая территория.

Валентин Филиппов: А что, Россия не сможет это сделать позже? Я понимаю, что позже – дороже, но в принципе ж можно же? То есть, оно ж никуда не девается, они же… если они борзеют, да? – то как?

Олег Царев: Валик, я ответил на ваш вопрос.

Валентин Филиппов: Хорошо, ну, допустим, война, но у войны есть логическое окончание. Она же может закончиться не очень удачно для Украины, для Запада?

Олег Царев: А я не говорю, что она будет. До сих пор нет команды о том, чтобы война начиналась. Вы помните, как начиналась первая война? Приехал руководитель ЦРУ, надавил на Турчинова, и начались военные действия. Сейчас Зеленский гонит войска на юго-восток Украины, потому что он в ожидании: «вдруг поступит такая команда». Поступит – он выполнит. Вообще сейчас уникальная ситуация, Зеленский очень хочет звонка Байдена.

Валентин Филиппов: Да, вот.

Олег Царев: Никто не может понять, зачем он хочет так этого звонка Байдена, но его окружение создало такую иллюзию, что если Байден позвонит, то это, как бы, решит его вопрос. У него падает рейтинг, ситуация в экономике отвратительная, и он хочет, как Порошенко, стать любимцем американских властей, которые ему звонят, опекают, помогают решать его вопросы.

Для этого ему нужен звонок Байдена, и его окружение, повторяюсь, я не говорю о том, что это действительно такое задание у него есть, но его окружение ему сформировало точку зрения, что Байден позвонит при выполнении ряда условий, которые якобы являются условиями от Госдепартамента. Первое, это санкции по Коломойскому.

Валентин Филиппов: Так.

Олег Царев: Второе, это санкции по Медведчуку. Предъявление обвинения и, возможно, арест Медведчука и Коломойского, там же и Андрей Деркач. Вот в рамках этих заданий, которые он получил, он и действует в последнее время. Да, я еще забыл сказать, это разгон партий ОПЗЖ и «Блок Шария».

Валентин Филиппов: То есть, вы думаете, такие условия могли быть поставлены Западом?

Олег Царев: Ну, по той информации, которая у меня есть, так оно и есть. По крайней мере, в Офисе президента считают, что такие условия поставлены. У меня есть некоторые сомнения, но я знаю, кто проводит эту точку зрения. Я понимаю, что информация может искажаться между Западом и Украиной, могут возникать дополнительные, как бы, требования. Но пока так.

Валентин Филиппов: А скажите, не может ли быть такой ситуации, что власти США хотели бы поменять верхушку, ну вот, в частности Зеленского и иже с ним, сменить на каких-то других людей?

Олег Царев: Но то, что это не будет Петр Порошенко, мы про это уже поговорили. Они считают его очень жадным и очень тяжелым в переговорах. Им нужна марионетка. Зеленский пытается их убедить в том, что он подойдет.

Вполне возможно, что они захотят еще более своего, так сказать, поставить, который уже будет плоть от плоти их и работать только на них, по указке, абсолютно, не совершая никаких действий, пока не получит одобрения от Вашингтона.

Валентин Филиппов: На этой такой загадочной ноте я хочу вас поблагодарить за ту огромную массу информации, которую я переварить сейчас не смог, а зрители, наверное, ставя на паузы интервью или вчитываясь в текст, смогут осознать всё.

Олег Царев: Спасибо.

Валентин Филиппов

Удивительное рядом. 20 отличий российской глубинки от украинской

Однажды один мой горячий евроукраинский знакомый в ходе спора о разнице качества проживания в украинских и российских городах заявил, что Москва и Санкт-Петербург ― это не Россия. Точнее, не вся Россия, а вот, мол, вне областных центров (евроукры не употребляют термины «глубинка» или «провинция», потому что вся Украина провинция и есть) социально-бытовая высота приблизительно сравнима с украинской. И нужно сказать, что подобный стереотип бытует среди национально озабоченных замайдановских небратьев сплошь и рядом. И это ещё одно мощное заблуждение украинского обывателя, сопоставимое по мощности с мнением, что украинская армия в случае прямого столкновения наголову разобьёт армию Российской Федерации (некоторые реально в этом уверены). Вот о таких заблуждениях и пойдёт речь.



Украина не Россия. Именно так заявлял в своей книге президент Кучма. С этим сложно не согласиться, однако дело в том, что для самих украинцев в этом ничего хорошего нет. Оставим Москву и Питер. Отодвинем областные центры. Пройдёмся по российской глубинке. По той самой, где, как отмечали русские писатели, всё ещё сохраняется дух настоящей России. Какая она? Какое впечатление она произведёт на прибывшего украинского интуриста? Есть ли вообще отличие жизни жителя условного украинского райцентра от жителя райцентра российского? А деревни? Как в них живут? Отличия есть, но, чтобы не грузить вас скучной статистикой или цитированием принятых законов, я просто проведу для вас небольшую экскурсию в виде путевых заметок, основанных строго на личных впечатлениях человека, много лет пожившего как на Украине, так и в России. Верить этим наблюдениям или нет ― дело ваше. Моё же ― изложить всё как есть. Лично у меня накопилось два десятка таких вот отличий. Так что давайте уже начнём.

Отличие № 1. Таксофоны в глухих хуторах

Однажды гуляя по дремучему российскому селу, на фоне пасущейся скотины я увидел стоящий на улице таксофон. На столбе с навесом от дождя и возможностью бесплатно вызвать какую-нибудь экстренную службу. Вне зависимости от работы мобильной связи или наличия мобильных телефонов у населения, власти провели в сёла подобные технологии. Потом я ещё много раз видел такие таксофоны на улицах мелких деревенек, и ни в одном из них не была вырвана трубка или что-нибудь разбито. Нечто подобное для украинских деревень ― совершенно немыслимая штука, тем более с целым кабелем и телефонной трубкой, не оторванной в первый же день после установки.

Отличие № 2. Электронные журналы и сенсорные панели в школах

С удивлением узнал, что в школах даже небольших российских райцентров уже мало пишут мелом на доске. Доски во многих школах сенсорные, и сами школьники смотрят на это явление как на само собой разумеющееся. Пресловутые журналы, в которых учителя фиксируют текущую успеваемость каждого, также уже давно электронные. И не просто электронные, а с серверами, на которые может зайти любой родитель и в онлайн-режиме увидеть, что там получило его чадо на очередном уроке. Заводить два дневника: один для хороших оценок, а другой для плохих, как это делали школьники раньше, ― теперь бессмысленно. На Украине же в школах, несмотря на декоммунизацию, всё ещё продолжают скрипеть мелом по доскам.

Отличие № 3. Электронные очереди

Ещё одно отличие «отсталой России» от украинской евродержавы состоит в том, что живые очереди в российской глубинке мне доводилось видеть только в супермаркетах в предпраздничные или просто выходные дни. В любой более или менее вменяемой государственной конторе приём осуществляется строго по очереди электронной. Российские бабушки и дедушки ловко водят пальцами по сенсорным дисплеям специальных аппаратов, которые тут же выбрасывают талон с порядковым номером, кабинетом и прочей информацией, полностью исключающей столь привычные украинскому обывателю разборки в стиле, кто за кем и где стоял. Лечебные, финансовые, государственные учреждения бюрократического толка ― все они работают подобным образом, который считается нормой у россиян уже давно.

Отличие № 4. Вокзалы ― закрытая территория

Все, кому приходилось бывать на украинских железнодорожных или автовокзалах, прекрасно знают, что в них на постоянной основе обитают всевозможные асоциальные, а то и откровенно криминальные элементы. Украинские вокзалы тесно интегрированы с привокзальными базарами со всеми вытекающими последствиями. Так вот, в России ничего подобного нет. В любом захудалом райцентре просто так к рейсовым автобусам или поездам вас никто не пустит. Сначала благоволите пройти рамку металлодетектора, потом ещё одну, может быть даже вас попросят показать билет на входе. Яркий пример ― железнодорожный вокзал Симферополя: при Украине его превратили в базарную помойку, а при России он стал чистым, спокойным, изолированным от нежелательных элементов местом. Так что да, российские вокзалы всегда спокойны и чисты. В них никто не отрывает сенсорные информационные панели, не крадёт ёмкости с дезинфицирующими средствами, не кормит бездомных собак и не валяется в неприглядном виде в зале ожидания. Разница с украинскими реалиями в этом случае просто феноменальная.

Отличие № 5. Охрана народных гуляний

Конец весны, начало лета на Украине ― традиционная пора пьяных школьников, гуляющих после последнего звонка. В России подобное почти исключено. В такие дни к школам подтягиваются блюстители правопорядка, которые никого не выпускают, а также следят за тем, чтобы дети не слишком-то безобразничали. То же самое касается и народных гуляний. Если в селе Масленица, ярмарка, День сельскохозяйственного работника или просто Новый год, то дороги натурально перекрываются автомобилями ГИБДД, на месте обязательно дежурит скорая, а если, например, люди ныряют в воду на Крещение, то рядом будут и спасатели, имеющие соответствующую экипировку и технику. На Украине любые провинциальные гуляющие всегда предоставлены сами себе, поэтому подобные мероприятия всегда отличались повышенной концентрацией различных нехороших происшествий, в том числе и криминального характера.

Отличие № 6. Отсутствие решёток на окнах

Удивительные места, эти российские глубинки. В то время как в Воронеже, Ростове, Липецке на окнах домов нет-нет да и увидишь решётку, в провинции решётки ― редкость. В лучшем случае деревянные ставни в резных изразцах. То ли дело украинские города ― там решётки могут ставить на окна не только первых, но и следующих этажей. Достаточно кому-то живущему на первом этаже поставить решётку на окно, как тут же его ставит тот, кто живёт выше, опасаясь, что по той решётке в окно залезут уже к нему. Потом выше и выше, вплоть до самой крыши. Ну, а что до украинских сёл, то там даже решётки не спасают, поскольку их вырывают и сдают на металлолом. В сёлах центральной части России решётки на окнах домов весьма нечастое явление, которое приезжим с намётанным взором и хлебнувшим украинских реалий сразу же бросается в глаза.

Отличие № 7. Отсутствие стихийных рынков

Излюбленная тема украинских городков, особенно провинциальных ― стихийная торговля где ни попадя. Хоть на трамвайных путях. Едет трамвай ― бабки убирают свои товары. Проехал ― возвращают. Естественно, вместе с этим идут всевозможные нарушения земельного законодательства и вообще здравого смысла. Излюбленная украинская базарная штука ― это рекламный щит, состоящий из двух дверей от холодильника, установленный домиком где-нибудь по центру тротуара. Часто прямо на тротуарах лепят целые ларьки или паркуются автомобили. На пешеходов всем наплевать. Так вот, эта норма украинского быта для глубинки европейской России ― дикость. Украинское хуторское хамство тут не проходит, особенно когда оно касается таких мест общественного пользования, как тротуары. Ни разу мне в России не доводилось видеть столь привычной для Украины картины: ряды бабушек вдоль бордюра торгуют домашним скарбом, разложенным на клеёнках прямо в грязи. Стихийные рынки и всё, что с ними связано, Россия сделала пережитком 90-х, тогда как на Украине это стало нормой.

Отличие № 8. Борьба с сорняками

Удивительное дело, но вокруг российских сёл и райцентров косят траву вдоль трасс. И не просто непосредственно у обочины, но иногда и в нескольких метрах от неё. Ничего подобного на Украине видеть не доводилось никогда и нигде. Чтобы вокруг школы или на заднем дворе какой-нибудь больницы произрастал в человеческий рост такой карантинный сорняк, как амброзия, в России мне видеть не приходилось. Здесь вторая половина лета неразрывно связана с гулом государственных бензокосилок. В России траву и всяко-разные кусты косят вдоль трасс даже между не очень популярными сельскими дорогами, и не просто косят, но и убирают потом всё скошенное. Если бы нечто такое делали на Украине, это попало бы на центральные каналы, приехал бы президент с депутатами, устроили бы фотосессию и запустили в небо шары. Россияне же подобных вещей даже не замечают.

Отличие № 9. Европейское качество федеральных трасс

Чтобы закончить тему дорог, скажу, что гоголевское изречение о бедах России в виде дураков и дорог осталось актуальным лишь наполовину. Дураки на дорогах, к сожалению, остались, а вот сами дороги теперь не уступают европейским, а то и превосходят. Когда мне впервые довелось вырваться из Украины на российский простор, я был поражён не только качеством дорожного полотна и богатством разметки на трассе М-4 «Дон», но и инфраструктурой. Вдоль лесных массивов стоят километры заборов, защищая дороги от диких животных. Во многих, казалось бы безлюдных, местах можно увидеть надземные переходы, полностью крытые и освещённые. Ну и бесплатные туалеты на заправках ― это тоже норма для России. Словом, если бы мне хотелось показать на одном примере разницу между Россией и Украиной какому-нибудь упоротому адепту майданных ценностей, я бы просто показал ему российские дороги. Хоть зимние, хоть летние. После этого спорить о «российской отсталости» было бы крайне затруднительно.

Отличие № 10. Сложности со взятками

Не берусь описывать все свои бюрократические приключения в России, скажу лишь, что их было немало за последние годы. Так вот, ни разу ни один из чиновников мне даже мельком не намекнул на то, что неплохо было бы его отблагодарить. Это же касается и сотрудников ГИБДД. Таких вежливых гаишников на Украине мне не доводилось встречать даже в Киеве. И поприветствуют, и счастливого пути пожелают, а один раз отпустили, не став штрафовать за невключенные габаритные огни. Ничего подобного на Украине я представить решительно не могу. К примеру, однажды я проезжал Запорожскую область и меня остановили гаишники, которые сначала доказывали, что я обогнал по сплошной, а потом уже просто просили «дайте хоть на сигареты». Подобное давно устоявшаяся норма для Украины. То же самое касается и чиновников в российских государственных конторах. Если ты не хочешь давать взятку, то никто у тебя её не потребует. Более того, её банально страшно давать, потому что человек может оскорбиться. Для Украины подобная постановка вещей просто за гранью стратосферы.

Отличие № 11. Наша полиция нас бережёт

Я уже говорил о вежливых и нежадных гаишниках. То же самое касается и обычных сотрудников полиции. Страшно подумать, но в российских деревнях, сёлах и райцентрах полицейские ходят по домам, предупреждают людей о каких-нибудь мошенниках, активничающих поблизости, проводят плановые обходы, интересуясь у бабушек на лавочках, всё ли у них в порядке, периодически устраивают приём граждан. В одной из деревень, в которой мне доводилось бывать, объявлениями о личности участкового, с его номером телефона и сроками приёма граждан, были обвешаны все столбы и магазины. Так что привычное для украинского обывателя определение «бандит в форме» по отношению к представителям родной полиции для обывателя российского бесконечно далекое понятие. Не то чтобы к нашей полиции нет никаких претензий, но разница в подходе к работе с населением между полицией Украины и России огромна.

Отличие № 12. Власть мелких чиновников

Пару раз мне доводилось присутствовать при земельных соседских спорах в одном из мелких райцентров Тамбовской области. В обоих случаях сторона, считавшая себя потерпевшей, угрожала «пойти в райсовет» и нажаловаться. И надо же такому случиться, что оба раза чиновники местного муниципалитета чуть ли не целой комиссией оперативно приходили на место и разбирались. Причём никто не предлагал «порешать вопрос» за деньги. Всё строго в рамках закона. И те, кто был не прав, отодвигали возводимую конструкцию от соседского забора на положенное место и распахивали огород именно так, как сказал чиновник. Всё это без протоколов, штрафов и лишних нервов. Так что да, мелкий чиновник из местного исполкома в российской глубинке ― это серьёзная сила. Более того, сила чуткая и знающая, что на него тоже есть управа в случае ненадлежащего исполнения своих обязанностей. На Украине же подобный механизм не работает совершенно. Мне, немало поработавшему в структуре, связанной с решением земельных споров, это знакомо как никому.

Отличие № 13. Алкоголь в общественных местах

Когда на Украине, помнится, во времена Ющенко ввели закон о запрете курения на улице, знакомые мужики ржали аки кони. Они так делали, потому что на улице принято не только курить, но и выпивать. Раздавить на лавочке у остановки бутылочку, купленную в местной же круглосуточной разливочной, это норма для украинского обывателя, как городского, так и периферийного. В России, возможно, также смеялись над подобными законами, но теперь выполняют исправно. Увидеть молодёжь, пьющую на улице пиво, в российском посёлке средней полосы лично мне не удавалось. Пьяных видел, но пьющих ― ни разу. С сигаретами сложнее, но и тут отличие от Украины огромно. Страшно сказать, но в российских супермаркетах сигареты находятся в закрытых витринах у кассы. Они есть, но их не видно, и купить их можно, только попросив кассира. С алкоголем ещё строже. Его банально невозможно приобрести утром и поздним вечером. Более того, его не продают в праздничные дни. Для украинского обывателя, привыкшего за последние 30 лет к круглосуточным разливайкам у каждого подъезда, это совершенно удивительное явление.

Отличие № 14. Освещение улиц

В украинских городах нормальное уличное освещение имеют только центральные части областных центров. Стоит чуть отойти на окраину, как вас встретит кромешный мрак. Фонарные столбы на Украине давно и успешно декоммунизировали. Освещать улицы невыгодно и хлопотно, а если вы поставите свою лампочку и сделаете у себя во дворе собственный выключатель для уличного столба, приедет проверка, и вас оштрафуют, но свет на столбы так и не дадут. В России с освещением небольших городков и деревень дело обстоит совсем иначе. За последние годы российская провинция стало заметно светлее в тёмное время суток. Не везде, конечно, ещё хорошо, но прогресс очевиден. Найти в каком-нибудь российском райцентре заселённую, но неосвещаемую улицу очень непросто. И опять же, подобный сервис местные воспринимают как данность, тогда как для украинца данность совсем другая ― брести во мраке без единого фонаря.

Отличие № 15. Вандализм и воровство

Украинцы ― знатные любители потянуть к себе домой то, что, как им кажется, плохо лежит. У россиян с этим тоже полный порядок, однако тем не менее некоторые вещи, происходящие, а точнее, не происходящие в России, всё же удивят украинского обывателя. К примеру, в супермаркетах типа «Магнит» или «Пятёрочка» в свободном доступе имеются средства дезинфекции. Чаще всего это какая-нибудь бутыль с дозатором. Но иногда ассортимент расширяется до бумажных полотенец или даже рукомойника с мылом. И нужно сказать, их никто не ворует, не переливает себе в банки и не наматывает рулоны бумаги на локоть. К примеру, на железнодорожном вокзале города Грязи, что в Липецкой области, меня удивили тумбы со встроенными в них сенсорными панелями (видимо, планшетами). Эти самые планшеты при желании можно было бы легко выковырять или в крайнем случае разбить, но никто на них не обращает и малейшего внимания. Также доводилось бывать на роднике, расположенном в живописной балке между полями, далеко от цивилизации. Так вот, этот самый родник оборудован металлической крытой беседкой с коваными лавочками внутри. И вокруг на километр ни души. Беседка и лавочки стоят на своих местах много лет на радость людям, которые приходят посетить кладбище, расположенное неподалёку. Сложно сказать, сколько бы всё это простояло на Украине. Возможно, ночь, возможно, две, но не больше.

Отличие № 16. Пункты приёма металлолома

Один из жестоких бичей украинской реальности, кроме поголовного увлечения секонд-хендом, это повсеместная работа пунктов приёма металлолома, находящихся, как правило, под крышей местных сотрудников охраны правопорядка. Из-за этого явления тысячи бомжей, наркоманов, алкашей и прочих граждан с низкой социальной ответственностью переворовали все канализационные люки в стране, из-за этого на Украине развилось целое криминальное направление ворья, промышляющего по чужим дворам в поисках всего металлического. Сдают на металл даже калитки, снятые ночью с соседских ворот. Удивительно, но в России подобной эпидемии не наблюдается. Колодезные люки пребывают на месте, а за посёлками находятся горы бесхозного металлохлама, который никому не нужен. Пункты приёма металла, конечно, есть, но, во-первых, за ними более чутко следят, во-вторых, в российской глубинке банально нет подобного количества нищих оборванцев, согласных промышлять таким занятием, как сдача металлолома.

Отличие № 17. Бродячие животные

Посетите любой украинской продовольственный рынок, особенно в каком-нибудь заштатном райцентре. Вас неприятно удивят стаи собак, обитающие поблизости на постоянной основе. Ладно, кошки и коты ― к ним минимум претензий, а вот собаки ― это была и есть реальная проблема украинских городов. Проехаться на велосипеде по украинскому частному сектору и не оказаться покусанным какой-нибудь дворнягой смогут не все. Попытался поискать соответствующую статистику, но, похоже, на Украине её никто не ведёт. В России также существует «собачья» проблема, но лично для меня очевидно, что бездомных собак в российских городках значительно меньше, чем в украинских. Конечно, до Германии или той же Чехии нам ещё далеко, но тем не менее разница с тем, что творится на Украине, очевидна.

Отличие № 18. Вывоз мусора и чистка снега

Ещё одна особенность российской глубинки, которая сильно удивит жителя глубинки украинской, состоит в трепетном отношении к уборке снега и сбиванию сосулек. То, что мне доводилось видеть в городках Липецкой и Тамбовской области, вызывало уважение к коммунальщикам. Для русской зимы в провинции характерны такие вещи, как изобильно пересыпанные солью и песком тротуары, вычищенные тракторами дороги и периодические наезды автовышек для борьбы с опасными сосульками или снежными глыбами, свисающими с крыш. У людей банально больше техники, которая не только есть, но ещё и исправна и заправлена. Чистят даже слабо используемые дороги между сёлами.

Но у Украины иная реальность. Если ты поскользнулся на льду или тебе на голову упал кусок замёрзшей воды, ты сам виноват. Об украинских дорогах и говорить нечего: пока машины не разобьют, снег никуда не денется. Кстати, мусор в России также вывозится эффективнее и хранится подальше от глаз. Мусорные горы, под которыми погребены забытые мусорные контейнеры, это украинская классика. Отсюда в России, видимо, и меньшее количество бездомных животных. Тем временем на Украине мне доводилось встречать целые скошенные поля, которые, вместо того чтобы чернеть чернозёмом, сверкали белизной миллионов пакетов: и прилетевших с ближайшей свалки, и увязших в колючей стерне.

Отличие № 19. Социальный хлеб

В некоторых российских, далеко не столичных и даже не областных магазинах, мне доводилось видеть полки с бесплатным так называемым социальным хлебом, который может взять любой, кто пожелает. Я подошёл ради интереса, ткнул в одну из буханок пальцем: не только что из печи, но и не сухарь. Нормальный такой хлеб, который ещё вчера продавался за деньги. Возможно, кого-то выручает такая благотворительность. Представить нечто подобное в украинских магазинах решительно невозможно. Я по крайней мере ни разу и нигде ничего подобного не видел ни в одном магазине из пары десятков украинских городов, в которых пришлось побывать.

Отличие № 20. Медицинское внимание

Ну и наконец о медицине. Больницы в российских райцентрах имеют такой вид и оснащены так, что им бы позавидовали многие больницы украинских центров областных. Каждый гражданин России имеет право взять раз в году выходной, чтобы пройти бесплатное медицинское обследование (диспансеризацию). Если же кто-то решает пренебречь подобным сервисом, то ему обязательно начнут звонить или писать, приглашая явиться. А ещё российские больницы лично меня удивили тем, что в них, в отличие от больниц украинских, никто с тебя не тянет деньги. Бесплатные бахилы, бесплатная флюорография, бесплатные шприцы даже для тех, у кого нет российского паспорта. На Украине же пойти в больницу без денег ― это весьма непредусмотрительное решение.

Так что да, Россия не Украина, с чем я всех украинских небратьев и поздравляю.

Сергей Донецкий

Англия в шоке — принц Гарри дал «сокрушительное» интервью о нравах в королевской семье

Британский принц Гарри и его жена Меган Маркл дали двухчасовое интервью американской телеведущей Опре Уинфри.

Это первое появление супругов на телевидении с тех пор, как в начале 2020 года они объявили о сложении королевских полномочий и переехали из Великобритании сначала в Канаду, а потом в США.



Интервью транслировал американский телеканал CBS, который, как сообщалось, заплатил за права на показ от семи до девяти миллионов долларов. Беседу герцога и герцогини Сассекских с Опрой Уинфри пока не выложили в интернет полностью, но многие СМИ пересказали ее по телевизионной трансляции. Вот главное из интервью — и первая реакция на него.

Краткий пересказ интервью

Меган: Я относилась к тому, что войду в британскую королевскую семью, наивно, потому что росла, особо ничего о ней не зная. Мы с Гарри тайно поженились за три дня до официальной церемонии. Мы хотели, чтобы это был праздник только для нас, а свадьба была зрелищем для всего мира.

Слухи о том, что я довела Кейт Миддлтон до слез из-за платья подружки невесты, неправда. На самом деле все было наоборот: плакала я. Кейт извинилась, она хороший человек.

В королевской семье знали, как все было на самом деле, но не заступились за меня.

Не существует никаких курсов о том, как быть членом королевской семьи: я училась сама, гуглила британский гимн по ночам. Перед первой встречей с королевой Гарри спросил меня, умею ли я делать реверанс.



Я думала, что члены семьи не должны его делать. Я быстро потренировалась перед Гарри, и реверанс перед королевой получился слишком глубоким. Королева всегда относилась ко мне хорошо, но в королевской семье меня не защищали. Я чувствовала себя одиноко. У меня забрали ключи, водительские права и паспорт. Меня просили реже появляться на публике, из-за того, какую реакцию я вызываю у прессы.

Таблоиды сравнивали меня и Кейт Миддлтон, создавая вокруг нас историю про героиню и злодейку. Когда я была беременна нашим сыном Арчи, я узнала, что ему не дадут королевский титул и охрану.

В королевской семье задавались вопросом о том, насколько темным будет его цвет кожи. Переломный момент наступил, когда я поняла, что не хочу больше жить. Я рассказала об этом Гарри, мы попросили королевскую семью о помощи, но не получили ее. Я рада, что мы пережили это и счастливы.

Гарри: Нашим вторым ребенком будет девочка, она родится летом. Когда я видел, что происходит с Меган, я вспоминал свою мать, принцессу Диану, и понимал, что история повторяется — только в худшем виде: из-за расового аспекта, из-за появления соцсетей.

Когда у Меган появились мысли о суициде, я был в ужасе. Я пытался найти помощь внутри королевской семьи, но не смог. У моих родственников было несколько возможностей публично вступиться за Меган, но они этого не сделали.

В чем-то я их понимаю: они боятся, что таблоиды ополчатся против них. Наше с Меган решение отказаться от королевских полномочий не было неожиданным для семьи: перед тем, как официально объявить об этом, я трижды говорил с королевой и дважды со своим отцом, принцем Чарльзом. В итоге он перестал отвечать на мои звонки, потому что в какой-то момент я взял ситуацию в свои руки. Я должен был сделать это ради жены и сына.

После отказа от полномочий нас лишили охраны и финансирования.



Мы жили на те средства, которые достались мне от матери. Мы заключили контракты со Spotify и Netflix, чтобы зарабатывать. Раньше я был в ловушке системы, как мой отец и брат, и не понимал этого. Я люблю своего брата, но у нас с ним разные пути. С отцом у нас сейчас сложные отношения, но я надеюсь их наладить. Если бы не Меган, я бы никогда не сделал то, что сделал. Она спасла меня.

Если бы мы получили больше поддержки от королевской семьи, мы бы остались.

Реакция на интервью

Бернис Кинг — дочь лидера движения за гражданские права в США Мартина Лютера Кинга — поблагодарила Меган Маркл и отметила, что даже принадлежность к королевской семье не защищает от расизма. Теннисистка Серена Уильямс, которая дружит с герцогиней Сассекской, заявила, что не понаслышке знает о том, как СМИ могут участвовать в очернении женщин и людей, не принадлежащих к белой расе.

«Мы должны признать, что обязаны осуждать злонамеренные, необоснованные сплетни и бульварную журналистику. Последствия систематического угнетения для психического здоровья разрушительны и слишком часто смертельны», — считает Уильямс.

Корреспондент BBC Джонни Даймонд, который пишет о королевской семье, назвал интервью Гарри и Меган «сокрушительным».

«Они рассказали об ужасном напряжении внутри дворца. Они нарисовали картину бесчувственных людей, потерянных внутри равнодушной системы. Они говорили о расизме в королевской семье. Гарри, описывающий своих отца и брата как „пойманных в ловушку”, и Меган, рассказывающая, как она неоднократно обращалась за помощью, чтобы получить отказ, — это серьезный удар по [королевской семье]», — заявил Даймонд.

Он усомнился, что Букингемский дворец отреагирует на интервью Гарри и Меган, а таблоиды станут писать о них более дружелюбно.

Косвенно это подтвердил таблоид The Sun, написавший со ссылкой на источники, что после интервью Опре Уинфри Меган больше не вернется в Великобританию.

«Потому что нельзя сидеть в одной комнате с семьей и персоналом после этого», — заявил один из собеседников издания.

Британское движение Republic, которое выступает за упразднение монархии, заявило о самом серьезном кризисе для британской королевской семьи с 1930-х годов, когда король Эдуард VIII отказался от престола ради женитьбы на дважды разведенной американке Уоллис Симпсон.



Источник: https://rusvesna.su/news/1615200161

Александр Роджерс: Американцы срочно куют замену Навальному

Попытка взорвать Россию бунтом хомячков и школьников не удалась. Народ не повёлся, особо буйных повязали и будут судить, Навальный уехал в Петушки.

Но цель его западных хозяев не достигнута. Власть в России не заменена на управляемую извне. Ресурсы России остаются не под контролем Запада.

А значит, нужна замена Навальному.



На сцену, стряхнув пыль и нафталин, вытаскивают Костю Сёмина. И Костя заводит (ему после удара о мост отбило большую часть памяти, осталось только 256 бит, причём не перезаписываемых) старую заевшую пластинку:

«В России фашизм!».

После таких заявлений у любого нормального русского, у кого деды воевали (да-да, воевали, ничего смешного) против фашизма, возникает законное стремление дать наглому лжецу по лицу. Но его даже бить жалко. Поэтому, как говорил дедушка Ленин, «мы пойдём другим путём».

С какой стати в России фашизм? Забудьте про определения Димитрова, Пакстона или Умберто Эко! У Кости есть своё, троцкистское!

[Spoiler (click to open)]



Считаешь себя частью какой-либо общности – всё, фашист!

Там, кстати, некто Зильбертруд, биограф Власова, тоже недавно продвигал тему, что «Достоевский – это первый русский фашист». Такое трогательное единение «вместолевых» и либералов в ненависти к русским…

Что это вообще такое, «штурмовая попытка объединить классы»? Вот где он это взял?

Какой «штурм»? Единственный «штурм», который я знаю, это группа «ПолитШтурм», где сидят единомышленники Кости (если они ещё не рассорились, я не в курсе). Это они фашисты? Я просто не следил, поэтому уточняю. Они Костю обидели, наплевали в кепку?

Есть определение Димитрова, которым пользуются все левые. Фашизм – это открытая террористическая диктатура… и дальше по тексту.

Открытая террористическая – это значит, что правит с помощью открытого террора, нагнетая страх.

Фашизм – это когда чернорубашечники Муссолини неделями пытали профсоюзных активистов и простых рабочих, как в Италии.

Фашизм – это когда концлагеря смерти для «унтерменшей» (моя бабушка сидела в таком, с чего один Костя Сёмин потом долго смеялся, ему это казалось забавным), как в Третьем Рейхе.

Фашизм – это публичные казни на стадионах, как в Чили при Пиночете.

Фашизм – это безнаказанное убийство Олеся Бузины в Киеве, когда все знают, кто виноват, но их не наказывают, потому что «они патриоты».

Я понимаю, что после удара головой о мост тяжело понимать смысл слов. Поэтому смысл фразы «открытая террористическая диктатура» от Кости ускользает. Даже если я привожу примеры.

Или он всерьёз считает, что штраф в 10 тысяч рублей за участие в несогласованном митинге, переросшем в массовые беспорядки – это прямо «террор-террор»? Ну, для маленького диванного «революционера» возможно… это хорошо, что мамка в этот раз ремня не выписала, фашистка!

Идём дальше.

«Реакция на обострение классовой борьбы». И где это обострение Костенька увидел? Я понимаю, что у него сезонное обострение уже началось, хотя весна только наступила – но где обострение классовой борьбы в России?!

Сбережения населения на исторических максимумах, количество личных автомобилей на душу население в шесть с лишним раз больше, чем в СССР, 90% живёт в собственных квартирах – россияне никогда не жили так хорошо в материальном плане, как сейчас. С чего им обостряться? И даже проседание ВВП в прошлом году из-за пандемии на 3,1% (существенно меньше, чем в других странах) – это не повод орать «с голоду умираем».

Да и нет в России сложившихся классов, я об этом уже неоднократно писал. Все богатые люди в России – богаты в первом поколении. Классами они станут (причём «возможно») лет через 50, минимум в третьем поколении. Но чтобы это понимать, нужно же хоть что-то читать, кроме методичек от своих американских хозяев…

Но мы движемся дальше. Туда, где Костя Сёмин заявляет, что «фашизм – это принадлежность к одной общности, цитирую «по принципу кровного, религиозного, географического или какого-то иного родства».

Вот тут я, если честно, просто обалдел.

– Я русский.

– Фашист!

– Я православный (или атеист, без разницы).

– Фашист!

– Я родился в СССР.

– Фашист!

Совсем плохой…

Я открою Костеньке страшный секрет (который знают все, кроме него): любой человек идентифицирует себя через общность с кем-то. Причём различных общностей может быть много.

Например, я одновременно: мужчина, белый, гетеросексуал, русский, неформал, социалист, «ватник» и так далее.

Хотя Костенька у нас «американский левый», это особый подвид «демократов», придумавший «культуру отмены», так что его борьба с идентичностями тут не удивительна.

А само по себе осознание идентичности никак не означает присутствия фашизма. Иначе в фашисты нужно записывать Александра Васильевича Суворова с его «Мы – русские! Какой восторг!». Менделеева, Достоевского и так далее…

Вплоть до товарища Сталина, произнёсшего тост «За русский народ!» 24 мая 1945 года. Заметь, Костенька, не за советский, не за милый тебе американский, а за русский…

«Я пью, прежде всего, за здоровье русского народа потому, что он является наиболее выдающейся нацией из всех наций, входящих в состав Советского Союза» – слова товарища Сталина из стенограммы. Ну да, с точки зрения троцкиста Сёмина это, безусловно, «фашизм».

Интернационализм – это не отрицание наличия народов, как пытается учить нас Костя Сёмин. Это признание многообразия народов! Из которых некоторые более выдающиеся (это «исторический материализм», а не то, что он подумал).

Фашизм (или нацизм), поясняю для самых маленьких и пациентов с ЗПР – это не когда человек себя идентифицирует принадлежащим к какой-то общности. А когда он пытается утверждать «Мы – высшие, должны править другими». Плюс в терминальной фазе ещё и утверждают, что какие-то другие общности неполноценные и тем пытаются оправдать насилие или уничтожение.

Например, логические конструкции типа: «коммунисты из секты Сёмина – единственно правильные» и «нужно уничтожить всех тех, кого мы назначим в буржуи» – это и есть обыкновенный фашизм. Ой, якось невдобно получилось…

Ну и дальше Костенька, живодёр, идёт в лес, находит там самую маленькую сову и начинает изо всех сил натягивать на самый большой глобус. То есть заводит свою любимую песню про «солидаризм = фашизм».

Третий год пытаюсь хоть от кого-то из его секты добиться ссылки хоть на какой-то учебник политологии или труд классиков, откуда они это взяли – бесполезно. Естественно, потому что такого бреда нигде нет.

Я уже неоднократно писал, причём в отличие от Кости, со ссылками на литературу, о том, что солидаризм бывает РАЗНЫЙ! И кроме «чёрного» националистического бывает, как минимум, «красным» и «белым» (религиозным, когда «все люди братья, все должны друг другу помогать»).

Но Костику плевать! Он всех участников первомайских парадов тоже скопом записал в фашисты! Там же «солидарность трудящихся», а значит фашисты. Ему не жалко!

У его секты это часть «символа веры»: солидаризм = фашизм.

То есть в доказательстве не нуждается. Как там у Тертуллиана было? «Верую, ибо нелепо». А если ты сомневаешься в групповой догме, то ты, конечно же (вы знали) – фашист. И «охранитель».

Что? Представители различных классов и сословий объединяются, чтобы дать отпор внешнему вторжению? Фашисты! Хрю!

Таким образом Сёмин автоматически записывает в фашисты Дмитрия Донского, гражданина Минина и князя Пожарского, Дениса Давыдова и Василису Кожину.

Здорово ведь! Ну тогда и Жанну д’Арк туда же. И Яна Жижку. И французское Сопротивление фашистам… не ищите там логику, её там нет – это обычная троцкистская пропаганда.

Ну и дальше, как обычно, Сёмин сводит Россию к «Абрамович с Дерипаской». И намекает «Вы же не будете защищать Абрамовича и Дерипаску, правда?». Нет, не будем (потому что Дерипаска сдастся, а Костя Сёмин сбежит к семье в Америку). Но кроме них в России живёт ещё 146 миллионов человек (о которых Костя привычно забывает в своём троцкистском пафосе), которых мы защищать будем.

А дальше Костя выходит на крещендо и заявляет, что «капитализм = фашизм». Сам придумал три признака своего, особого фашизма (которых нет ни в одном учебнике политологии), и сам же их увидел. Цитирую: «Все три признака в жизни практически каждого буржуазного государства сегодня. Включая Россию».

Весь мир фашизм, и только секта Кости Сёмина хранит в себе божественный свет и спасётся (на этом месте катарсис)! Аллилуйя, избранные!

Это обычная тоталитарная секта, шаблонная. Американцы такие штампуют сотнями.

P.S. И в комментариях сплошные «Дякую, панэ Костянтын» и «Да, все они рашисты во главе с Путлером. Слава Украине!».

Александр Роджерс

Почему мы теряем Украину?

Известный украинский политик, председатель парламента Новороссии Олег Царёв – о провалах на украинском направлении.



«Почему мы теряем Украину? Есть такое выражение „Испанский стыд“. Когда вы чувствуете неловкость из-за поступков другого человека. При этом часто случается, что самому человеку не стыдно совершенно…

Так и сейчас: стыдно точно не за то, что рейдер Корбан и его подельник, мэр Днепропетровска Филатов, который говорил, что нужно давать мразям (русским) любые обещания, гарантии и идти на любые уступки, а вешать собирался потом, купили и профинансировали „Оппозиционную платформу — За жизнь“.

Самое неловкое в этой ситуации то, что эта платформа принимала деньги за места в региональных списках от Филатова и Корбана.

Вдумайтесь! Главная пророссийская партия ОПЗЖ продала право сформировать списки в Днепропетровском областном совете и городе Днепропетровске Филатову и Корбану.

А теперь, когда Зеленский отдал команду травить Оппозиционную платформу по всей стране, возбуждено уголовное дело о незаконном финансировании этой самой партии.

В принципе, ничего нового в этой новости нет — региональный лидер платформы публично в ходе телевизионного эфира призвал своих избирателей голосовать за Филатова на выборах мэра.

К тому же, жители Днепропетровска имели возможность не просто ознакомиться со списками „Оппозиционной платформы — За жизнь“ (в тех списках сплошь люди Корбана и Филатова), они смогли и воочию убедиться в том, что эти депутаты голосуют в местных советах по команде Корбана и Филатова.
Но я все-таки хотел бы понять. Неужели с голоду кто-то умирал? Может, и правда, кто-то умирал, а я просто не знаю? Может кто-то объяснить, в чем причина? Зачем так низко падать?

Почему нельзя было просто продать мандаты в розницу или оптом бизнесменам, если была такая насущная потребность в деньгах? Зачем связываться не просто с законченными мерзавцами, но и с идеологическими противниками? Неужели причина лишь в том, что они предложили больше денег, чем все остальные?

А может, в таком подходе истинная причина того, что мы теряем нашу Украину?»

Источник: https://rusvesna.su/news/1614428846

Буду защищать Россию с оружием в руках – Олег Царёв

Выступления навальнят обречены благодаря слаженной работе российских правоохранителей. Однако прошедшие акции – только первая серия протестной активности. Сценарий наверняка предполагает продолжение на фоне выборов в Государственную Думу и, тем более, муниципальных кампаний. Впрочем, опыт по недопущению украинского сценария уже отработан.



На Украине, тем временем, продолжается захват государства «западными партнёрами». Закрытие оппозиционных телеканалов каналов – не более чем «отжим» олигарха Медведчука из украинской политики и экономики. За ним последует Коломойский. Следующие – Порошенко, Ахметов и Пинчук. Транснациональные компании не собираются делиться властью и деньгами с местными элитами. Тем более, накануне открытия рынка земли.

О том что, тот, кто жил на Украине, майдан в России никогда не поддержит, обозревателю Валентину Филиппову рассказал экс-депутат Верховной рады Олег Царёв, один из немногих украинских парламентариев, перешедших на сторону Русской весны в 2014 году.



[Spoiler (click to open)]
Валентин Филиппов: По уже сложившейся доброй традиции наша виртуальная студия сегодня находится в гостях у Олега Царёва, которого представлять, я считаю, не нужно. Здравствуйте, Олег.

Олег Царёв: Здравствуйте, Валентин.

Валентин Филиппов: Олег Анатольевич, вы, как человек опытный, а все, прошедшие Украину, опытные люди, скажите. Вот борьба с протестами в России. Я обратил внимание на то, что делает ОМОН. Он не даёт структурироваться толпе. Он не даёт им постоять, перезнакомиться, о чём-то сговориться. То есть, людей просто сразу грузят и увозят. Я считаю, и хочу россиянам сказать, очень корректно. Они не знают, что такое некорректно.

Скажите, такой способ был бы действенным на Украине, тогда в 2013, когда только начали собираться?

Олег Царёв: Да, конечно.

Валентин Филиппов: А могли ли украинские спецслужбы так работать?

Олег Царёв: Я видел работу украинских спецслужб немного изнутри. Хочу сказать, что задача спецслужб – это всё видеть, всё слышать и докладывать руководству.

СБУ, в отличие от ФСБ, – это большие глаза, большие уши. Ещё больше уши, чем глаза. Такой Чебурашка с маленькими, короткими руками. Количество оперативного состава в сотни раз меньше в СБУ, чем в МВД. Поэтому, действия, по-видимому, должны были совершать МВД. Но, СБУ предлагало сценарии…. И, обратите внимание, единственный штурм успешный здания профсоюзов, причём выполненный поминутно, был сделан Альфой. Это служба СБУ.

Валентин Филиппов: То есть, в принципе, если бы было принято решение Януковичем, всё-таки, справились бы?

Олег Царёв: Разговаривая с некоторыми сотрудниками, которые были вынуждены уехать из Украины, они жалеют, что о своих операциях они докладывали наверх. И большинство из них было отменено нашим нерешительным (такое мягкое слово) руководством.

О некоторых операциях я не расскажу и через пять, и через десять, и через двадцать лет. Но, поверьте, всё можно было сделать, причём руками самих протестующих.

Валентин Филиппов: Хорошо, вернёмся в Москву сегодняшнюю. Как считаете, опасность полностью ликвидирована? Или, все-таки, эти 2 года и 8 месяцев заканчиваются, как раз, в сентябре 2023 года, и опасность будет только нарастать?

Олег Царёв: Исходя из того, что СМИ находятся под контролем государства…. Да, социальные сети, их влияние, конечно же, год от года растёт. Но, тем не менее, основные СМИ находятся под контролем государства. И, исходя из того, что государство показывает, что оно намерено действовать решительно, я не думаю, что уличные протесты приведут к захвату власти.

Другое дело, понятно, что это только первая серия. Вторая серия – это будут выборы в Государственную Думу. Мы видели, насколько непросто проходили выборы в Москве. А в Питере вдвое больше людей вышло на протест. Там настроение гораздо менее провластное. Я так думаю, что в Питере будет очень жаркая избирательная компания. Там совпадают по срокам муниципальные выборы с выборами в Государственную Думу. Поэтому, победить, «высушив» явку (сделать так, чтобы никому было неинтересно ходить на выборы, а привести только бюджетников), – не получится. Потому, что это будет проходить в рамках общегосударственной кампании. И там будет достаточно горячо.

Я думаю, что выборы в Государственную Думу – это будет следующая серия и гораздо более жаркая.

Валентин Филиппов: То есть, вся избирательная компания текущего года будет проходить на фоне остаточных явлений…

Олег Царёв: Я думаю, будут не остаточные. Будут новые явления, будут новые волнения, будут новые выходы. То есть, если первый инцидент, под который выходили люди, – это было задержание Навального, то следующий – это будут выборы в Государственную Думу.

Валентин Филиппов: Кто-то же этим всем откуда-то руководит? Не будет ли, как на Украине? Каждую неделю, каждый месяц возникает какая-то возмутительная ситуация: Булатову ухо отрезают…Черновол избили.

Олег Царёв: Да, в Украине был такой сценарий. Но, я не уверен, что в России можно продержать протесты до выборов в Государственную Думу.

Думаю, что они сейчас затухнут, и будет потом вторая очередь.

Валентин Филиппов: Нам известно, что никакие майданы, перевороты невозможны без предателей во власти. Как вы думаете, с кем-то уже работает Запад? Или же это полностью исключено в российской власти?

Олег Царёв: С одной стороны, российская власть более сильная. Я неоднократно говорил, что майдан на Украине имел все возможности, чтобы затухнуть. И при другом стечении обстоятельств: при более решительных действиях Януковича, ряде других моментов, были все возможности, чтобы майдан на Украине не победил.

В России у него ещё меньше шансов на победу. Другое дело, что майдан может быть использован для давления на власть, и для какой-то смены власти. Возможно, даже ускорит, как в России принято говорить, трансфер власти.

Валентин Филиппов: В России любят придумывать слова. Трансфер, модальность, верификация. Что такое транзит власти, мне не понятно до сих пор. Это передача власти кому-то, или эта власть транзитом проходит дальше, минуя выборы? Я не знаю, что они имеют в виду под транзитом.

А такая, как у Януковича была фишка: «раскрутим Тягнибока – победим его в первом туре». Не может ли подобная глупость прийти в голову российской власти? «Раскрутим Навального – победим в первом туре, понятно, что он жулик».

Олег Царёв: Выпустят Навального из тюрьмы, позволят ему баллотироваться…

Валентин Филиппов: Да.

Олег Царёв: Или зарегистрируют кандидатом в президенты его супругу, и дадут ей возможность баллотироваться. К сожалению, это не в политических традициях Российской Федерации. Вряд ли произойдёт настолько серьёзное изменение подходов.

Я всегда выступал за честные выборы и за соревновательность. Другое дело, что во время этих соревнований могут быть использованы всевозможные моменты для того, чтобы раскачать общество. Есть определённые риски. Но, с другой стороны, время реальных выборов – это тренировка на стрессоустойчивость для системы. Рано или поздно они будут происходить, но система будет не готова к выборам. Это очень плохо.

Валентин Филиппов: Плохо.

Олег Царёв: Вообще ситуация такова, что сказать, что всё в порядке в российском обществе, нельзя. За последние 10 лет, если посчитать стоимость введённых в эксплуатацию построенных российских кораблей военных, она будет меньше, чем стоимость яхт российских олигархов. Причём, яхты российских олигархов самые дорогие в мире. Олигархи не самые богатые, а яхты у них самые богатые. Я, конечно же, понимаю, что вы мне скажете сейчас о том, что все эти деньги заработаны тяжёлым каждодневным трудом, то, что яхты стране нужнее военных кораблей 🙂

Валентин Филиппов: Я этого не скажу. Если яхты эти строятся у нас, то мне кажется, что это хорошо, что у нас есть заказчики на яхты.

Олег Царёв: У нас есть заказчики, но строят их не у нас, к сожалению. Ремонт Большого театра. Конечно же, это Большой театр. Он, во-первых, очень большой, а во-вторых, единственный в мире такой. Но ремонт стоил дороже, чем самый большой на тот момент небоскрёб Арабских Эмиратов. Много таких вещей.

Сокращали больничные койки. Потом разворачивали госпитали. Никто не понёс ответственность за то, что сокращали койки, ни один чиновник.

Провалили Украину.

Валентин Филиппов: Провалили.

Олег Царёв: Ситуация на Донбассе, когда построить витрину Русского мира…

Валентин Филиппов: К сожалению, в Российской Федерации нет чиновников, отвечающих за Украину, нет чиновников, отвечающих за Донбасс, нет чиновников, отвечающих за Одессу.

Вот в США есть комитет по Украине, комитет по Белоруссии, комитет… Они не стесняются это так называть. У них есть люди, которые отвечают за то, чтобы на Украине было так, как они скажут.

А у нас такой должности нет.

Олег Царёв: Ну, как нет. Есть.

Валентин Филиппов: Только мы никому не говорим, кто это.

Олег Царёв: Если я сейчас начну называть фамилии, то это будет прямое обвинение этих людей. Не моя работа обвинять кого-то, требовать снятия с работы. Но это, наверное, правильно. Потому что у любой неудачи есть, как говорил товарищ Сталин, фамилия, имя и отчество.

Валентин Филиппов: Год рождения и год смерти.

Олег Царёв: Поэтому, вопросов очень много. Но для нас, кто прошёл через украинский майдан, понятно, что, если выбирать между коррупционерами и иностранными шпионами, то хуже иностранные шпионы. Мы никогда не будем поддерживать переворот в Российской Федерации. Любая революция отбрасывает страну назад. Потом нужны сверхусилия, чтобы вернуть страну и отстроить заново.

Это непростой выбор. Но если придётся спасать Россию, я буду спасать, возможно, даже с оружием в руках.

Валентин Филиппов: Все будем спасать. У нас с вами тут такая ещё фигня. Нам бежать-то больше уже некуда.

Олег Царёв: На этой ноте тему с Навальным можно закрыть.

Валентин Филиппов: Можно закрыть, а можно и не закрывать. Можно, например, сказать, что на Донбассе очень многие говорят: Путину же как-то надо объединить нацию. Вот был Крымский консенсус. Может же быть Донецкий консенсус? Можно же сейчас, вообще, Навального на третий план отодвинуть – можно взять Донбасс в Россию! Можно взять Мариуполь, Краматорск. В конце концов, пора к Бердянску выходить, пора выходить к Херсону.

Вот такое действие сейчас действительно объединило бы Россию. Люди бы увидели, что власть действительно за них, за объединение нашего Русского мира. И были бы воодушевлены, и их бы не волновали, вообще, Навальный с его фильмами, со 100 миллионами накруток. Это бы ушло на второй, на третий, на четвёртый план.

С другой стороны, мы все понимаем, что история с Навальным – это что-то международное, кроме всего. Например, в Киеве или Одессе говорят: «Ну, понятно, а что Путин хотел, посадить Навального и чтобы ничего не было? Вот, он посадил Навального, а ему за это три телевизионных канала на Украине закрыли. У него было три канала на Украине, он там вещал свою российскую пропаганду, и их закрыли». Потому что на Украине до сих пор считают, что у них есть какой-то канал, который российскую пропаганду вещает.

Скажите, а вообще связано как-то дело Навального и закрытие каналов на Украине? Потому что же явно американцы приказали.

Олег Царёв: Конечно же, связано. Связано в подходах. Российская Федерация всегда пытается опираться на закон, переспрашивать Запад, следить за тем, чтобы Запад был доволен. А Запад всегда делает, как он хочет.

Валентин Филиппов: Так, как ему нужно.

Олег Царёв: Знаете, если сел играть с ворами, опасайся за свой кошелёк. Если пришёл играть в напёрстки, и тебя облапошили, ты обращаешься к окружающим. Хотя это, очевидно, подельники напёрсточников. Говоришь: «Ну, посмотрите, что происходит?!». Это, как сейчас украинские политики обращаются к западу. Те говорят: «Ну, да, ну что вы. Всё понятно. Свобода слова. А как вы хотели? Всё нормально».

Поэтому, я считаю, что все эти игры в импичмент, они ничем не кончатся. Запад будет очень жёстко и последовательно делать то, что он хочет. Он будет забирать Украину. И Медведчук – это первое звено, следующее звено – Коломойский. Потом будет Ахметов, Пинчук и Порошенко. Самое интересное – Пинчук и Порошенко. Олигархов на Украине не останется. Им не нужны олигархи, с которыми нужно согласовывать, договариваться, которые влияют на депутатов. Они заберут у всех олигархов телеканалы. Они всех их обанкротят, возбудят уголовные дела и выдавят из Украины, пустят по миру.

Валентин Филиппов: То есть, это закрытие каналов – это про отжим олигархов из Украины.

Олег Царёв: Просто Медведчук – это первое звено. Следующим будет Коломойский.

Валентин Филиппов: А перевыборы Рады? Американцы не думают?

Олег Царёв: А какая разница. Ну, будут перевыборы. Проведут, кого посчитают нужным.

Валентин Филиппов: Этим действием, закрытие телеканалов, рейтинг Зеленского ещё больше упал. Тем более, человек, который клялся, что он в своей жизни не закроет ни одного канала. Причём даже, будучи президентом, он так говорил.

Олег Царёв: Да, но кто теперь расскажет людям о том, что Зеленский раньше об этом говорил? Люди уже это забыли, а телеканалов новых уже не будет, где такое будут говорить. И кто сказал, что Запад вообще озабочен судьбой Зеленского?

Зеленский обеспокоен своей судьбой, а Запад нет. Сейчас есть две точки зрения. Первая – оставить, все-таки, Зеленского, и есть вторая точка зрения – провести кого-то ещё более проамериканского. Просто назначить человека, который будет на 100%, от начала до конца зависеть от американцев.

Валентин Филиппов: Ну, вот Разумков. Сейчас ролики пошли. Нет?

Олег Царёв: Разумков, Сенцов, неважно кто. Разумкова сопровождают очень давно. Разумков неоднократно делал заявления в защиту русского языка и вообще показывал свою центристскую позицию, не влезал ни в один скандал. Кстати, он решение СНБО не подписал. Кстати, это решение СНБО – грубейшее нарушение. Санкции против украинского гражданина не вписываются в украинское законодательство. Санкции могут быть по отношению к иностранцам и иностранным компаниям, потому что это не юрисдикция Конституции Украины.

Валентин Филиппов: Дело в том, что в информационном пространстве создано убеждение, что это российские каналы.

Мне кто-то когда-то говорил, что понятие собственности – это понятие консенсуса в обществе. Вот этот дом ваш. Он ваш до той поры, пока все вокруг считают, что он ваш. Даже если у вас есть документ. И если все вокруг считают, что он не ваш, то вы со своим документом, что это ваш дом, ничего никому не докажите.

И тут такая же ситуация. Это же «российский олигарх». Медведчук – он же кто? Он, прежде всего, кум Путина, а потом всё остальное. Ну и что, что у него украинский паспорт, но он же кум Путина, он же «представитель России».

Олег Царёв: Валентин, вы говорите чушь.

Валентин Филиппов: Почему?

Олег Царёв: Потому что санкции введены против Тараса Козака, а не против телеканалов. Телеканалы, как собственность Козака, попадают под санкции. И это санкции против украинского гражданина. Это первый случай в мире, когда санкции применяются государством против собственного гражданина.

Санкции политические – это внесудебная, незаконная мера. Она применяется именно потому, что она действует не в национальном правовом поле. И в данном случае санкции не могли быть применены по украинскому закону. Есть Конституция, есть украинское законодательство, есть взаимоотношения гражданина и государства. Они описываются украинскими законами и Конституцией.

В частности, для того, чтобы Янукович во время прямых призывов к свержению власти, к захвату зданий, сопротивлению Беркуту закрыл украинский телеканал, он собирался ввести чрезвычайное положение. Потому что другого способа у него не было.

Если бы Зеленский ввёл чрезвычайное положение, он мог бы закрывать те каналы, которые считает нужным. Эта процедура прописана в Конституции, прописана в украинских законах.

Это не первый случай, когда нарушилась Конституция. Мало кто про это помнит. Я просто обратил внимание, потому что это меня касалось. Это решение СНБО, введенное в действие указом Порошенко, где санкции вводились против ряда украинских политиков и российских политиков и чиновников. Я бы не обратил на это внимание, но там была моя фамилия. И по этим санкциям мне – гражданину Украины, до сих пор запрещён въезд на Украину.

И здесь получается шизофрения. С одной стороны, я нахожусь в розыске. И, если я добровольно решу приехать и сдаться…

Валентин Филиппов: Вас не впустят.

Олег Царёв: Говорю, во избежание возможных моментов. Я не собираюсь этого делать. Но меня не должны пустить по решению СНБО.

Про то, что в этот перечень тогда Порошенко включил украинских граждан, я, кстати, об этом писал, говорил. Но никто на это из украинских политиков не обратил внимания. Тогда применили санкции по отношению к Царёву, сейчас по отношению к украинским телеканалам.

А дальше…. Почему загрустили украинские олигархи? Почему ни Ахметова, ни Коломойского не обрадовало это решение? Потому что они понимают, что если так можно, то можно тогда всё. И они следующие.

Валентин Филиппов: А они ничего не могут сделать? Они могут попытаться сместить этого президента, посадить своего? Вдруг получится? Взбунтоваться, что называется. Продажная Рада сидит. Можно по миллиону, по два, по три раздать на голосование. Оно того стоит.

Видели переписку «слуг народа»? Они говорят: «Ой, нам по шесть тысяч долларов недоплатили в этом месяце». Можно доплатить, можно по шестьдесят доплатить.

Олег Царёв: Они и платят. Ахметов платит своей группе депутатов и группе Павлюка. Коломойский платит своей группе. Офис президента старательно вдогонку повышает с 10 до 20 тысяч в месяц для того, чтобы не отстать от Коломойского и Ахметова.

Валентин Филиппов: Перекупить всех.

Олег Царёв: Я думаю, тогда вам надо поговорить с Коломойским. Думаю, он охотно с вами поговорит.

Валентин Филиппов: Пусть с депутатами говорит. Движуху пора уже. По срокам уже следующий майдан на Украине должен быть. Уже пора. Люди привыкли. У людей майданозависимость выработалась. Они уже хотят очередной трэш.

Олег Царёв: Валентин, мы очень сильно осуждаем Запад. Но ведь, смотрите, какая была ситуация. Ведь у Российской Федерации в руках было всё.

Валентин Филиппов: Я радовался майдану, потому что я понимал, что они сейчас такое сотворят, что Россия нас всех просто заберёт, и всё.

Олег Царёв: Был Янукович, загнанный в угол, который был готов подписывать. Давай опустим, подписывал – не подписывал какие-то документы. Был момент, когда можно было вмешаться на майдане, хоть как-то вмешаться. Был момент, когда после майдана семь областей (я губернаторов просто лично знаю) были готовы, звонили, обрывали телефоны, некоторые даже летали и спрашивали: «Что нам делать?». И Российская Федерация сказала, что ничего не надо делать!

И Запад сейчас говорит: «Вот вы могли делать всё, что вы хотели. Вы отказались. А теперь мы делаем всё, что мы хотим. Какие к нам претензии? Была страна ваша, вы от нее отказались, вы ничего не делали. Вы не делали ни до майдана, ни после майдана, ни во время майдана».

Валентин Филиппов: Я не думаю, что Запад прямо так говорит.

Олег Царёв: Запад говорит: «Вы нарушаете закон, у вас нет свободы слова, вы такие-сякие, вы вмешиваетесь в наши выборы. А вот мы, когда вмешиваемся в ваши выборы, мы правильно делаем».

Валентин Филиппов: Вот вы говорите – Украину отдали. А, может, мы просто врага заманиваем, как всегда, на свою территорию? И ждём зимы?

Олег Царёв: И как поют в песне. «Когда мы отступаем – мы вперёд идём».

Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Я не назову эту ноту позитивной, на которой мы вдруг неожиданно заканчиваем.

Олег Царёв: Позитив в том, что прямо сейчас майдана в России не будет. И прямо сейчас всё будет хорошо. Но, в долгосрочной перспективе Российская Федерация должна меняться.

Меняться сейчас под давлением майдана? Этого, я думаю, делать не будут. У меня есть знакомые, которые выходят на этот майдан. Мы общаемся, точно так же, как я общался со многими, которые выходили на украинский майдан. Они говорят: «Мы выходим ради того, чтобы были изменения. Да, пусть ничего кардинально не поменяется».

Валентин Филиппов: А какие? Каждый же свои изменения видит.

Олег Царёв: Ну, хоть какие-то.

Валентин Филиппов: Зачем хоть какие-то. Пусть будет всё стабильно, и пусть чуть-чуть растут доходы. Вот и всё. Людям же большего не надо. Будет стабильность, безопасность и чуть-чуть растут доходы из года в год.

Олег Царёв: Валентин, ты ведь понимаешь, что тот, кто выходит с лозунгами про стабильность – проигрывает. Ты ведь политтехнолог, ты хороший политтехнолог.

Поэтому, я скажу для телезрителей. Тот, кто выходит с лозунгами про стабильность, обязательно проигрывают тем, кто выходит с лозунгами об обновлении. Потому что значительное количество людей воспринимают стабильность, как стабильно плохо, а не как стабильно хорошо. Об этом можно долго говорить, почему это происходит. Любой, кто ведёт к изменениям, выигрывает.

Валентин Филиппов: Вы сейчас говорите о непосредственном моменте, когда выходят, и когда кто-то поднимает какие-то лозунги. Но когда действительно у человека всё стабильно, и доходы по чуть-чуть растут, он никуда не выходит. В обществе не появляется протестных настроений. Я не говорю сейчас, как политтехнолог и как человек, который какую-то рекламную компанию организовывает.

Олег Царёв: Падение ВВП 3%. Причём падение ВВП было получено в тот момент времени, когда ковидных инфицированных был просто мизер. Вы помните этот ужас, когда на улицу можно было выйти только в сопровождении собаки, получении каких-то кодов и всё остальное? Вот тогда обрушили экономику. Не сейчас, не осенью, когда в сотни раз больше было заболевших. Экономику угробили тогда. И вот кто-нибудь ответил за то, что обрушили экономику, и вместо «стабильно хорошо» получили стабильное ухудшение?

И в этом есть определённые проблемы. Так вот, к сожалению, этот майдан, который происходит… Система не пойдёт на изменения под давлением майдана. К сожалению, люди, которые выходят с благими намерениями, они законсервируют систему. В данный момент времени, пока будут волнения, изменения вряд ли будут идти.

А системе надо меняться. Потому что, если система не меняется со временем по чуть-чуть, она рано или поздно изменится революционным путём. А это будет очень плохо. Система может не выдержать.

Валентин Филиппов: Хорошо, мы благодарим Олега Царёва за его, как всегда, точные оценки происходящего, даже если они нам какие-то не нравятся. Надеюсь, что всё будет хорошо. Россия победит. Россия, как всегда, выкарабкается. Счастливо.

Олег Царёв: До свидания.

Валентин Филиппов