Category: производство

«Крах Украины неминуем»: в Киеве объяснили, почему происходит разделение страны на части

Украина планомерно идет к разрушению государственности и дальнейшим территориальным потерям. Причина этому - нынешнее руководство страны, которое нарабатывает себе уголовный срок за сдачу национальных интересов. Об этом в эфире YouTube-канала «Перший Козацький» заявил украинский экономический эксперт Анатолий Пешко.



По его словам, те процессы, которые сегодня происходят в экономике Украины, являются не случайными, а умышленными действиями действующего правительства, направленные на прямое разрушение экономики Украины. Это четко прослеживается в отношении промышленности и аграрного сектора.

«Видны практически одни и те же факторы, которые вызывают сегодня остановку металлургических комбинатов и других предприятий, в том числе и остановку развития сельского хозяйства, одна из которых – потеря конкурентоспособности как на мировых, так и на внутренних рынках из-за деструктивной экономической программы. Кроме того, крупнейшие меткомбинаты уже остановлены и в ближайшее время, я думаю, если ситуация не будет меняться, если мы не поменяем президента и правительство, поверьте мне, Украина будет просто уничтожена», - сказал аналитик.



Анатолий Пешко подчеркнул, что сначала страну уничтожат экономически, чем уже занимаются в Киеве, а затем будет происходить окончательное территориальное разделение Украины, потому что сейчас государство встало на путь полного самоуничтожения. По его словам, если президент Владимир Зеленский не понимает этого, то он готов лично объяснить гаранту все те процессы и принимаемые им решения, которые ведут к развалу государства Украина.

Борис Переломов

Промышленность Украины входит в штопор: как это работает

Маркеров этого с каждым новым месяцем все больше и больше. Да, благодаря игре на бирже, о которой мы с вами говорили в прошлом ролике, посвященном проблемам в экономике Украины, внешне это пока удается скрывать.

Формально, все пока в стране хорошо: ВВП растет, зарплаты тоже, госдолг падает. Правда, все это основано всего лишь на одном факторе, построению в стране спекулятивной пирамиды ОВГЗ, которая сумела втянуть в себя иностранный и внутренний спекулятивные (и не только) капиталы. Между тем, каждый новый месяц данные реального сектора говорят о приближении серьезного экономического кризиса, а значит больших проблемах в будущем.

Не верьте «экспертам»: другой взгляд на Россию от французских СМИ

Обозреватель французского издания Agora Vox безжалостно рушит стереотипы своих читателей о России, которые годами заботливо выстраивались официальными западными медиа.



Какие глупости мы читаем о российской экономике в сравнении с западной? Она якобы находится на уровне африканских стран, Нидерландов или даже Италии, если верить «экспертам». Что за бред! — восклицает автор французской газеты. На самом деле, российская экономика находится на уровне немецкой и должна стать первой экономической державой континента.

В настоящий момент, когда направленные на обвал российской экономики экономические и политические санкции и решения Запада остаются как никогда актуальными, стоит рассмотреть экономическую ситуацию в России в представлении российских СМИ.

Я не собираюсь противопоставлять это аналитике западного информационного мейнстрима, учитывая, что тот обычно не доверяет российским официальным данным и имеет тенденцию гипертрофировать все пробелы российской системы, которую в нем принято называть «путинской».

То есть я буду рассматривать эти СМИ как не заслуживающие доверия и игнорировать их в данной статье.
[Spoiler (click to open)]
Поэтому готовьтесь к шоку, если ваше мнение о России основывается исключительно на репортажах крупнейших западных СМИ и мнении телевизионных экспертов, у которых есть неприятная привычка всегда ошибаться.

Недавнее решение бойкотировать Северный морской путь по экологическим соображениям входит в число этих абсурдных шагов.

Все те, кто пользуются ВВП как единственным показателем, достойны двойки по экономике и пятерки по пропаганде.

Существуют и другие данные, которые следует принять во внимание, если мы хотим составить мнение о российской экономике, и они радикально меняют расклад.

В отличие от западных соперников, у России в рукаве припрятано три весомых козыря:

— У нее есть накопленные резервные фонды в размере 541 миллиарда долларов (хотя на доллары приходится лишь небольшая их часть) на декабрь этого года, и они занимают четвертое или пятое место в мире.

— У нее профицит бюджета.

— У нее невысокая задолженность: госдолг составляет всего 15% ВВП, что крайне мало и не отягощает бюджет выплатами.

Россия спокойно могла бы воспользоваться одним из этих козырей, чтобы увеличить покупательную способность граждан и активизировать потребление. Тем не менее она, судя по всему, выбирает третий путь: потребительское кредитование. Это либеральный способ держать граждан за кошелек. Мало кто хочет бастовать или свергать власть, когда ему нужно платить по кредиту.

Я не стану останавливаться на других положительных сторонах российской экономики: нефтяная манна, политическая стабильность, заниженный курс рубля, который способствует экспорту и тормозит импорт, относительно низкая безработица (4,5%), положительное сальдо внешней торговли, контролируемая иммиграция.

Подконтрольная инфляция, обретенный экономический патриотизм и (высшая провокация в глазах западной элиты) исключительная правительственная команда, которая избежала всех ловушек, коварно расставленных на ее пути США и их злонамеренными прихлебателями.

Я не стану замалчивать проблему утечки капиталов из России.

Прежде всего, нужно понимать, что российская экономика открыта для всех инвесторов, в связи с чем должно быть обеспечено свободное движение капиталов, в том числе их вывод. Проблема известна, но ее непросто решить, если, конечно, просто не запретить вывод капиталов, что свело бы на нет присутствие иностранных инвесторов.

Нынешняя политика заключается в том, чтобы не пытаться удержать иностранные предприятия, которые хотят уйти из России и особенно не стремятся реинвестировать в стране, например, GМ и Ford. Интернет-гиганты (они тоже несут ответственность за массовый вывод доходов) столкнутся с административными ограничениями, которые касаются конфиденциальности данных и не подталкивают их к тому, чтобы остаться.

Задача в том, что заменить их аналогичными российскими предприятиями, которые производят в стране и в отношении которых у государства есть больше контрольных рычагов.

К тому же большая часть российской экономики принадлежит резидентам, гражданам и государству. То есть она защищена от возможного шантажа делокализацией.

Санкции
Это полный провал советников президента США и Конгресса. Еще Барак Обама утверждал, что санкции поставят российскую экономику на колени, что Россия — экономический карлик без будущего, который окажется в дипломатической изоляции.

Пять лет спустя по стране, как грибы, растут заводы, Россия восстает из пепла в экономическом плане, а российская дипломатия блистает, как во времена СССР.

Санкции оказали противоположный от задуманного эффект и ударили по тем, кто их ввел.

Украина переживает самое тяжелое время за всю свою недолгую историю. Ее промышленные гиганты вроде авиазавода «Антонов» и верфей в Николаеве больше ничего не производят или работают в замедленном темпе. Производитель авиадвигателей «Мотор Сич» оказался в затруднительном положении без российских заказов и ищет покупателя.

Китайцы были заинтересованы в приобретении предприятия, но американцы наложили свое вето. Тяжелая промышленность и угольные шахты Донбасса потеряны навсегда, а перспективы отчислений за транзит российского газа тоже выглядят не радужными.

Прибалты не знают, что делать в будущем. Их порты до настоящего времени служили терминалами для российских грузов. Для этой цели их модернизировали за большие деньги, но сейчас они находятся на грани банкротства, по мнению ряда американских экспертов. Россия построила новые порты в Финском заливе и уже начала перенаправлять туда свой экспорт.

Транзит через Прибалтику сойдет на нет в ближайшие годы. Кроме того, с 2020 года эти страны лишатся значительной части европейской помощи, а их население уже активно едет работать на запад.

Литва закрыла Ингалинскую АЭС по указанию Евросоюза. Она стремится не зависеть от российских газопроводов и построила для этого СПГ-терминал, но тут ее ждал неприятный сюрприз: крупнейшие поставщики получают СПГ с Ямала! То есть, в результате она добилась лишь повышения цен.

Если Германия, судя по всему, вышла сухой из воды, Франция не смогла получить хоть каких-то преимуществ. Она ничего не выиграла от санкций, и даже можно сказать, что ответные меры России серьезно ударили по ее агропрому.

К тому же, внешние ограничения стали стимулом для внутреннего российского производства, как мы увидим в следующей части материала.

Недоступность европейских кредитов слегка тормозит российский нефтяной сектор, но в первую очередь все же бьет по европейским предприятиям, которые не могут участвовать в прибыльных договорах, если не имеют возможности вложить капиталы. Инвесторы в свою очередь не могут воспользоваться текущими высокими процентными ставками (6,5%) по российским облигациям.

Настоящие трудности для России создало падение цен на нефть с июля 2014 года по февраль 2016 года: со 110 до 35 долларов за баррель. России пришлось воспользоваться средствами резервного фонда, чтобы смягчить удар.

По счастью для нее, Саудовская Аравия тоже не хочет низких цен и не может повторить операцию по обвалу котировок, как она сделала это в конце 1980-х годов, чтобы навредить СССР.

Кстати говоря, это шаг стал одной из причин развала союза. В настоящий момент между Россией и ОПЕК существует договоренность об ограничении добычи для поддержания цен на уровне 55 долларов за баррель.

Россия и реальная экономика
Эта тема никогда не обсуждается в западном информационном мейнстриме, поскольку явно противоречит официальной риторике. Поэтому в этой части я буду опираться в основном на российские информационные сайты, причем как можно более разнообразные для обеспечения широких представлений.

Комментарии читателей на этих сайтах рисуют картину состояния духа российского общества: с одобрительными высказываниями соседствуют едкие замечания тех, кто не понимают, почему все это не отражается на покупательной способности россиян. На этот вопрос я отвечу в последней части статьи.

Нужно выделить две разные формы инвестиций:

— Государственные инвестиции в масштабные инфраструктурные проекты, такие как мост в Крыму (Керчь), будущий мост через Лену, порты и аэропорты, автотрассы и железнодорожные линии. Зачастую к проектам привлекаются частные инвесторы, как было, например, при строительстве лыжного центра Роза Хутор для зимней Олимпиады в Сочи.

— Частные инвестиции в формирование или развитие предприятий. Источниками могут быть создатели стартапов, олигархи (при более крупных инвестициях), российские или международные предприятия, как мы видим это на примере завода Mercedes-Benz в Подмосковье, который нацелен на выпуск от 20 000 до 25 000 автомобилей в год и создаст изначально 1 000 рабочих мест.

Стоит отметить, что большая часть смешанных инвестиций касается первичного и вторичного сектора. Рост промышленного производства — знак веры инвесторов в экономику. В сентябре 2019 года был отмечен рост промышленного производства в 3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и на 2,7% с начала года.

Промышленности, конечно, еще далеко до советского уровня (но такое сравнение едва ли оправдано, поскольку СССР включал в себя Украину и другие республики), и все это понимают.

Санкции способствуют этому, поскольку вынуждают Россию производить оборудование, которое в прошлом завозилось с Украины и из западных стран, в частности двигатели кораблей, вертолетов и самолетов.

Российское правительство стремится к независимости от иностранных государств в стратегических отраслях промышленности.

Вот (неполная) картина промышленного развития в России.

В России строятся 25 траулеров и еще 43 было заказано, наверняка для разработки арктических ресурсов. 42 торговых судна строятся для движения по Волге. В России также занимаются созданием речных круизных судов. У России не было впечатляющих ноу-хау и опыта в этой сфере.

То есть, мы наблюдаем активное развитие нового сектора, которое позволяет привлечь оказавшихся без работы украинских инженеров. Во времена СССР такие суда строились в странах, которые сейчас не находятся в ее зоне влияния: Украина, Польша, Австрия.

Не стоит забывать о строительстве огромного флота арктических ледоколов, а также серийном производстве новых боевых кораблей. Можно сказать, что российское судостроение переживает расцвет.

Строится гигантский завод по производству алюминия в Иркутской области за 120 миллиардов рублей, который будет выпускать 750 000 тонн металла в год. Открытие запланировано на конец 2020 года. По соседству создается жилищный комплекс, который станет ядром нового города.

С конца 2020 года начнется серийное производство лайнера МС-21, который должен составить конкуренцию Airbus A320 и Boeing 737. Реализация проекта затормозилась на год или даже больше из-за отказа США выполнить договор на поставку композитных материалов. С учетом проблем 737 Мах, этот самолет может составить серьезную конкуренцию двум звездам сектора.

В сфере гражданской авиации также стоит отметить новый российско-китайский дальнемагистральный лайнер CR929, который должен подняться в небо в 2023 году. Он тоже будет конкурировать с Airbus и Boeing.

Реакция США на конкуренцию лайнеров последнего поколения из «вражеских» стран с низкой стоимостью рабочей силы ожидаема и может еще больше углубить пропасть между США с одной стороны и Россией и Китаем с другой.

ЮЗТС успешно восстанавливает производство станков на Кубани и выводит его на международный уровень.

Россия — мировой лидер в технологиях ядерной энергетики и обогащения урана. К 2030 году в стране построят два десятка АЭС. Они заменят советские АЭС, которые подходят к концу цикла эксплуатации и будут разобраны.

Стоит отметить и плавучую АЭС, которая отныне снабжает электричеством город Певек в Восточной Сибири. Работа этого экспериментального образца будет внимательно изучена перед постройкой новых.

Рост портовых мощностей достиг беспрецедентных значений: они увеличились в 1,7 раза за десять лет. По результатам 2018 года, мощности российских портов составили в совокупности 1,1 миллиарда тонн (вдвое больше французских).

Новый шелковый путь должен еще больше увеличить этот показатель. Мощности российских портов должны увеличиться на 330 миллионов тон в течение ближайших пяти лет, и лишь четверть вкладываемых в это средств поступит из федерального бюджета.

Калининграду удалось добиться независимости в энергоснабжении. Было построено несколько ТЭС, и производство теперь превышает потребности.

В Тобольске компания «Сибур», лидер российской нефтехимической отрасли, строит завод по выпуску полиэтилена и полипропилена. Речь идет крупнейшем нефтехимическом комплексе в России с 1991 года. Там будут работать порядка 1 700 сотрудников. Общий штат предприятия в России составляет 23 000 человек.

Российский производитель нанотрубок OCSiAl завоевал 95% мирового рынка. Он просит 2 000 долларов за 1 кг своего товара, то есть в 70 раз меньше немецких, японских и американских конкурентов. Добавление 1% нанотрубок кардинально меняет свойства материалов, таких как стекло, цемент, краска, металлы, электроды, солнечные панели, керамика, обшивка и т. д.

В Москве открылась крупнейшая в мире вертикальная теплица на месте табачного завода.

Токсичные химикаты и пестициды не будут использоваться, поскольку в них нет необходимости. Воздух и вода пройдут через многоуровневую систему фильтрации. Удобрения будут экологически чистыми. На этом объекте по производству био-овощей будут работать 700 человек.

В Ростове-на-Дону был построен с нуля новый аэропорт.

В Усть-Луге на Финском заливе появился крупнейший в стране угольный терминал.

В России успешно продолжается разработка двигателя ПД-35 для новых тяжелых самолетов. Это новая для России технология, над которой работает сотня лучших инженеров. Первые испытания должны пройти в 2023 году.

Стоит также отметить открытие нового космодрома Восточный (должен заменить расположенный за пределами страны Байконур), строительство завода по производству сельскохозяйственной техники в Ростове-на-Дону, формирование центров по производству и хранению посевного материала (с целью избавиться от иностранных поставок), прорыв в робототехнике и привлечение иностранных специалистов в сфере виноделия и сыроварения.

В России производственный сектор растет быстрее добывающего. В 2018 году в России было создано 215 новых предприятий с инвестициями более 500 миллионов рублей в каждое. Существующие заводы в свою очередь существенно расширили свои производственные возможности:

— Машиностроение и металлообработка — 71 новый завод.

— Химическая промышленность — 30 новых заводов.

— Стройматериалы — 38 новых заводов.

— Электроника и электротехника — 22 новых завода.

— Медицина и фармацевтика — 16 новых заводов.

— Текстиль — 13 новых заводов.

— Прочее — 25 новых заводов.

Общие инвестиции превышают 207 миллиардов рублей.

Описать все в одной статье невозможно. Крупнейшие из новых заводов в России указаны на сайте «Сделано у нас». Они представлены в обратном хронологическом порядке:

— Ноябрь 2019 года: 21 производственной объект.

— Октябрь 2019 года: 18 новых заводов.

— Сентябрь 2019 года: 25 новых заводов.

— Август 2019 года: 14 новых заводов.

— Июль 2019 года: 22 новых завода.

— Июнь 2019 года: 24 новых производственных объекта.

— Май 2019 года: 21 новый производственный объект.

— Апрель 2019 года: 24 новых завода.

— Март 2019 года: 14 новых предприятий.

И т. д.

Речь на самом деле идет о промышленном производстве, а не больницах, школах или спортивных центрах. Причем эти объекты разбросаны по всей территории страны.

Большая часть производимых товаров предназначена для внутреннего рынка. Россия не будет зависеть от их импорта и сможет сама их экспортировать.

Этот промышленный подъем можно сравнить разве что с периодом конца 1930-х годов, когда Советский Союз мог соперничать с нацистской Германией в плане тяжелой промышленности.

Я не стану касаться полемики в западных СМИ, которые описывают нам противоположную экономическую ситуацию.

Я лишь проиллюстрирую эту полемику одним примером.

Канал «Арте» дал слово Олегу Сенцову. Он предрекает конец путинской системы после того, как тот уйдет с политической сцены. Странный прогноз. Во-первых, никто не может сказать, когда Владимир Путин уйдет. Во-вторых, после пяти лет в тюрьме, которые только укрепили его экстремистские убеждения, было бы странно ждать от него справедливой оценки ситуации в России.

То есть «Арте» мог бы с таким же успехом обратиться к пророчествам Нострадамуса.

Заключение
Российское правительство не собирается наращивать внутреннее потребление, пока российское промышленное производство и сельское хозяйство не станут достаточно конкурентоспособными и не обеспечат достаточный уровень продукции (станки, машины, бытовая техника, одежда, продукты питания и т. д.).

Санкции дают ей возможность защитить свою экономику и освободиться от правил ВТО, воспользовавшись четырьмя этапами теории протекционизма немецкого экономиста Фридриха Листа (Friedrich List), который, напомним, был критиком одного из первых теоретиков либерализма, шотландца Адама Смита (Adam Smith).

Этапы по Листу выглядят следующим образом:

1. Сельскохозяйственная самодостаточность и импорт промышленной продукции.

2. Промышленный рост.

3. Промышленная самодостаточность

4. Экспорт избытка продукции.

Несмотря на огромное влияние либералов-глобалистов вроде Алексея Кудрина, Владимир Путин в конечном итоге взял за основу курс Листа вопреки настроениям и даже противодействию его администрации. Стоит уточнить, что для российского лидера пункт 3 подразумевает также полную военную самодостаточность, добиться чего также смогли только США и Китай.

Эта теория основывается на реальной экономике и отвергает финансовую инженерию, которая в настоящий момент подрывает нашу капиталистическую экономику.

В фазе развития она подразумевает покладистость трудящихся, которой удается добиться следующими путями.

— Память о 1990-х годах все еще жива, и россияне боятся возвращения хаоса.

— Санкции и оскорбления пробудили патриотизм. 20 лет назад россиянам было стыдно за страну, а теперь они гордятся ей.

— Россияне отмечают стабильное улучшении условий жизни, хотя их зарплаты стагнируют вот уже несколько лет. Показатели бедности примерно такие же, как и на Западе, то есть терпимые.

Разумеется, российские трудящиеся не понимают, почему прибыли от экспорта углеводородов не помогают улучшить их уровень жизни.

Мне кажется, что существует простое и легко понятное объяснение, особенно для тех, у кого есть опыт руководства предприятием.

Если инвестируешь собственные средства, не получится одновременно с этим раздавать дивиденды и повышать зарплаты. Пирог будет распределяться постепенно, когда вложения принесут первые плоды.

Западные аналитики часто забывают один момент: стоимость пенсий для российского государства. В советский период пенсионные отчисления не проводились и не было пенсионных фондов, как, например, во Франции.

По советской логике, пенсию должно было взять на себя государство. Сейчас советской системы больше нет, но государство должно и дальше выплачивать пенсии, чтобы избежать роста бедности в стране. Это тяжелая нагрузка для бюджета, особенно на фоне повышения продолжительности жизни.

Зачем было писать эту статью? Некоторые читатели скажут, что ситуация в других странах их мало интересует с учетом обстановки во Франции. Но они ошибаются, поскольку в современном мире связано все. Постколониальные войны, санкции и отклонения финансового капитализма оказывают сильнейшее воздействие на Францию, Евросоюз и Запад в целом. Мы обречены пассивно мириться с таким положением дел, или же есть другой путь?

России удалось кардинально изменить ситуацию за 20 лет. Те же самые решения, возможно, не подойдут для Франции или ЕС, но если мы будем следовать текущим путем без попыток найти альтернативу, то угодим в пропасть.

Я выступаю за восстановление французской промышленности, даже если для этого потребуется отойти от европейских ограничений.

Я за то, чтобы государство участвовало в управлении ключевыми отраслями экономики и за лишение инвестфондов права голоса на собраниях акционеров предприятий.

Я за то, чтобы разделяющие эту цель страны сформировали образование с населением не менее 200 миллионов человек, поскольку именно такой уровень эксперты считают порогом экономической жизнеспособности.

Нет, господин Юнкер, европейские договоры не стоят выше демократии, и если они не предлагают никакой добавленной стоимости, у нас есть полное право бросить их в огонь, как уже поступили британцы.

Источник: https://rusvesna.su/news/1577082312

Сотни тысяч украинских работников останутся без зарплат из-за невозврата НДС налоговиками

Приостановка выплаты возмещения НДС крупным промышленным предприятиям приведет к тому, что сотни тысяч работников останутся перед новогодними праздниками без средств к существованию. Об этом заявил президент объединения предприятий "Укрметаллургпром" Александр Каленков в эфире телеканала "112 Украина".



"Сейчас время платить зарплаты работникам, приближаются праздники – заработные платы платить будет нечем. Сейчас нужно выплачивать подрядчикам, поставщикам – денег на это тоже не будет. Более полутора миллиардов гривен, которые были запланированы на получение, на которые рассчитывали, – их сейчас просто нет. Фактически это диверсия, я по-другому не могу сказать", – сказал он.

Каленков также назвал города, работники предприятий в которых могут пострадать из-за таких действий правительства.

"Мы говорим о городах Кривой Рог, Днепр, Запорожье, Мариуполь. Фактически это сотни тысяч людей, а если с членами семей – это и миллионы людей, которые остаются без средств к существованию. У предприятий просто в условиях кризиса нет этих денег на счетах и нет возможности в течение нескольких дней эти средства мобилизовать", – подчеркнул президент "Укрметаллургпрома".

Ранее стало известно, что государство планирует приостановить возмещение НДС ряду крупных промышленных предприятий. Так, министр экономики Украины Тимофей Милованов заявил о намерении подписать с представителями промышленности меморандум, в котором будут зафиксированы основные проблемы промпредприятий и пути их решения. При этом министр выразил уверенность в необходимости написания стратегии развития отечественной промышленности.

Всё разваливается: как оккупация уничтожает Краматорск

На одном из старейших предприятий оккупированного Краматорска — Старокраматорском машиностроительном заводе (СКМЗ) происходят массовые сокращения и увольнения работников.

Из почти 650 сотрудников, работавших ранее, на заводе остаются чуть более ста.

Об этом местным изданиям рассказали сотрудники СКМЗ и их родственники — как уволенные, так и пока ещё продолжающие там работать.



С ними говорили на условиях анонимности, поэтому все имена изменены.

«Людей выгнали на «биржу труда», в заводе осталось работать 150–200 человек. Денег в заводе нет. Кто хочет получить хоть какую-то компенсацию, те должны подавать в суд. Для тех, кто остался работать, говорят, что будет трехдневка. И еще говорят, что завод продают, что такие у покупателя условия на покупку завода», — рассказала маляр по металлу Ольга.

По ее словам, у нее ставка 2800 грн в месяц плюс доплата, которая позволяет «дотянуть» до минималки. Зарплату делят на две-три части, сейчас выплатили только за октябрь, говорит Ольга.

Еще одна сотрудница СКМЗ Ирина, уволившаяся рассказала, что ситуацию с увольнениями объясняют отсутствием средств на закупку сырья для производства.

«Некоторые попали под сокращение, некоторые уволились „по соглашению сторон”, некоторые сами. Люди пошли на „биржу”, будем приобретать новую работу», — говорит Ирина. Она утверждает, что лично ее никто не заставлял писать заявление на увольнение: «Работы нет, чего туда ходить?».

По словам Ирины, работать на заводе остаются 100–150 человек.

«Станочники в основном. Других специальностей оставили по одному-два человека: одного маляра, двух уборщиц. То есть, некоторых людей оставили», — говорит она.

О том, что на СКМЗ оставляют в основном станочников, рассказал еще один рабочий завода Григорий. По его словам, до массовых увольнений на предприятии работали 640 человек, сейчас остаются 120.

«По цехам проходили со списками и подходили к тем, кто должен уволиться. Из моего цеха уволили четырех человек, из другого — шестерых… Одних рассчитали по соглашению сторон, часть — на расчете на очереди в бесплатных [отпусках] будут. Люди сразу или ищут работу, или становятся на «биржу», — говорит Григорий. Сам он остается работать на заводе.

Заводчанин говорит, что слышал от «водителей, которые возят начальство», что один из собственников СКМЗ якобы хочет продать свои акции россиянину. Он также слышал о трудностях на предприятии: «Заказы лежат на 80 миллионов, а сырья нет».

«Общее настроение рабочих таково, что лучше пусть покупает россиянин и обеспечит всех работой. Надеются, что у тех, кто остался, поднимутся зарплаты (коэффициенты), а остальные, когда нужны будут руки, то вернутся», — говорит он.

Еще один сотрудник СКМЗ Валентин попал под сокращение, несмотря на то, что считается высококлассным специалистом и, как говорит его теща Светлана, «за его квалифицированную работу прощали любые косяки по поведению». Она добавляет, что для Валентина сокращение было шоком, поскольку у него дома трое детей.

«Он в поиске работы (его, как спеца, уже куда-то позвали), но в целом подавлен», — говорит Светлана.

Пресс-служба Старокраматорского машиностроительного завода странно прокомментировала информацию о сокращении кадров на предприятии.

На странице завода в соцсети появилось сообщение под названием «О сложившейся ситуации на ЧАО «СКМЗ». В нем сообщается следующее:

«В связи с множеством вопросов от средств массовой информации о «сокращении людей на заводе», хотелось бы дать небольшой комментарий по этому поводу.

В начале декабря генеральный директор ЧАО «СКМЗ» Игорь Павлович Жданов собрал заводчан и объяснил сложную ситуацию в которой оказался завод из-за кризиса в металлургической отрасли нашей страны.

Заказы, которые СКМЗ уже выполнил и отгрузил, оплачиваться будут только лишь с мая месяца 2020 г. Руководство завода прикладывает все возможные усилия дабы стабилизировать ситуацию. К сожалению, достигнуть результата пока не удалось! Исходя из этого, желающих продолжать свою трудовую деятельность на СКМЗ резко сократилось. Но это совсем не означает что завод прекращает своё существование, а наоборот, мы ищем иные пути реализации своих возможностей».



Источник: https://rusvesna.su/news/1577037128

Крах приближается: Советское наследие Украины уходит в прошлое

Известный блогер Юрий Подоляка (Yurasumy) — с обзором ситуации в украинской промышленности.

На Украине начался катастрофический спад в промышленности. О том, что все произойдет именно так, предупреждалось еще несколько лет назад. Но разве кто-то мог в здравом уме поверить в реальность подобных прогнозов.

Но вот это случилось, и виновным в происходящем ожидаемо стала разваливающаяся транспортная инфраструктура, которая перестала справляться с необходимыми объемами перевозки.

Советское наследие уходит в прошлое, а на модернизацию железнодорожных путей и парка локомотивов и вагонов банально нет денег.

Капитальные инвестиции «Укрзализныци» даже после их кратного увеличения по сравнению с 2015 годом не успевают восполнять парк подвижного состава, а о модернизации и ремонте собственно самих дорог в компании и вовсе позабыли.

Как итог, уже нынешним летом встала дилемма, что возить «по железке»: металл или зерно?

Выбрали зерно (еще бы, ведь главные агрохолдинги страны представлены в президентской партии, а «оппозиционеры»-металлурги выборы проиграли), а потому металлургия и пошла под откос. Причем, все говорит о том, что это не случайность и не стечение обстоятельств, а сознательный выбор руководства страны.

Российский газ пойдет туда, где качают деньги, а не права

Пока американцы пытаются «нарыть» на Украине сланцевый газ, а Киев готовится к непростой зиме, в России заканчивают проекты, которые максимально диверсифицируют газовые риски потребителей.

Об этом в эфире «НТВ» заявил руководитель Центра системного анализа, политолог Ростислав Ищенко



«Ситуация сейчас хуже, чем 20 или 25 лет назад, хотя и не так трагична. Хуже она по одной простой причине: 20 и 25, и даже 15 лет назад Украина не могла долго играть в эти игры и перекрывать сама себе газ (а газ перекрывался во время переговоров, и неоднократно) на более или менее длительный период, потому что на Украине тогда работала экономика, промышленность, и нужен был газ. Эти предприятия без него бы умерли, а сейчас они и так умерли.

Поэтому можно плюнуть на жителей хоть Кривого Рога, хоть Харькова, хоть Одессы. На киевлян не особо можно плюнуть, потому что они могут на улицы выйти непосредственно там, где президент свои полномочия осуществляет, но Киев они протопят. В принципе протопят и остальные города, потому что запасено достаточное количество газа, плюс есть собственная добыча. Без промышленности они зиму пройдут. И ЕС пройдёт зиму, там тоже есть запас, и «Газпром» контракт свой выполнит, потому что ещё 80 миллиардов, и это число растёт, можно поставлять газовозами», – заявил эксперт.

Однако, по его словам, в России не могли не предвидеть подобных демаршей от такого ненадёжного партнёра, как Украина.

«Вы говорили о том, что делать – что делать. То есть, как вы думали, в «Газпроме» 30 лет работали идиоты, да? Им некуда было деньги девать, они специально строили обходные газопроводы для того, чтобы дальше зависеть от Украины и через 10, и через 30 лет? Они специально закопали десятки миллиардов долларов?

Они построили обходные газопроводы, они построили терминалы по сжижению газа – 80 миллиардов уже ввозится на мировой рынок. Причём, что такое терминал по сжижению – вы можете везти газ в Европу, а можете – в Австралию, это не труба, которая идёт в одном направлении.

То есть «Газпром» диверсифицировал ещё и риски потребителя, потому что до сих пор не только Европа зависела от российского газа, но и Россия зависела от европейского потребителя, больше этот газ было продавать некуда, только туда, куда шли газопроводы.

Сейчас построена «Сила Сибири», вот она вступает в строй – 33.5 млрд кубов, и вторую нитку можно протянуть значительно быстрее. Я думаю, будет под 70 миллиардов. Плюс 80 уже сейчас сжиженного газа и через пять лет, пока они там будут сланцевые месторождения разрабатывать, которых нет (точно так же 20 лет назад они разрабатывали золото в Карпатах, тоже институты будущего рассказывали, что там столько золота, что в Якутии обзавидуются), через 2-3 года будет уже не 80, а 200 миллиардов сжиженного газа.

И повторяю: это диверсификация риска потребителя. То есть Россия может продавать газ не только в Европу, но и в Китай, и в Японию, и в Юго-Восточную Азию…» – сказал Ищенко.

Владимир Гладков

Самолет – не сало. Украина остается без авиационной отрасли

Госконцерн «Антонов» на последнем издыхании. Единственному производителю авиатехники осталось жить несколько лет. Такое мнение высказал сам генеральный директор предприятия Александр Донец. Не менее мрачные перспективы вырисовываются и у таких гигантов отрасли как «Южмаш» и «Мотор Сич».




Легендарный Антонов может прекратить производство в ближайшие годы из-за колоссальной изношенности производственных мощностей. «Сейчас износ основных средств у нас - около 80%. Еще пять-семь лет - и все... Хочу напомнить: буквально год назад мы юридически и физически объединились с серийным заводом, который раньше назывался «Имени 50-летия октября». Это огромное предприятие было одним из самых крупных в СССР... Это предприятие длительное время было в не очень хорошем, скажем так, финансовом состоянии. Именно основная масса его оборудования и основных средств находится в тяжелом состоянии, являясь устаревшим», - заявил Донец в ходе круглого стола по вопросам авиастроения в Киеве.

Причиной таких неутешительных итогов, по его мнению, является нехватка средств на модернизацию завода и отсутствие заказов. «У нас даже нет внутреннего рынка. Мы не получили ни одного заказа от Минобороны, пограничной службы, службы чрезвычайных ситуаций. У нас в сборочных цехах стоят в высокой степени готовности пять самолетов. Но нет наполнения и заказчика», - резюмировал Донец.

Но стоит отметить, что терять оптимизм никто и не думает. Руководитель авиаконцерна также сообщил, что почти готова большая программа модернизации предприятия на 2019-2022 годы. «Там нужна довольно большая цифра. Попробуем с этой цифрой пробиться к нашим законодателям», - отметил он. Что ж, с намерением пробиться к украинским законодателям, ныне активно штампующим сугубо вредительские для экономики законопроекты, - можно только пожелать удачи. Тем более, если речь идет о больших цифрах.

Надо сказать, что Антонову не особо везло с законодателями на протяжении всей эпохи независимости. Государство никогда не считало отрасль приоритетной для масштабных инвестиций. Но до 2014 года «Антонову» все же удавалось держаться на плаву. Внушительные бюджеты на производство самолетов принесла кооперация с Россией, ставшая особенно актуальной в эпоху «Харьковских соглашений» в 2010-2013 годы. Однако ключевым источником прибыли все-таки являлись прочие услуги: грузовые перевозки, ремонт и сервис антоновских машин, в частности обслуживание «Русланов» российской компании «Волга-Днепр». Наконец, НИОКР для Китая, благодаря которым Поднебесная обрела собственные стальные крылья.

Однако после 2014 года бизнес «Антонова» стремительно пошел под откос. Если в 2011-2015 годах предприятие выкатило из цехов 16 самолетов, то в 2016-2019 годы авиазавод фактически заморозил производство, не выпустив ни одной новой машины. Причина оказалась банальной – проблемы с поставками российских комплектующих, заменить которые без астрономических инвестиций невозможно. Кроме того, после разрыва кооперационных связей с Москвой «Антонов» потерял одного из главных клиентов по сервисным работам в лице той самой «Волга-Днепр» с ее парком АН-124 «Руслан».

Однако в Киеве не спешили хоронить авиапром. В 2016 году руководство «Антонова» заявило, что разработан план замещения недостающих деталей российского производства и модернизации оборудования. А, главное, имеется крупный заказчик в лице Минобороны Украины. Для достижения амбициозных целей не хватало самую малость – 780 миллионов долларов. И хотя сумма довольно скромная для модернизации сложнейшего производства, она, в то же время, фантастическая для современной Украины.

Тем более, что у Киева образовались еще и гигантские долги в авиакосмической сфере. Речь идет о судебном разбирательстве между КБ «Южное», ГП «Южмаш» и корпорацией Boeing по совместному проекту «Морской старт». Boeing обвинила предприятия в нарушении контрактных обязательств. Согласно материалам дела, украинская сторона в рамках программы «Морского старта» брала многомиллионные кредиты под гарантии Boeing. Судебный процесс начался еще в 2013 году, а 12 ноября 2019 года апелляционный суд США постановил «Южмашу» выплатить американцам 200 миллионов долларов. Сумма является колоссальной для Украины, не говоря об отдельно взятом предприятии. И особенно чувствительным этот вопрос является на фоне колоссального внешнего долга страны, который ежегодно пожирает около трети государственного бюджета.

Усугубляет ситуацию то обстоятельство, что уникальный проект плавучего космодрома «Морской старт», предполагавший участие России, США и Норвегии, – оказался приостановлен после 2014 года, когда Петр Порошенко запретил какие-либо контакты «Южмаша» с Россией. И теперь вместо потенциальной выгоды от участия Киева в «Морском старте» - остались одни долги. Между тем, положение легендарного предприятия и без того хронически проблемное. В середине ноября стало известно о том, что руководство запросило у государства свыше 3,2 млн. долларов для выплаты заработной платы работникам.

Не менее насыщенные приключения переживает запорожский производитель авиационных двигатели «Мотор Сич». Не так давно компания с миллиардным оборотом входила в число крупнейших на ряду с металлургическими гигантами и экспортерами зерна. Любопытно, что из всех предприятий сегмента авиакосмоса «Мотор Сич» был стабильно прибыльным. Но в 2014 году также, как и «Антонов» с «Южмашем» компания была отрезана от рынка России. После чего производство обвалилось вдвое. Понимая отсутствие перспектив вроде крупных заказов от Boeing или Airbus, руководство «Сичи» решило начать продажу актива. Еще в 2016 году 50% акций компании были переданы китайской компании Beijing Skyrizon Aviation Industry Investment Co. Затем, правда, сделка была заблокирована Антимонопольным комитетом. И, как выяснилось позднее, не без вмешательства со стороны США, которые не могли допустить продажу компании в интересах Китая.

В придачу к двигателям китайцы активно работают над покупкой разработок «Антонова», в том числе и технической документации на АН-225 «Мрия». Поэтому, быть может, печальный прогноз генерального директора «Антонова» и не сбудется – не увидит мир гибель легенды через 5-7 лет, потому что гораздо раньше завод обретет новую жизнь на китайской земле. Как и двигатели «Мотор Сичи» и ракетные хитрости «Южмаша», которые уже всплывали в Северной Корее.

Но так ли трагичен сценарий, по которому летит в никуда авиапром и ракетно-космическая отрасль? Ведь позитива тоже хватает. В этом году Украина в очередной раз поставила рекорд по экспорту зерновых, а как недавно сообщил Нацбанк: по итогам 2019 года украинские гастарбайтеры перечислят на родину свыше 11 млрд. долларов. Они-то с лихвой компенсируют и долги «Южмаша» перед США и те несколько сотен миллионов долларов, которые не так давно зарабатывал украинский авиапром и ракетостроение.

Дмитрий Заворотный

Продажа «Мотор Сич» китайцам, или Почему США срывают сделку по украинскому гиганту

Отношения Украины и США в последний год стали настолько запутанными, что уже трудно понять, где Вашингтон действительно поддерживает Киев ради антироссийской повестки, а где просто использует как примитивный инструмент.



Однако одними только политическими «многоходовками» все не ограничивается. США постепенно берут под контроль на Украине и крупные предприятия, из которых еще можно извлечь выгоду.

«Известный в США бизнесмен Эрик Принс, близкий к президенту Дональду Трампу и основатель прославившейся в Ираке (и не только там) частной военной компании Blackwater, ведет переговоры с руководством украинского акционерного общества «Мотор Сич» о покупке этого предприятия», – пишет американское издание The Wall Street Journal.



К украинскому предприятию проявляет интерес и американский бизнесмен – основатель аэрокосмического разработчика Firefly Aerospace Макс Поляков. В The Wall Street Journal подчеркнули, что он, как и Эрик Принс, близки к руководству Республиканской партии и заинтересовались покупкой украинской компании с подачи окружения Дональда Трампа.

Зачем американцам завод

Ранее «Мотор Сич» хотели купить китайцы. Их мотивация предельно ясна – получить технологии производства двигателя, поскольку с разработкой таких агрегатов в самой КНР все плохо. Но зачем этот завод нужен США? На этот вопрос специально для Новостного агентства «Харьков» ответил промышленный эксперт, кандидат экономических наук Леонид Хазанов.

«Эрик Принс, по всей видимости, действует по просьбе американских машиностроительных концернов, связанных с Пентагоном, которых интересует документация «Мотор Сич». А в ней есть немало интересного, ведь предприятие – разработчик и производителей газотурбинных двигателей для вертолетов и самолетов. Поэтому его ноу-хау явно могут быть востребованы у Boeing и т. д. Соответственно, американцы вряд ли будут развивать производство «Мотор Сич», они, скорее всего, просто обанкротят предприятие, а все мало-мальски нужные им документы вывезут в США. Так что власти Украины должны сильно подумать, прежде чем идти им навстречу», – считает эксперт.



По мнению Леонида Хазанова, в пользу того, что Эрик Принс работает по заказу американского бизнеса, связанного с оборонкой, говорит известный факт: сегодня он владеет частной военной компанией Academi, выполняющей «щекотливые» миссии в разных горячих точках планеты. Так что его спокойно могли нанять для решения очередного «щекотливого» вопроса о продаже «Мотор Сич».

Насколько опасна потеря завода

Нетрудно догадаться: если Вашингтон все же выиграет «битву» за украинское предприятие, его вряд ли ждет светлое будущее. Как отметил в комментарии для Новостного агентства «Харьков» политолог, политический обозреватель МИА «Россия Сегодня» Владимир Корнилов, цель покупки - не развитие предприятия или обеспечение его новыми контрактами.

«У меня есть сомнения в том, что Принс хочет купить целое предприятие. Это дорого и неэффективно. «Мотор Сич» заинтересовал американцев только после известия о покупке этого завода китайцами. Им важно, чтобы военные технологии не попали в Китай и не более того. Если покупка китайцами будет заблокирована, думаю, Штаты просто похоронят этот гигант украинского ВПК. Конкуренты им не нужны», – уверен политолог.

Вот и выходит, что продажа украинского завода (хоть китайцам, хоть американцам), ничего хорошего для экономики самой страны не принесет. А терять Киеву есть что: «Мотор Сич» – это крупнейший авиадвигательный завод, который вполне справедливо сравнивают с такими гигантами авиаиндустрии, как американские General Electric, Pratt and Whithey и британская Rolls-Royce. Украинское предприятие разрабатывает, ремонтирует, создает и, разумеется, обслуживает авиационные газотурбинные двигатели для самолетов и вертолетов (Ан-124 «Руслан», винтокрылых машин Ми-8/17/171, Як-130).

В украинских СМИ даже сообщают, что «Мотор Сич» делает двигатели для крылатой ракеты стратегического назначения Х-55. Но «Мотор Сич» не один завод, а 11 предприятий, замыкающихся на головном заводе в Запорожье, плюс, еще где-то с десяток объектов социального назначения (оздоровительные центры, строительные компании). Речь идет о примерно 24 тысячах рабочих мест.

И все это Киев планирует продать. Тут даже дело не в малой сумме, которую он сможет выручить, и которую, кстати, наверняка разворуют чиновники. Страна лишается уникального промышленного гиганта, которого создать заново, тем более, когда украинская экономика имеет так много проблем, попросту не хватит сил.

Илья Морозов

Ректор Аноприенко: Как нам построить в Донбассе новую инженерную цивилизацию

На состоявшемся недавно в Донецке инвестиционном форуме секцию промышленности вел ректор старейшего в крае высшего учебного заведения Донецкого национального технического университета Александр Аноприенко. Издание Украина.ру поговорило с ним о том, как выживает построившая Донбасс инженерно-технологическая цивилизация и сам вуз



- Александр Яковлевич, известно, что во второй половине позапрошлого века, когда рос как на дрожжах промышленный потенциал нашего края, нигде больше в Российской империи не было такой плотности инженеров на квадратный километр. Мы сегодня продолжаем эту стратегическую линию российского государства?

— Действительно — специфическая цивилизация Донбасса создана выпускниками горного института, первым из которых был Петр Горлов, чьим именем назван один из крупнейших городов Донбасса Горловка. А уже в 20-е годы прошлого века наш институт взялся за выпуск инженеров для индустрии края.

- Какую роль это сыграло в истории того же СССР?

— Насыщение промышленности местными кадрами инженеров позволило ускорить индустриализацию. До известного момента до революции хватало специалистов, выпускаемых горным институтом в Санкт-Петербурге. Потом эту роль взял на себя наш вуз. Благодаря этому Донбасс в те годы превосходил по всем показателям горнозаводской кластер Урала. В первую очередь по производительности труда.

[Spoiler (click to open)]
В чем тут дело? Главным богатством Донбасса были с тридцатых годов и остаются по сей день уголь и энергетика, на нем построенная. Угля хватит в любом случае не менее чем на 50-100 лет, a электроэнергию из угля никто не отменял, мы ее на экспорт можем давать. Но сейчас, когда мы живем в экстремальных условиях, надо подумать, как сделать так, чтобы преимущества нашей инженерно-технологической цивилизации помогли сделать нам рывок в будущее, в Новый Донбасс. Если посмотреть на историю, у нашей экономики всегда было два параллельных графика — добычи угля и выпуска инженеров, и они были сопряжены.

- Насколько известно, в украинские времена инженеры были не особо в чести?

— Советский Союз выработал в свое время оптимальную схему госзаказа по студентам — 40% от общего числа представляли инженерные специальности. Это не было каким-то чисто советским откровением — это норма любой развитой страны. Если страна хочет оставаться развитой, иметь свою индустрию, свои технологии, которые в числе прочего обеспечивают и суверенитет, она должна поддерживать ту саму инженерную цивилизацию. Но в девяностые у нас все поломали, и 40% стали приходиться на непроизводительные специальности — юристы, экономисты и т.д. Доля инженерных специальностей уменьшилась до 10-15%. В 90-х так было везде. Но Украина и Донбасс, увы, вместе с ней, остался в рамках глобалистских представлений о том, что инженеры не так уж и важны, а вот Россия начиная с нулевых начала выправлять положение дел. Особенно, когда пошла фаза явного противостояния с консолидированным Западом после известной Мюнхенской речи Владимира Путина. Сегодня Россия превзошла и советскую норму — в ее госзаказе уже 41-42% инженерных специальностей. Это называется забота о завтрашнем дне страны.

- Не переманит ли промышленность России наших инженеров к себе?

— Россия давно начала восстанавливать свою промышленность, особенно те ее виды, которые нуждаются в постоянном и качественном обновлении кадров. Ощутили это и в Донбассе. Наши горные и не только инженеры теперь, когда мы интегрируемся в жизнь и экономику РФ, с удовольствием принимают предложения российских предприятий. Если так пойдет и дальше, то угольная промышленность наша начнет испытывать острую нехватку инженеров. То есть их надо готовить интенсивней. Наша действительность плюс интеграция в Россию требуют подготовки инженеров прежде всего традиционных специальностей — угольщиков, металлургов, энергетиков. Тем более что у нас есть предприятия и НИИ, которые имеют конкурентные преимущества в России и на мировом рынке. Донгипроуглемаш, например. Он в бывшем Союзе был чуть ли не единственным институтом такого профиля. Их проходческие и угольные комбайны востребованы повсеместно и не имеют аналогов в России и на Украине.

Вообще интеграционные процессы с Россией оживляют жизнь в нашем крупнейшем в бывшем СССР техническом вузе. Ведь, как рассказывают наши специалисты, бывающие в России, иногда строят завод с нуля, а загружен он только на 15-20% как раз из-за нехватки инженеров, техников и рабочих рук. То есть этот рынок профессий ждет наших инженеров. Старое поколение уходит, среднего нет почти, вся надежда на молодежь, и надо стимулировать молодых выбирать инженерное образование.

- На недавнем инвестиционном форуме в Донбассе говорилось о том, что мир вступил в эпоху цифровой экономики, и для нее требуются кадры. У нас тоже?

— С ними во всем мире и в России, и у нас острый дефицит. В связи с этим в российском правительстве неоднократно звучало пожелание в ближайшие годы раза в три хотя бы увеличить выпуск специалистов в области IT. Я всю жизнь этим делом занимаюсь и знаю, что это очень сложно.

- В чем основная сложность?

— В том, что преподавателей элементарно не хватает. Вы же знаете, как оплачивается труд преподавателей и как оплачивается труд «айтишников». Разница иногда на порядок в зарплатах. У нас, например, перспективные преподаватели, аспиранты, будущие доценты и профессора часто держались, когда им предлагали зарплату в 2-3 раза больше их оклада. Но когда давали в 10 раз большую, не выдерживали, семьи-то надо содержать.

- Но у вас госзаказ на специалистов IT высок все равно.

Да, у нас около 30% всех студентов учатся сегодня на двух факультетах, так или иначе связанных с IT. То есть ежегодно мы выпускаем около 400 таких специалистов. Кстати, на них уже на последних курсах «охотятся» и работодатели, и российские вузы — всем нужны толковые бакалавры.

- Сейчас в Донбассе много говорят о том, что и традиционные отрасли производства могут приносить больше выгоды, стоит только их перепрофилировать с помощью науки. В ходе работы секции донбасского инвестфорума, которую модерировали вы, говорилось о новых технологиях в углехимии, в глубокой переработке углей.

— Наши студенты и преподаватели начиная с 2010 года участвуют в специализированном форуме в Петербургском горном институте. К слову сказать, ректор этого прародителя всех горных вузов России Владимир Литвиненко всегда помогает нам и словом, и делом. Он замечал неоднократно, что второе дыхание у Донбасса может открыться вследствие применения методов глубокой переработки угля. Когда мы первый раз, в 2015 году, об этом говорили, в Китае как раз строили большое предприятие по глубокой переработке угля. Владимир Стефанович говорил, помнится, что это отличный пример для Донбасса. Теперь в Китае стоит уже 20 таких заводов.

- В чем выгода такой переработки?

— Речь идет прежде всего о газификации угля, излечении из него газа, которого, как известно, в этом минерале довольно много. Одно дело везти уголь на переработку, а другое — добытый из него газ, который, в свою очередь, может быть не только энергоносителем, но и сырьем для химического производства. Кроме того, Донбасс помимо энергетических и коксующихся углей обладает залежами лучших в мире антрацитов, которые после некоторого обогащения становятся превосходными энергоносителями. И та же Индия уже сейчас готова закупать наш антрацит в больших количествах. Это невероятный рынок.

- Сколько стоит такой завод?

— Что-то около миллиарда долларов. Да, инвестиции необходимы нешуточные. Но, если бы такой завод был построен, наш уголь стал бы приносить очень большие доходы. Возможно, надо строить своего рода хаб — завод, склады, ж/д-станцию, вспомогательные производства. На форуме как раз и говорилось, что такой хаб надо строить, например, в Ростовской области, а Донбасс поставлял бы на него свои антрациты.

- Донбасс ведь не только углем был всегда славен, но и металлом. Есть ли куда развиваться металлургам?

— Тут другой поворот темы. Недавно наши студенты ездили в Красноярск на Всемирный конгресс металлургов. Основная тема была такая: «Цифровые методы в металлургии». Понимаете? Вообще надо сказать, что в нынешних условиях для металлургов и машиностроителей у нас есть отдельная тема — так называемые аддитивные технологии. Это технологии новой философии — создание прибавлением, складыванием в отличие от традиционных, которые основаны были на резке материалов. Это,когда берется болванка и фрезерной, токарной обработкой от нее отсекается, грубо говоря, все лишнее. Большие энерго- и трудозатраты, много отходов. Аддитивные технологии, построенные на компьютерном управлении, позволяют создавать любую структуру наращиванием материалов. Например, всем известные трехмерные 3d-принтеры. Все это применимо и в металлообработке, правда, оборудование для этого стоит очень дорого, если говорить о, например, лазерном спекании и подобных вещах.

Вообще в современном мире надо успевать за требованием времени. Вот, например, в Европе готовятся к индустрии 4.0. Это немецкая идея, в основе которой лежат как раз-таки эти самые аддитивные технологии, IT-технологии и интернет-обслуживание. Понятно, что за всем этим — будущее. И России, и Донбассу надо быть к нему готовым. Такова наша позиция. Тем более что в Европе, у тех же немцев, нам это известно, давно есть мнение, что наши технологии и инженеры не хуже их, а Донбасс вполне может стать новым Бангалором (город в Индии, обладающий огромным числом компьютерных фирм и производств на их основе. — Авт.).

- В мае 2021 года вы отмечаете 100-летие вуза. Каким вам видится будущность ДонНТУ?

— Во-первых, это должен быть вуз инновационный, во-вторых, цифровой, и в-третьих, он должен быть научно-творческим центром нашей донбасской инженерно-технологической цивилизации. В смысле обеспечения хотелось бы видеть свой вуз на уровне российских. Мы им «по-белому» завидуем, когда видим, какую мощную поддержку они получают от государства. Надеемся, что и мы преодолеем состояние, доставшееся от Украины, которая нас обеспечивала только зарплатами и стипендиями, а на развитие не тратилась.

Олег Измайлов